$ 70.52

€ 79.52

Проигравший дело юрист сумел уйти от оплаты экспертизы на 120 000 руб.

Новости26.04.2019
26.04.20194389

Фото: суд-эксперт.рф

Право не оплачивать дорогостоящие судебные экспертизы отстоял для истцов, не сумевших доказать в суде факт трудовых отношений, юрист из Коми. Это дело вошло в 130-страничный обзор судебной практики Верховного суда РФ, первый за 2019 год (об этом документе читайте на Legal.Report здесь и здесь).

Как следует из материалов дела, житель Сыктывкара подал иск к ООО «РБС» об установлении факта трудовых отношений. Он требовал внести в трудовую книжку запись о приеме его на работу на должность юриста 1 июня 2015 года и об увольнении по собственному желанию 30 сентября 2016 года. Кроме того, он просил обязать «РБС» сделать отчисления в пенсионный фонд, взыскать зарплату в 3 744 000 руб., компенсацию за неиспользованный отпуск в 468 559,04 руб., выходное пособие при увольнении в 1 170 000 руб., а также компенсацию за задержку выплат и компенсацию морального вреда. В качестве доказательства трудовых отношений он представил в Сыктывкарский городской суд заключенный с «РБС» трудовой договор. Также он указал, что компания предоставила ему для работы стол в одном из кабинетов, он участвовал в электронном документообороте, мог пользоваться транспортом, принадлежащим организации, иногда закрывал офис.

Ответчик при этом настаивал, что истец оказывал организации юридические услуги как индивидуальный предприниматель, и потребовал провести почерковедческую экспертизу трудового договора, чтобы установить, кто его подписал от имени организации.

Эксперты пришли к выводу, что подписи в договоре, а также в должностной инструкции юриста и доверенности «вероятно выполнены» директором «РБС». Руководитель организации в ходе судебного разбирательства не смогла однозначно указать, подписывала ли она эти документы, но отметила, что могла подписать, «не вникая в их содержание, поскольку доверяла истцу».

Юрист в судебном заседании пояснил, что оказывал «РБС» юридические услуги и как штатный юрист, и как индивидуальный предприниматель. Как предприниматель он представлял интересы компании в судах, а как штатный юрист работал по вопросам проведения аукционов, проверял контракты, консультировал в области законодательства.

Однако истцу было отказано в удовлетворении требований. Суд указал, в частности, что тексты трудовых договоров иных работников «РБС» «в корне отличаются от трудового договора, заключенного с истцом, по форме и содержанию». Размер оклада истца превышает фонд оплаты труда, установленный внутренним приказом общества, он несоразмерен даже зарплате директора ООО. Рабочие места общество предоставляло также бухгалтеру и кадровику, работавшим с компанией в качестве ИП, так что это не является доказательством работы юриста в штате. Кроме того, не подтвердились доводы юриста о том, что он целый день находился на рабочем месте: по данным терминала контроля доступа в здание, иногда он за неделю появлялся в офисе лишь один-два раза.

Суд также учел, что истец, имея длительный стаж работы юристом и обладая знаниями в части правовых вопросов трудоустройства, выплаты зарплаты, сроков и последствий их несоблюдения, на протяжении длительного времени не ставил перед ответчиком вопрос трудоустройства. Это, по мнению суда, также не свидетельствует о наличии между сторонами трудовых отношений.

После вынесения решения по иску, поддержанного впоследствии Верховным судом Коми, компания-ответчик обратилась в Сыктывкарский городской суд с заявлением о взыскании с истца расходов на оплату почерковедческой экспертизы в 120 000 руб. Суд удовлетворил ее требования, отметив, что ст. 393 Трудового кодекса РФ, согласно которой при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, работники освобождаются от оплаты судебных расходов, в данном случае не подлежит применению, поскольку решением суда установлено отсутствие трудовых отношений между истцом и ответчиком. С этим согласился суд апелляционной инстанции.

Однако ВС РФ посчитал, что эти выводы основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права. Судебная коллегия отметила, что законодатель, предопределяя обязанность государства обеспечивать надлежащую защиту прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, учитывая не только экономическую, но и организационную зависимость работника от работодателя, в распоряжении которого находится основной массив доказательств по делу, предоставил дополнительную гарантию гражданам при обращении их в суд с иском о защите нарушенных или оспариваемых трудовых прав, освободив их от уплаты судебных расходов.

Таким образом, на истца, обратившегося в суд с требованием, вытекающим из трудовых отношений, в том числе с требованием об установлении факта трудовых отношений, не может быть возложена обязанность по оплате судебных расходов работодателя, в пользу которого состоялось решение суда, включая расходы на проведение экспертизы.

Судебные инстанции, удовлетворяя заявление компании, не учли, что спор между истцом и ответчиком относится к категории трудовых споров. При разрешении этого спора, в том числе при наличии трудового договора, оспариваемого работодателем, суд обязан определить, отвечают ли сложившиеся между сторонами спора отношения признакам трудовых отношений, исключив тем самым правовую неопределенность в характере отношений сторон такого договора, в связи с чем к этим отношениям с учетом предъявленных требований в защиту нарушенных трудовых прав подлежат применению нормы Трудового кодекса РФ, в том числе ст. 393 ТК РФ об освобождении истца от судебных расходов вне зависимости от результатов рассмотрения дела.

При таких обстоятельствах оснований для возложения на истца обязанности по возмещению компании понесенных расходов, связанных с проведением экспертизы при рассмотрении его иска об установлении факта трудовых отношений, у суда не имелось (определение № 3-КГ18-15).