Прецедент Любови Соболь: как в России судят за незаконное проникновение в жилище

Новости28.12.2020
28.12.2020  5758
Любовь Соболь. Фото: личная страница на facebook

Следственный комитет РФ обвинил юриста Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Любовь Соболь в нарушении неприкосновенности жилища с применением насилия или с угрозой его применения (ч. 2 ст. 139 УК РФ). Максимальная санкция предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 2 лет. L.R ознакомился с судебной практикой по таким делам.

«Оттолкнула ее и ворвалась в квартиру»

Соболь была задержана 21 декабря на улице Суздальской в Москве, около дома предполагаемого сотрудника ФСБ Константина Кудрявцева, который якобы участвовал в отравлении оппозиционера Алексея Навального.

По версии СКР, группа лиц, «среди которых была Соболь, неоднократно пыталась проникнуть в квартиру пожилой женщины, расположенную в доме в Восточном округе столицы, незаконно используя форму сотрудников Роспотребнадзора». В частности, Соболь ввела в заблуждение курьера сервиса доставки, представившись «брошенной женой с маленьким ребенком», и прошла в подъезд жилого дома. Когда хозяйка квартиры открыла дверь, юрист ФБК якобы оттолкнула ее и ворвалась внутрь.

«Обойдя все помещения, при этом снимая свои противоправные действия на телефон, Соболь покинула жилище и скрылась с места происшествия», — отметили в СКР.

Сама Соболь в стриме с места событий заявила, что ей «удалось зайти в соседнюю [с квартирой Кудрявцева] квартиру с доставщиком пиццы».

«Внезапно стал его избивать и с силой толкнул»

Согласно базе данных московских судов, за последние семь лет районные суды столицы рассмотрели 122 дела по статьям о незаконном проникновении в жилище. Четверть из них (31) — по ч. 2 ст. 139 УК РФ. В подавляющем большинстве случаев эти дела сопряжены с другими составами преступлений — кражами, изнасилованием, похищением человека, нанесением телесного вреда. К примеру, последний состав имелся в деле гражданина Кувшинчикова. 

В ночь на 22 апреля 2018 года Кувшинчиков стал звонить в квартиру на улице Кременчугской, где проживал его знакомый. Когда хозяин жилища открыл дверь, Кувшинчиков внезапно стал его избивать и с силой толкнул. В результате здоровью потерпевшего был причинен тяжкий вред. В суде Кувшинчиков согласился с предъявленным обвинением и получил 1 год и 4 месяца в колонии общего режима. 

Около десятка дел касались только незаконного проникновения в жилище, без других правонарушений. Во всех случаях районные суды передавали материалы по этим делам на рассмотрение мировым судьям. 

«В соответствии со ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Согласно ст. 31 УПК РФ, мировому судье подсудны уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, за исключением определенной категории преступлений, под которую ч. 2 ст. 139 УК РФ не подпадает», — говорится в постановлении по делу москвича Кузина. 

«Используя приисканный заранее топор»

Зачастую дела передавались сразу в мировые суды. Всего за последние 12 лет так рассмотрено 40 дел по ч. 2 ст. 139 УК РФ. И в некоторых случаях разбирательства прекращались в связи с примирением сторон. Такой прецедент имел место в деле Максима Красюка.

Согласно материалам дела, в ночь на 13 апреля 2019 года Красюк попытался вломиться в квартиру, где проживали его племянница и ее знакомый. 

«Высказывая в их адрес угрозы применения насилия, с целью устранения препятствия в виде закрытой входной двери квартиры, используя в качестве орудия преступления приисканный им заранее топор, нанес им множественные удары по указанной двери и отжал ее топором от дверного проема в районе замка», — говорится в материалах. 

Молодые люди испугались за свою жизнь и заперлись в одной из комнат, подперев дверь диваном. Красюк начал рубить и эту преграду. При этом нападавший выкрикивал угрозы. Квартирантов спас наряд полиции. Впрочем, агрессор успел скрыться. Впоследствии его задержали и обвинили в незаконном проникновении в жилище с угрозой применения насилия. В суде стало известно, что Красюк примирился с потерпевшими и возместил моральный и материальный вред. В итоге дело было прекращено. 

В базе мировых судов столицы подавляющая часть приговоров не опубликована, несмотря на требования законодательства. Из карточек дел следует, что во многих случаях фигуранты дел о незаконном проникновении в жилище с применением насилия признавали свою вину, из-за чего разбирательства проходили без исследования доказательств, но с обвинительными приговорами. Осужденные зачастую их не обжаловали.

«В ответ ударил жильца ногой в голову»

Так поступил житель столицы Шевченко. Согласно материалам его дела, преступление по ст. 139 УК РФ считается совершенным, даже если входная дверь в квартиру не заперта. 

В марте 2019 года Шевченко в нетрезвом состоянии попытался проникнуть в квартиру неизвестных ему людей. Удивительно, но входная дверь оказалась открыта. Мужчина зашел внутрь и наткнулся на квартирантов. Один из них потребовал покинуть помещение. В ответ Шевченко ударил жильца ногой в голову. Завязалась драка, в ходе которой местные жители смогли скрутить злоумышленника и удерживали его до приезда полиции.

В суде Шевченко признал вину и попросил об особом порядке рассмотрения дела. В результате мировой судья приговорил мужчину к 10 месяцам исправительных работ. За потерпевшими было признано право на возмещение морального и имущественного вреда.

«Оттолкнул рукой от дверного проема»

В регионах ситуация с судебной практикой по ч. 2 ст. 139 УК РФ схожа со столичной. При этом иногда все заканчивается обвинительным приговором с мягким наказанием в виде штрафа. Так, в 2012 году пару из города Шумерля (Чувашская Республика) судили за пьяное проникновение в сени чужого дома. В суде обвиняемый рассказал подробности инцидента. Якобы он узнал, что владелец дома нажаловался на его сожительницу в полицию, обвинив в незаконной торговле спиртным. Пара поехала на «разборки». Дверь им открыла неизвестная, которая сказала, что хозяин отсутствует. Гости ей не поверили. Они оттолкнули женщину (как указано в материалах дела, «рукой от дверного проема») и вошли в дом. 

В суде сожители раскаялись, заявив, что уже около 3 месяцев они вообще не употребляют спиртное, проживают с двумя детьми одной семьей и желают узаконить брак. Суд пошел им навстречу и назначил штраф — 10 тыс. и 6 тыс. рублей соответственно.

Состоит на учете с диагнозом «употребление каннабиноидов»

Бывает и так, что приговоры по ч. 2 ст. 139 УК РФ назначаются с реальными сроками. Так произошло в деле Яковлева из города Анивы на Сахалине. Как было установлено, в январе 2011 года пьяный мужчина ворвался в квартиру, где находился его сын. Дорогу ему пытались преградить хозяин квартиры и его дочь. Яковлев схватил мужчину за шею, а девочку оттолкнул. При назначении наказания судья учел ряд характеризующих обвиняемого данных, и все они были не в пользу Яковлева. 

«По месту жительства подсудимый характеризуется отрицательно, злоупотребляет спиртными напитками, находясь в состоянии алкогольного опьянения, устраивает в семье скандалы;  Яковлев не работает и к трудоустройству не стремится, на учете у врача-психиатра не состоит, но состоит на учете у врача-нарколога с диагнозом «употребление каннабиноидов с вредными последствиями для здоровья», — сказано в приговоре. 

Яковлева отправили в колонию общего режима на 2 месяца.

Прекращение дела

Во многих случаях уголовные дела по ч. 2 ст. 139 УК РФ прекращаются за примирением сторон.

Юристы на специализированных сайтах указывают, что по ходатайству сторон может быть прекращено дело лишь по ч. 1 ст. 139 УК. Именно такое относится к делам так называемого частного обвинения, которые возбуждаются исключительно по заявлению потерпевших.

Вместе с тем суд может прекратить дело по ч. 2 ст. 139 УК РФ по ряду обстоятельств: например, подсудимый совершил это преступление впервые, примирился с потерпевшим и загладил причиненный вред.

Например, так произошло в деле военнослужащего на Сахалине. Он, будучи пьяным, выбил ногой входную дверь квартиры, затем оттолкнул жильца и ворвался внутрь. В суде обвиняемый и его адвокат просили прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон. Военный прокурор возражал против этого, настаивая, что в деле публичного обвинения причиненный деяниями подсудимого вред обществу не заглажен. Однако суд прекратил уголовное преследование за примирением сторон.

Комментарии

0