$ 64.67

€ 73.36

Признание вины

Новости10.12.2018
10.12.2018445

Почему прекращение преследования по нереабилитирующим основаниям – еще не повод для радости

6 декабря Люберецкий городской суд прекратил уголовное преследование в отношении Константина Пономарёва по статье 307 УК РФ «Заведомо ложные показания». Решение инстанция приняла в связи с истечением сроков давности и отказом обвиняемого доказывать свою невиновность. При этом 3 эпизода по статье 306 УК РФ «Заведомо ложный донос» суд рассмотрит 13 декабря.

Заседание хоть и проходило в закрытом режиме, но вздох облегчения был слышен даже за дверью, однако так ли уместно оно в данном случае?

По версии следствия, Пономарёв и его адвокат Максим Загорский разыграли 5 гражданских и уголовных процессов, которые рассматривала мировой судья Наталья Богунова и выносила выгодные для экс-аудитора решения. В дальнейшем Пономарёв использовал их для прекращения крупных уголовных дел против себя. Например, было прекращено уголовное дело о неуплате налогов в особо крупном размере.

Схема бывшего аудитора была предельно проста. По версии следствия, заручившись поддержкой своего адвоката Загорского, Пономарёв подкупил двух человек, неких Исаева и Власенко: один получил $20 тыс., а другой $50 тыс. соответственно. За обещанный гонорар они сыграли роли в «деле о клевете», которое и разбирала Богунова. Якобы за ужином в раменском кафе «Ми-Ля» Пономарёв при свидетеле Власенко заявил, что Исаев «бездельничал», хотя должен был «предпринять ряд необходимых действий для установления в судебном порядке отсутствия объекта налогообложения у Пономарёва в 2010–2012 гг.» – буквально такая формулировка и была указана в материалах дела. Исаев посчитал себя оклеветанным и обратился к мировому судье. Эту схему одни и те же участники провернули как минимум трижды, лишь меняясь между собой ролями подсудимого, потерпевшего и свидетеля. Мировой судья Богунова устанавливала все новые и новые факты, которые неизменно помогали Пономарёву в других процессах.

Итак, что на самом деле произошло в Подмосковье?

Согласно комментариям к статье 27 УПК РФ, основания для прекращения уголовного преследования делятся на реабилитирующие и нереабилитирующие. С первыми все понятно: они предполагают невиновность или непричастность лица, отсутствие состава преступления в его действиях, отсутствие собственно события преступления и тому подобные обстоятельства.

К нереабилитирующим основаниям, в свою очередь, относятся: упомянутое истечение сроков давности уголовного преследования, смерть обвиняемого, акт об амнистии, вступление в силу приговора по тому же обвинению et cetera. Таким образом, обвиняемый не признан виновным, как, впрочем, и его невиновность также осталась недоказанной. Поэтому определенного рода последствия все же наступают. В случае с Пономарёвым это, прежде всего, попадание в специальные списки учета Генпрокуратуры, МВД, Минюста, ФСБ и других ведомств наравне с людьми, признанными виновными в совершении преступлений по приговору суда.

Очевидно, сторона Константина Пономарёва посчитала для своего подзащитного это приемлемым. И, выбрав соответствующую тактику, отказалась от борьбы за признание клиента невиновным. Все та же 27 статья УПК РФ по сути говорит нам следующее: заинтересованное в реабилитации лицо не должно соглашаться на прекращение преследования по нереабилитирующим обстоятельствами и, наоборот, должно настаивать на производстве уголовного дела в обычном порядке.

О мотивах Пономарёва можно только догадываться, однако теперь ему будет намного сложнее позиционировать себя как честного предпринимателя, которого несправедливо обвиняют в уклонении от уплаты налогов, мошенничестве и многом другом.

Впрочем, и профессиональному сообществу станет еще интереснее наблюдать за оставшимся процессом о заведомо ложном доносе.

Кроме того, Пономарёв является фигурантом другого дела – об уклонении от уплаты налогов (ч. 2 ст. 199 УК) и покушении на мошенничество (ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК). Речь идет об афере с поставкой в Крым крупной партии дизель-генераторных установок. Сложная схема якобы позволила бизнесмену предъявить претензии на 5,3 млрд руб. к госкорпорации «Кубаньэнерго».