$ 63.77

€ 72.59

Представитель Бастрыкина пришел в ВККС за судьей, а попал под трибунал

Судебный репортаж24.01.2018
24.01.20185035
Высшая квалифколлегия судей на своем заседании 24 января приняла принципиально разные решения по жалобам следственных органов на отказ ККС Кабардино-Балкарии в возбуждении уголовных дел против двух судей Нальчикского горсуда, выносивших решения в пользу ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС. В итоге после многочасового обсуждения будто бы похожих дел, свидетелем которого стал журналист Legal.Report, одного из служителей Фемиды постановили выдать следователям, а другого взяли под защиту.

По представлению Александра Бастрыкина СКР пытался возбудить уголовные дела в отношении действующего судьи Мухамеда Ольмезова и судьи в отставке Фатимы Нахушевой, однако республиканская ККС не согласилась с позицией органов следствия. Тогда глава ГСУ СКР по Северо-Кавказскому округу Олег Васильев обратился в ВККС с жалобами, в которых просил пересмотреть данные решения.

Первым в зал заседаний высшей квалифколлегии вошел судья Ольмезов. И уже буквально через минуту представитель СКР заявил несколько неожиданное – судя по лицам членов ВККС – ходатайство: предполагается рассматривать материалы неоконченного уголовного дела (самого же Ольмезова, кстати, планировалось привлечь по ч. 1 ст. 293 УК РФ), составляющие тайну следствия, поэтому заседание целесообразно провести в закрытом режиме. Посовещавшись, члены Высшей квалифколлегии решили уважить просьбу и выслушать выступления сторон при запертых дверях.

Ждать окончания заседания пришлось более часа. Затем председательствующий Николай Тимошин позволил всем вновь пройти в зал и зачитал резолютивную часть: решение региональной ККС подлежит отмене. Для Ольмезова, похоже, это стало сюрпризом – он заметно помрачнел и довольно быстро проследовал к выходу с опущенной головой.

Затем ВККС занялась делом Фатимы Нахушевой (ее интересы представляла адвокат Елизавета Шак). Из материалов дела следовало, что судья была назначена на нынешнюю должность 7 апреля 2006 года и переназначена 2 сентября 2009 года, а 6 июля 2012 года была досрочно лишена мантии по решению республиканской ККС за ряд допущенных нарушений.

Как считает следствие, 24 мая 2011 года Нахушева рассмотрела два гражданских дела и вынесла по ним заведомо неправосудные решения о взыскании с Минфина России в пользу истцов-"чернобыльцев" в качестве компенсации морального вреда за полученные увечья денежных средств на общую сумму 31 миллион 200 тысяч рублей – эти деньги в итоге были частично выплачены ликвидаторам. Решения Нахушевой не были обжалованы в апелляционном порядке и только кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам ВС Кабардино-Балкарии были отменены. Вынесение данных решений и образует, по мнению Александра Бастрыкина, признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 305 УК РФ.

Что примечательно, Нахушева, убеждены в СКР, якобы руководствовалась мнением другого судьи горсуда Нальчика – Елизаветы Бечеловой, привлекаемой в настоящее время к уголовной ответственности именно за вынесение 47 заведомо неправосудных решений.

Однако ККС субъекта федерации 27 октября 2017 года отказала в удовлетворении представления. Квалифколлегия сочла, что решения, вынесенные судьей, не являются заведомо незаконными, а их отмена вышестоящей инстанцией сама по себе не служит достаточным основанием для вывода о заведомой незаконности. Было отмечено: вынесение решений обосновано исключительно позицией, занимаемой судьей.

В своем коротком выступлении представитель следкома заявил, что "грубые нарушения Нахушевой материального и процессуального закона повлекли тяжкие последствия в виде нарушения конституционных принципов судопроизводства". А о заведомой незаконности принятых решений свидетельствует, по его мнению, то, что судья "не могла не знать требования закона и последствия, к которым приведут эти нарушения". Свидетели сообщили, что Нахушева выносила решения по тому же образцу, что и Бечелова, руководствуясь не требованиями закона и правовой позицией ВС РФ, а разъяснениями последней, рассказал следователь.

Начались вопросы к стороне следствия членов ВККС.

– По вашему мнению, судья, имеющая более шести лет стажа, вообще лишена права ошибаться? – без обиняков спросил председатель Московского окружного военного суда Вячеслав Осин.

– Но ККС признала… – замялся представитель СКР.

– ККС признала лишь нарушение норм материального и процессуального права, но не неправосудность, – подсказал ему Осин. – Это принципиально разные вещи! Вас следует так понимать, что если ты должен что-то знать, но не знаешь – это автоматически означает, что ты подлежишь уголовной ответственности?

– Нет, – пытался парировать следователь. Он так и не смог объяснить Осину, в чем именно заключается вменяемая Нахушевой заведомая неправосудность.

– Знаете, у меня после прочтения вашего представления сложилось впечатление, что любой судья, удовлетворивший иск о компенсации морального вреда "чернобыльцу", подлежит уголовной ответственности!

– Ну я не знаю… – совсем потерялся следственный работник. – Были допущены нарушения…

– Так за это Нахушеву и лишили полномочий! В общем, мне понятно ваше отношение к делу, – отрезал Осин.

– Скажите, пожалуйста, а Нахушева была допрошена у вас в качестве свидетеля? – поинтересовался в свою очередь экс-сенатор Михаил Капура.

– Да, она дала показания.

– Вы предлагали ей признать вину в совершенном преступлении, обещая впоследствии прекратить дело в связи с истечением срока давности?

– Нет, подобного предложения не было.

– А Нахушева ссылается на такой эпизод. Значит, это неправда?

– Неправда, – несколько неуверенно подтвердил следователь.

– Спасибо! – и Капура обвел всех многозначительным взглядом.

Адвокат Елизавета Шак, довольно уверенно излагая позицию своего доверителя, отметила, что Нахушева, узнав об отмене решений по делам Бечеловой, предприняла все попытки предотвратить направление "своих" исполнительных листов в Минфин, по одному из дел в результате не было выплачено "ни копейки". Инкриминируемых экс-судье тяжких последствий, отметила защитник, не наступило – чему СКР отчего-то "не дает никакой оценки".

По мнению Шак, вне сферы внимания следователей остался и тот факт, что на момент вынесения Нахушевой решений против ее коллеги Бечеловой не было возбуждено уголовное дело, и она восприняла решения последней "как судебную практику". При этом якобы имеющаяся "заинтересованность" самой Нахушевой в том, что она делала в качестве служителя Фемиды, никак не доказана. Сделка же со следствием в июле 2017 года ей действительно предлагалась. Было также упомянуто, что ЕСПЧ в свое время признал право "чернобыльцев" на получение моральных компенсаций – и это тоже можно считать аргументом в пользу судьи.

– Считаю, что Нахушеву пытаются привлечь к уголовной ответственности именно за выраженное ею мнение! – резюмировала Шак.

Посовещавшись минут десять, Высшая квалифколлегия постановила оставить решение ККС Кабардино-Балкарской Республики без изменения.