$ 63.79

€ 71.72

Поправки в ГК о цифровых сделках выходят на финишную прямую

Новости21.01.2019
21.01.2019711

Фото: Pexels

Дополнить рядом новелл поправки в Гражданский кодекс РФ о введении института цифровых прав предложил президентский Совет по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства. Законопроект о внесении изменений в части первую, вторую и четвертую ГК был инициирован группой руководителей Госдумы и прошел процедуру первого чтения в мае 2018 года (читайте о документе на Legal.Report здесь).

При подготовке ко второму чтению проект, сохранивший в целом свою концепцию, был существенно переработан. Из него исключены положения о так называемых цифровых деньгах (ранее устанавливалось, что законным средством платежа они не являются, но в перспективе в определенных случаях смогут использоваться, при этом переход таких денег от одного лица к другому мог происходить лишь после записи об этом в специальной информационной системе). Существенно изменены нормы о цифровых правах (в частности, определение цифровых прав построено по модели описания ценной бумаги). Дополнен перечень статей ГК, в которые вносятся изменения о дистанционном выражении воли при помощи технических средств.

Совет поддержал новый текст законопроекта при условии учета ряда замечаний. Так, остается неясность в положении о том, что обладатель цифрового права может осуществлять действия по распоряжению цифровым правом с помощью «уникального цифрового кода». Необходимо уточнить, является ли этот цифровой код идентификатором субъекта или он представляет собой идентификатор объекта (цифрового права).

Рекомендовано конкретизировать предлагаемые правила перехода цифрового права. Кроме того, из проекта неясно, каким образом будет происходить переход цифровых прав при наследовании или при обращении на них взыскания.

Проектом предлагается ввести возможность совершения односторонних и многосторонних сделок, заочного голосования участников гражданско-правовых сообществ с помощью электронных или иных технических средств. В ГК вводится общее правило о том, что дистанционное выражение лицом своей воли с помощью электронных или иных технических средств всегда будет считаться выражением воли в надлежащей письменной форме. Например, при заключении договоров, участии в собраниях, но за исключением совершения завещания. Исключения будут специально указываться в законе – случаи, когда требуется соблюдение «классической» письменной формы в виде изготовления и подписания бумажного документа. Эти предложения в целом поддержаны советом, но рекомендовано уточнить, что имеется в виду под «электронными либо иными аналогичными техническими средствами».

Требует проработки определение «электронный документ». В ГК должны быть указаны универсальные критерии, характеризующие такой документ. Сейчас в законопроекте, законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и в действующей статье ГК «Форма договора» эти критерии различаются.

Проектом вводится положение, что письменное юридически значимое сообщение может быть оформлено по правилам о письменной форме сделки (в том числе с помощью электронных и иных аналогичных технических средств). Совет счел норму недостаточно определенной и рекомендовал доработать, чтобы можно было применять ее широко в гражданских правоотношениях, при передаче не только сообщений электронной почты, но и других.

Также необходимо уточнить случаи дистанционного волеизъявления с помощью технических средств, которые требуют специальной аутентификации лица, выражающего свою волю (с помощью усиленной электронной подписи или других). Например, при совершении сделок с недвижимостью и их оформлении не на бумаге.

Кроме того, должен быть дополнительно проработан вопрос, в каком именно законодательном акте должны быть закреплены требования об обязательном использовании усиленной аутентификации сторон сделки. По мнению совета, при нецелесообразности их включения в ГК они могут быть включены в законодательство об информационных технологиях.