$ 66.43

€ 75.39

Председатель суда ответила за взлом ГАС по делу на 2,5 млрд руб.

Новости20.09.2018
20.09.20182339
Высшая квалифколлегия судей 19 сентября после долгих разбирательств оставила в силе решение своих крымских коллег, наказавших председателя Ленинского райсуда Севастополя Татьяну Брыкало, в частности, за «создание неконструктивной, нервозной обстановки» в возглавляемом суде. Примечательно, что толчком к дисциплинарному преследованию служителя Фемиды стал проводимый ее подчиненными бракоразводный процесс и раздел имущества на колоссальную для Крыма сумму в 2,5 млрд руб.

В качестве докладчика по материалам достаточно запутанного дела выступил председатель Воронежского облсуда Василий Тарасов. По его словам, 8 июня 2018 года ККС Севастополя удовлетворила представление председателя Севастопольского горсуда Владимира Золотых о привлечении Брыкало к дисциплинарной ответственности – на нее было наложено наказание в виде замечания.

– В ее действиях было признано наличие дисциплинарного проступка, – строгим тоном зачитывал Тарасов. – По мнению квалифколлегии, она допустила нарушения норм законодательства. Это выразилось в следующих действиях…

Тарасов потратил около четверти часа, излагая сложную «обвинительную» фабулу. Прежде всего в вину Брыкало поставили «необеспечение надлежащего порядка распределения дел в суде».

– Неправомерное изъятие из производства по гражданскому делу… постановления об отмене обеспечительных мер, – продолжал излагать докладчик. – Передача находящегося в производстве дела другому судье… Периодическое проведение проверок в отношении судей работниками аппарата суда…

Апофеозом же всего этого проверяющие сочли эпизод с явным вторжением работников аппарата в систему автоматического распределения дел (входит в ГАС «Правосудие»). ККС пришла к выводу, что данные факты в совокупности свидетельствуют о нарушении Брыкало закона о статусе судей и ряда положений Кодекса судейской этики. Председатель суда «недобросовестно» выполняла возложенные на нее полномочия и не в полной мере «способствовала исполнению служебных обязанностей другими судьями».

 
​Брыкало не согласилась с такими выводами квалифколлегии и пожаловалась в ВККС, подчеркнув, что всегда действовала в строгом соответствии закону. Председатель коллегии Николай Тимошин предложил ей обосновать свою позицию.
Как выяснилось, речь шла о достаточно неординарном бракоразводном процессе в Ленинском райсуде граждан Пархомчука и Воскресенской. Раздел совместно нажитого ими имущества был произведен решением суда от 17 марта 2017 года. О масштабах невиданного для полуострова семейного дела красноречивее всего свидетельствуют некоторые детали материально-финансового характера: муж с женой «нажили» добра более чем на пару миллиардов рублей! При этом суд всецело встал на сторону бывшей супруги, которой и отошла большая часть собственности.

Пытаясь «отбить» у бывшей спутницы жизни хотя бы часть активов, Пархомчук позже обращался в тот же суд об истребовании из чужого незаконного владения купленного им новенького Range Rover и о взыскании с экс-супруги убытков, причиненных ему этим владением, на впечатляющую сумму – 35 млн руб. Здесь примечательно, что, согласно иску Пархомчука, в иномарке (ее саму он оценил в 4 с лишним млн руб.) находились его наличные денежные средства в размере 30 (!) млн руб. а также, например, «очки мужские» стоимостью под 74 000 руб. и масса иных недешевых джентльменских аксессуаров. Этот иск Пархомчук тоже проиграл.

В своих пояснениях судья Брыкало напирала прежде всего на то, что движения по упомянутому делу долгое время не было. Видя это, судья Калганова попросила своего помощника Левина распределить иск ей, «поменять Степанову на Калганову», как выразилась сама Брыкало. А Левин, признала она, действительно вмешался в систему автоматического распределения дел – но, разумеется, исключительно самочинно, пытаясь оставить все в тайне. Председатель суда долго повествовала о технических деталях вторжения, которое произошло с компьютера сотрудницы аппарата Таланкиной, на которую была возложена обязанность распределения дел в системе.

– Она вручную создает электронные карточки, снимает метки, – рассказывала Брыкало. – В тот день, уже после 18 часов, Таланкина ушла со службы, а Левин распределил дела с ее рабочего компьютера! Изменил Степанову на Калганову, да. Впоследствии была установлена личная заинтересованность Калгановой в получении данного иска, и ей вынесли предупреждение! Прошу приобщить это решение ККС к моему делу.

Что же касается вменяемых ей «систематических проверок» судей, то они проводились по достаточным основаниям и объективно, рассказала Брыкало.

Но даже столь пространные ее объяснения (судья, кстати, сообщила под конец, что Левин из суда был-таки уволен «по статье») не произвели впечатления на ее оппонента – представителя ККС Севастополя, судьи Севастопольского горсуда Василия Авхимова, поддержать которого в столицу приехал и зампредседателя Севастопольского горсуда по уголовным делам Владимир Решетняк. Брыкало провела необъективную проверку по ключевому факту (вмешательства в ГАС), утверждали они оба. Более того, в назначенный ею состав ревизоров по каким-то причинам вошла… упомянутая консультант Таланкина, чья роль в деле тоже вызывает много вопросов. «Как только все выяснилось, у нас не было оснований ее отстранять, не виновата она была!» – эмоционально ответила на этот упрек Брыкало.

Авхимов, получив слово, с ходу заявил: есть точная информация, что Таланкина, обладая необходимыми навыками, сама разъяснила не слишком подкованному в этом плане Левину, какова последовательность действий, необходимая для перевода дела другому судье.

– Только она имела право доступа к системе с целью внесения изменений, – отрезал Авхимов. – И в тот день намеренно оставила свой компьютер включенным, уйдя после рабочего дня из суда! Тем самым она создала благоприятные условия для вмешательства предупрежденного обо всем Левина в систему! И почему Таланкина потом была утверждена в состав комиссии, рассматривавшей проступок Левина, непонятно!

Брыкало, которую представитель ККС упрекнул в «ненадлежащих действиях» после того, как инцидент получил огласку, в этот момент явно пригорюнилась.

– Вообще, замена судьи допускается в исключительных случаях. В исключительных! – Авхимов говорил твердо и жестко. – Таковых случаев в деле не установлено. А вообще Ленинский суд имеет едва ли не наихудшие показатели в городе. Здесь сложилась порочная практика… упоминавшиеся проверки судей.. десятки проверок. В суде сложилась нервозная обстановка, которая не способствует нормальной работе.

Коллеге помог Владимир Решетняк, который как будто намекал на то, что в «банальном» деле Пархомчука – Воскресенской, слушавшемся в провинциальном райсуде, «не все так просто».

– Подлежало разделу имущество на два миллиарда четыреста миллионов рублей! – с чувством напомнил он. – Тут-то Москва, понятно… А для Севастополя, для Крыма эта сумма… ну, колоссальная… беспрецедентная! Внимание всего города было приковано к суду!

По словам Решетняка, в результате «не совсем справедливого решения» г-н Пархомчук лишился всех объектов недвижимости.

– А это пять земельных участков, 11 апартаментов в Севастопольской бухте, несколько квартир! – воскликнул он. – Ему оставили только, говоря простым языком, виртуальное брачное агентство в иностранной юрисдикции. Да еще он должен был выплатить компенсацию бывшей жене – почти полмиллиарда рублей. Он во все инстанции обращался! К председателю Верховного суда даже. Красивый создали резонанс!

Решетняк добавил, что в суд постоянно поступали заявления об ускорении рассмотрения явно затягиваемых дел – и ни одно из них не было удовлетворено.

– Нет, только одно удовлетворено – и это дело, представляете, Пархомчука – Воскресенской! – поставил эффектную точку судья, заметив, что тем самым на объективность и беспристрастность суда «брошена явная тень», а полномочия его председателя были использованы «вопреки требованиям закона».

Пару вопросов Брыкало задал Василий Тарасов.

– А вы сами знакомы с кем-то из сторон? С Пархомчуком, например?

– Не знакома, никогда даже не видела! Честное слово, не представляю, как они выглядят! – бойкой скороговоркой отрапортовала судья.

– Как именно вы узнали о факте вмешательства в ГАС?

– Вышли мы на работу после новогодних каникул… тогда через неделю все и открылось, что уже как бы два иска существуют – у Степановой и Калгановой, – вздохнула Брыкало.

В своем последнем слове она вновь апеллировала к непростым техническим нюансам распределения дел и процессуальным тонкостям, утверждая, что и она, и ее подчиненные все делали правильно и закон не нарушали.

ВККС совещалась около получаса. Затем Тимошин зачитал резолютивную часть решения: жалоба судьи была ожидаемо оставлена без удовлетворения. Брыкало выдержала удар стойко, почти не выдав своего разочарования.