$ 66.78

€ 73.98

Приговор с подлогом: Генпрокуратура отловила странный судебный акт на 416 млн

Новости27.05.2019
27.05.20191197

Михаил Троцкий (в центре справа) на вручении компании «Зуммер» отраслевой премии ComNews Awards за вклад в продвижение цифровых технологий за Полярным кругом. Декабрь 2018 года. Фото: zummer.su

Генпрокуратура РФ вмешалась в крупный акционерный конфликт, который был разрешен районным судом в порядке уголовного судопроизводства на основании подложных доказательств. В результате судебного решения объектом рейдерского захвата стал крупнейший магистральный оператор связи – тюменская компания «Зуммер», входящая в топ-10 по протяженности собственных оптоволоконных линий.

По инициативе ГП Тюменская облпрокуратура внесла кассационное представление о пересмотре приговора, которым владелец «Зуммера» Михаил Троцкий был признан виновным в причинении материального ущерба в 416 млн руб. своему младшему партнеру по дочерней компании «Северное волокно» Сергею Сорогину.

Споры между рассорившимися акционерами сперва рассматривали арбитражные суды. Сорогин, в частности, заявил требования о возмещении ущерба на рекордную для тюменского арбитража сумму в 4,7 млрд руб., однако представленные им копии договоров арбитражный суд отказался рассматривать в качестве доказательств. Зато оказавшиеся подложными документы не смутили затем ни следствие, инициированное Сорогиным, ни Калининский райсуд Тюмени.

Поводом к размолвке партнеров стало то, что Сорогин из средств «Северного волокна», гендиректором которого являлся, оплатил свой личный долг по кредиту Сбербанка почти в 10 млн руб. А для проведения платежа фальсифицировал ряд документов. Эти деньги затем были взысканы с Сорогина, а сам он отстранен от руководства компании. При этом экс-директор остался партнером в «Северном волокне» с долей в 35%, отказавшись отдать ее по балансовой стоимости 80 млн руб. Вместо этого он начал корпоративную войну, рассчитывая захватить весь бизнес бывшего партнера.

Одновременно с исками в арбитраж Сорогин подал заявление в правоохранительные органы о том, что материнская компания «Зуммер» не передала «Северному волокну» два построенных объекта, из-за чего Сорогину, как его участнику. был причинен ущерб. В качестве доказательства фигурировал договор подряда, который в дальнейшем был признан экспертным учреждением Минюста подложным.

– Если бы эти отношения реально существовали в экономическом пространстве, то не могло не быть громадного количества прямых и косвенных доказательств существования этих подрядов, – говорит Игорь Журиков, управляющий партнер юрфирмы UBL Group, вице-президент Союза предпринимателей Омской области. – Это и электронная переписка, и перечисления, и письма, и согласования. И до, и после, и во время строительства. Любой человек, который связывался с этим бумажным документооборотом при строительстве, понимает, что одна компания должна компенсировать другой убытки на сумму почти пять миллиардов рублей только на основании единственной бумажки договора подряда, которую так никогда и никто не увидел в подлиннике… Вызывает недоумение…

Тем не менее Калининский районный суд Тюмени закрыл глаза и на это, и на то, что в период рассматриваемых отношений Сорогин не был еще участником общества – им была его супруга, которую суд на основании свидетельских показаний посчитал лишь номинальным участником. Также не возник вопрос о допустимости рассмотрения акционерного спора в уголовном процессе, коль скоро участник общества считает, что ущерб компании нанесен действиями юрлица.

Михаил Троцкий, как единственный участник «Зуммера», был признан виновным по п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ и приговорен к штрафу, от которого освобожден по амнистии, со снятием судимости. Однако одновременно суд удовлетворил гражданский иск признанного потерпевшим Сорогина о взыскании с Троцкого ущерба в 416 млн руб., который был исчислен как 35% от причиненного «Северному волокну» ущерба почти в 1,2 млрд руб. Приговор в этой части устоял в апелляции.

Следующими шагами Сорогина стали действия по захвату бизнеса оппонента в полном объеме. Как оказалось, еще до вынесения приговора он продал право требования почти половины взысканной суммы, 200 млн руб., всего за 50 000 руб. Выгодоприобретателем оказался известный специалист по банкротству и «поглощению» предприятий Дмитрий Горин, чья команда оказывала поддержку Сорогину еще в ходе процесса. Напарники-кредиторы стали готовить базу для обращения взыскания на долю 100% в ООО «Зуммер».

Поскольку сразу уплатить всю сумму Троцкий не мог, началась процедура банкротства компании. «Зуммер» является действующим и доходным бизнесом, и предприниматель предлагал провести реструктуризацию долга. Однако Арбитражный суд Тюменской области отказал ему в возможности отдать долг постепенно, без уничтожения компании. Несмотря на то, что общая стоимость банкротного имущества превышает долг в несколько раз.

По словам представителей Троцкого, на данный момент захват предприятия практически полностью реализован – представляющий интересы кредиторов арбитражный управляющий осуществляет все правомочия собственника ООО «Зуммер» и поменял директора ООО «Северное волокно» на зависимое от Горина лицо. В налоговую инспекцию поступило заявление о смене директора «Зуммера». Следствием захвата предприятия станет его развал. Несколько сотен человек останутся без работы, под угрозой окажется нормальная деятельность социальных и иных государственных объектов, которые обслуживаются сетями «Зуммера».

Вместе с тем предпринимаемые прокуратурой шаги по пересмотру приговора, ставшего основанием для возбуждения дела о банкротстве, дают возможность спасти компанию от рейдерского захвата.

– После многочисленных обращений и жалоб адвоката Максима Еремеева Генеральная прокуратура обратила внимание на ситуацию и инициировала, чтобы региональная прокуратура разобралась в ней, – рассказывает представитель Троцкого Степан Матаев, управляющий партнер юридической компании «Аспект». – Прокуратура Тюменской области внесла кассационное представление в Тюменский областной суд, признала, по сути, что договор незаконный, и требует отмены приговора в отношении Троцкого и пересмотра дела. В том числе ставится вопрос о договорах подряда, как могут быть использованы подложные договоры, и нужно все-таки разбираться с подлинниками. По инициативе Генпрокуратуры ставится вопрос, как могла быть посчитана сумма, если «Северное волокно» ни копейки не вложило, ничего совершенно не затратило, почему вдруг у нас возник такой огромный долг и Сорогин является потерпевшим…

Юристы Михаила Троцкого надеются, что прокуратура разберется и с подложными документами Сорогина, на которых, в частности, оказался построен приговор. Проведенные экспертизы показали наличие признаков подделки в различных копиях договоров подряда. Так, страница с подписями Троцкого и Сорогина является копией страницы действительного договора о совместной деятельности, а остальные три листа с названием «договор подряда» изготовлены отдельно и скомпилированы с подписанной страницей. Однако на протяжении долгого времени местные органы СКР не возбуждают уголовное дело по фальсификации, несмотря на имеющиеся доказательства, отделываясь отписками.