$ 66.75

€ 75.78

Пример блондинки Сердюкова: как разваливают дела на бизнесменов

Новости20.08.2018
20.08.20182126
Центр общественных процедур (ЦОП) "Бизнес против коррупции", действующий под патронажем бизнес-омбудсмена Бориса Титова, 17 августа рассмотрел обращения трех предпринимателей, которые оказались фигурантами уголовных дел в ходе деловых конфликтов. По итогам достаточно бурного обсуждения скандальных бизнес-резюме, свидетелем которого стал журналист Legal.Report, экспертами были приняты прямо противоположные решения – на их защиту теперь могут рассчитывать отнюдь не все авторы жалоб.

Первым на обсуждение вынесли обращение гендиректора ООО «Першинг Пойнт» Валентина Виноградова, объявленного в международный розыск, задержанного в июле 2018 года в Республике Словения и там же заключенного под стражу. Ему вменяют ч. 4 ст. 159 УК РФ – следователи считают, что, участвуя в созданной им организованной преступной группе, Виноградов, будучи гендиректором Midland Development, убедил своего на тот момент работодателя, владельца бизнеса Эдуарда Шифрина, заключить 28 декабря 2007 года договор на приобретение объекта недвижимости – здания ТЦ «Миллион мелочей» в Москве, хозяином которого был сам Виноградов. Сумма сделки, по версии следствия, превысила фактическую стоимость указанного здания более чем на 284 млн руб. Спустя девять лет после совершения сделки "введенный в заблуждение" Шифрин обратился к правоохранителям и заявил о понесенных убытках.

Выступающий по делу эксперт – адвокат Дмитрий Григориади – с ходу сообщил, что дело это "очень простое" и "вращается вокруг одного помещения". Как указал в обращении Виноградов, события, которые следствие считает преступными, фактически являются исключительно гражданско-правовыми отношениями. Он отмечает, что в 2012 году г-н Шифрин продал ТЦ «Миллион мелочей» третьему лицу по стоимости уже $93 млн, и говорить об убытках совсем не корректно. Обращение же Шифрина в органы обусловлено его нежеланием отвечать по существу в Лондонском международном арбитражном суде по иску его партнера Алекса Шнайдера, где Виноградов является ключевым свидетелем стороны обвинения.

– Патовая ситуация! – воскликнул под конец Григориади. – Даже если полицейские захотят прекратить дело, они не могут это сделать, так как необходима явка данного лица. А лицо возвращаться в Россию не хочет. Разорвать цепочку можно, лишь запустив механизм снятия ареста с предпринимателя, который очень хочет вернуться и доказать невиновность!

Упоминая о лондонской тяжбе Шифрина и Шнайдера, адвокат был не менее эмоционален.

– Два кипрских офшора что-то делят… сделка в долларах, расчеты – в Риге. Почему это вообще расследует МВД?! В российской юрисдикции ничего не произошло даже.

Григориади заметил, что даже если и были основания для возбуждения дела, то теперь, после всех проведенных экспертиз, "появилось много вопросов и к квалификации, и к розыску, и к мере пресечения". А основной момент – безосновательный перевод гражданско-правового спора в уголовно-правовое русло и возбуждение дела после пропуска срока исковой давности, в течение которого сделку можно было "спокойно оспорить" в арбитражном суде.

– Прошу принять этот кейс в работу и направить все необходимые документы в Генпрокуратуру на межведомственную рабочую группу – для совершения действий, направленных на закрытие дела! – подытожил защитник. С ним единодушно согласились все участники заседания, возглавляемого сопредседателем "Деловой России" Андреем Назаровым.

Под "номером два" в этот день рассматривали обращение гендиректора ООО «Семь ветров» Алексея Лашкова, отправленного следствием под подписку о невыезде. Уголовное дело против бизнесмена инициировала администрация муниципального образования Кировск Кировского муниципального района Ленинградской области, посчитавшая, что Лашков, который взял в 2009 году в аренду участок земли площадью 90 соток, позднее предоставил чиновникам подложное заключение кадастрового инженера (куда были внесены недостоверные сведения о возведенных вспомогательных объектах и плотности застройки участка) и выкупил землю по льготной стоимости – за 1,3 млн руб., в то время как кадастровая стоимость составляла 8,6 млн руб. Это "потянуло" на ту же ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Сам Лашков, явившийся на заседание экспертной группы, утверждал, что с 2008-го по 2015 год он "надлежащим образом осуществлял комплекс действий", направленных на создание на участке автотранспортного предприятия. Обрисовывая ситуацию, эксперт по делу адвокат Артем Чекотков сообщил, что ООО «Семь ветров» построило на земле хозяйственное здание площадью 28,4 кв. м и холодный склад площадью 244,4 кв. м, зарегистрировав право собственности на них в установленном порядке. Заключение же кадастрового инженера никак нельзя считать фальшивкой: оно содержит достоверную информацию и подготовлено в соответствии с требованиями законодательства.

В действиях инициатора конфликта Лашков усмотрел "рейдерскую и коррупционную составляющую", больше всего вопросов вызывает, опять же, факт перевода простого гражданского спора в уголовно-правовое русло.

Чекотков между тем пояснил: хотя необходимость обоснования плотности застройки (к чему, в частности, придралась местная администрация) в марте 2015 года и ушла из законодательства, "судебная практика, увы, осталась на том же пути". А документы Лашкова по иронии судьбы "попали к сотруднику, который этим никогда не занимался". После того как сотрудник администрации посоветовалась с коллегами, она решила запросить-таки дополнительно упомянутое обоснование. А Лашков в качестве такового приложил заключение кадастрового инженера, впоследствии положенное в основу обвинения в подложности документации.

– Никаких арбитражей, кстати, не было, администрация теперь подает иск к собственнику, которому Лашков перепродал участок, у него ведь бизнес так и не пошел… – добавил адвокат.

Слово взяла бизнес-омбудсмен Ленинградской области Елена Рулева.

– Мы исчерпали все свои полномочия, чтобы помочь заявителю, – сокрушалась она. – Дело ведь в том, что брат Лашкова был главой этого муниципального образования… и в данной ситуации, так скажем, пересеклись интересы двух депутатов – Законодательного собрания области и члена Совета Федерации. Он [бизнесмен] в итоге оказался мелкой разменной монетой. В их семье уже случились определенные трагические события… Очень прошу взять дело на рассмотрение!

Представитель Лашкова Наталья Хамзина еще раз подтвердила, что объекты капитального строительства на спорном участке "реально есть".

– Это именно те объекты, которые в соответствии с разрешительными документами и должен был возвести Лашков, – подчеркнула она.

Как рассказала Хамзина, вдобавок следствие отказалось возбуждать уголовное дело против кадастрового инженера, состряпавшего "подделку" –заключение попросту сочли не официальным документом, а "мнением", не порождающим правовых последствий. Удивило адвоката и то, что после прокурорской проверки местной администрации, которая сама официально назначила выкупную цену, дело было возбуждено почему-то против ее доверителя.

– Мы пытались обжаловать по 125-й статье УПК РФ, – посетовала она. – Но все знают, как плохо она в наших судах работает!

Эксперты назвали ситуацию "очень странной". "Все, кроме предпринимателя, соскочили, и никто ни за что не отвечает!" – возмущался бизнесмен и правозащитник Александр Хуруджи, в свое время сам отсидевший девять месяцев в СИЗО. По солидарному мнению участников заседания, основания для возбуждения дела против Лашкова в данном случае отсутствуют, и бизнесмен вправе заручиться поддержкой ЦОП, защищаясь от незаконного уголовного преследования. Его дело будет также вынесено на межведомственную рабочую группу Генпрокуратуры. Впрочем, Андрей Назаров решил заметить, что инструменты, которыми располагает ЦОП, "очень и очень минимальные".

Третьей – и последней – эксперты обсудили жалобу фактического владельца и руководителя ОАО «Златоустовский металлургический завод» Вадима Варшавского, содержащегося под стражей с марта 2018 года и обвиняемого в хищении кредита у банка "Петрокоммерц" на общую сумму порядка 2,7 млрд руб.

Экспертом по данному кейсу выступил адвокат Михаил Варьяс, сразу назвавший дело "необычным".

– В моей практике мы впервые рассматриваем тут отрицательное заключение, – несколько обескураженно заявил защитник, а Назаров согласно кивнул и развел руками. Стало ясно, что Варшавский вряд ли сможет рассчитывать на помощь ЦОП.

Доводы его жалобы между тем сводились к тому, что органами следствия не соблюдены положения ст. 90 УПК РФ. Бизнесмен ссылался на тот факт, что определением Арбитражного суда Челябинской области и решением Тверского районного суда Москвы установлено: кредитные денежные средства через аффилированные с банком компании фактически вернулись в него обратно. Кредитный же договор, заключенный Златоустовским металлургическим заводом, был признан недействительным – и в иске банка к Варшавскому как к поручителю отказано.

Единственный вопрос, названный Варьясом в рамках данного дела "бесспорным", – то, что к предпринимателю применили явно избыточную меру пресечения.

– Ну в самом деле, могли бы избрать и домашний арест, правда? –Присутствующий обвел взглядом коллег.

Зато все остальные аргументы показались экспертам несостоятельными. Наибольшее внимание ЦОП вызвала сумма вменяемого хищения.

– Почти три миллиарда! – поразился Варьяс. – Будь я судьей, я бы уж, конечно, нашел аргументы в пользу избранной меры пресечения, да!

– А в УПК-то нет такого! – находчиво попытался заступиться за Варшавского Андрей Назаров, чем вызвал всеобщий смех.

– Я говорю свое субъективное мнение как судьи, – под хохот парировал адвокат. – Суд в этом плане изобретателен у нас.

– У Васильевой-то побольше было – и ничего, – добавил кто-то из приглашенных юристов.

– Ну, Васильева… это, вы же знаете, Васильева! – опять отбился Варьяс.

Затем он все-таки привел в пользу Варшавского целый ряд весьма тонких юридико-технических аргументов вроде точных формулировок в нескольких постановлениях о приостановлении дела, которые "хороши лишь для адвокатов, но для нас, экспертов, мелковаты".

– Это все промежуточные процессуальные акты, на которые вряд ли мы должны тут опираться! – заключил адвокат. – А главный вопрос – были ли возвращены в банк деньги – для меня как для эксперта решен, увы, отрицательно.

Последнее прозвучало фактически как приговор, коллеги Варьяса дружно закивали головами. "Все разговоры о том, что деньги возвращены, с юридической точки зрения некорректны!" – отметил в пылу обсуждения один из участников дискуссии.

– А я бы это назвал по-другому, – вновь вошел в разговор адвокат-докладчик. – Деньги… они распилены! Да и сам заявитель, если уж разобраться, не отрицает этот факт…

– Ну что, будем дальше рассматривать-то? – встрепенулся Назаров. – Регламент же, время…

Было решено все же дать слово адвокатам Варшавского, впрочем, им так и не удалось обосновать необходимость серьезного отношения к их кейсу. "С точки зрения целей и задач нашего экспертного совета, не стоит нам брать в работу это дело, иначе со стороны прокуратуры и других органов к нам возникнет масса вопросов!" – поставил точку Михаил Варьяс.