$ 64.63

€ 72.25

Проигрыш в кассации – еще не повод возвращать гонорар успеха в 9 млн, решил Совет АП

Новости26.03.2019
26.03.20192232

Фото: Pixabay

Совет Адвокатской палаты Санкт-Петербурга не нашел нарушений в действиях адвокатов, отказавшихся, ссылаясь на условия договора, возвращать доверителю гонорар успеха в 9 млн руб. после отмены судебного решения в пользу клиента судом кассационной инстанции.

Компания из Санкт-Петербурга заключила с адвокатами договор об оказании юридической помощи, связанной с ее иском к банку о взыскании более чем 200 млн руб. Адвокаты взялись за подготовку необходимых процессуальных и иных документов и представление интересов доверителя в арбитражном суде апелляционной, а при обжаловании судебных актов по делу – в кассационных и надзорных инстанциях. В случае направления дела на новое рассмотрение они должны были также представлять интересы клиента в арбитражном суде первой инстанции. За оказанную помощь доверитель, согласно договору, должен был заплатить поверенным вознаграждение в размере 50% от сумм, взысканных в его пользу.

На момент заключения договора уже было вынесено решение суда первой инстанции о частичном удовлетворении требований доверителя – было взыскано около 200 000 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. В остальной части иска отказано. После заключения договора с адвокатами и их участия в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции было вынесено постановление, которым взыскано в пользу доверителя более 70 млн руб. убытков.

Компания оплатила адвокатам часть причитавшегося вознаграждения в размере 9 млн руб. Однако впоследствии постановление Арбитражного апелляционного суда было отменено, а решение суда первой инстанции оставлено в силе. В результате был произведен поворот исполнения постановления апелляционного суда на сумму более 20 млн руб., перечисленных в пользу компании.

Конкурсный управляющий (на тот момент компания уже находилась в стадии банкротства) направил адвокатам требование о возврате полученного гонорара в связи с несостоявшимся успехом. Адвокаты не ответили и деньги не вернули, после чего клиент подал жалобу на них в Адвокатскую палату Санкт-Петербурга.

Податель жалобы полагал, что адвокаты обязаны были представлять интересы доверителя и в кассационной инстанции, которая отменила благоприятное для доверителя постановление, что автоматически исключало претензии на «гонорар успеха».

Однако, как выяснила квалифкомиссия, после удовлетворения требований компании в суде апелляционной инстанции и выплаты части денежных средств к протоколу-поручению было заключено дополнительное соглашение, согласно которому поверенные считаются исполнившими свои обязательства по протоколу-поручению с момента фактического получения доверителем денежных средств, взыскиваемых по делу.

По мнению заявителя, адвокаты, являясь профессиональными юристами, осознавали, что постановление апелляционной инстанции впоследствии может быть отменено в кассационной. Тем не менее в соглашении с доверителем они установили моментом исполнения своих обязанностей фактическое получение денежных средств доверителем, истцом в судебном споре, вопреки положению п. 3 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката о зависимости гонорара успеха от благоприятного для доверителя результата рассмотрения имущественного спора.

Кроме того, в процессе рассмотрения арбитражным судом спора между подателем жалобы и адвокатами о взыскании неосновательного обогащения адвокатским образованием было представлено соглашение о расторжении протокола-поручения, согласно которому клиент признает, что адвокаты надлежащим образом исполнили свои обязанности, а компания обязуется выплатить вознаграждение, дальнейшее же представление интересов компании согласовывается и оплачивается сторонами отдельно. При этом истцом было заявлено о фальсификации данного документа.

Адвокаты с доводами жалобы не согласились. Они указали, в частности, что доверитель выплатил вознаграждение, когда по делу уже была подана кассационная жалоба. При этом ни договор, ни протокол-поручение не предусматривают обязанности возврата выплаченного вознаграждения в связи с отменой судебного акта.

Из объяснений адвокатов следовало, что условие о расчетах представляет собой соглашение об иных последствиях одностороннего немотивированного отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг по сравнению с теми, что установлены в ст. 782 ГК РФ. Законность такой конструкции была подтверждена Высшим арбитражным судом РФ в постановлении Пленума ВАС РФ от 14.04.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах». По словам адвокатов, условие в соглашении о выплате полного размера вознаграждения в случае одностороннего отказа заказчика является защитой интересов адвокатов от действий недобросовестных клиентов, использующих свое право на односторонний отказ в целях уклонения от исполнения обязательств по оплате указанных услуг.

Адвокаты ссылались на то, что неоднократно обращались к арбитражному управляющему с просьбой о выдаче доверенностей на представление интересов компании после введения процедуры банкротства, однако просьбы были проигнорированы и последовал отказ от соглашения.

Квалифкомиссия отметила, что протокол-поручение и все дополнения к нему являются двусторонними, то есть воспроизводят волеизъявление обеих сторон обязательства в рамках принципа свободы договора. Спор же доверителя с адвокатским бюро о возврате выплаченного вознаграждения относится к компетенции суда и не является предметом рассмотрения комиссии.

Комиссия отметила, что условие протокола-поручения о выплате вознаграждения в случае расторжения протокола-поручения в одностороннем порядке является недействительным как противоречащее закону. А включение адвокатами в договор условий, заведомо противоречащих закону, направлено на введение доверителя в заблуждение и не может рассматриваться иначе как злоупотребление доверием, что несовместимо со званием адвоката.

Однако Совет АП посчитал выводы комиссии не соответствующими положениям закона и противоречащими фактическим обстоятельствам дела. Он указал, что в соответствии со ст. 168 ГК сделка, нарушающая требования закона, является оспоримой, а не ничтожной. Тем самым факт противоречия договорного условия закону является спорным, подлежит доказыванию и не является безусловным основанием для признания его недействительным.

Кроме того, адвокатами был заключен договор с доверителем, являвшимся профессиональным предпринимателем – коммерческим юридическим лицом в лице его директора, которого спорное условие не могло и не должно было вводить в какое-либо заблуждение.

Необходимо также учитывать, что за весь период действия договора непосредственно у доверителя не возникло каких-либо претензий к работе адвокатов и к содержанию условий договора. Претензии к адвокатам, как и обращение в арбитражный суд о признании договора с адвокатами частично недействительным, были инициированы конкурсным управляющим предприятия-доверителя в процессе рассмотрения дела о банкротстве.

В-третьих, указал Совет АП, следует учитывать особенности законодательного регулирования договора возмездного оказания услуг, а именно – ст. 782 ГК РФ. Указанная норма закона предоставляет заказчику-доверителю право в любое время немотивированно отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке. Таким образом, ГК РФ позволяет доверителю не только в любой момент отказаться от работы адвоката по делу, но и не оплатить уже выполненную адвокатом работу – закон обязывает его компенсировать лишь произведенные адвокатом затраты.

В рассматриваемом случае адвокаты не сформулировали достаточно четко договорное условие о последствиях одностороннего расторжения договора доверителем. Это позволило суду впоследствии признать его недействительным.

Несмотря на это, само по себе включение адвокатами в договор с доверителем условий, устанавливающих иной по сравнению со ст. 782 ГК РФ порядок одностороннего расторжения договора, еще не может свидетельствовать о каком-либо злоупотреблении или нарушении этических норм со стороны адвоката. Напротив, адвокату целесообразно включать в договор с доверителем специальное условие о последствиях одностороннего расторжения договора доверителем. В противном случае будет применено общее правило ст. 782 ГК РФ, которое может не позволить адвокату обеспечить свои имущественные интересы в надлежащем объеме.

Спорное условие, включение которого в текст договора вменяется в вину адвокатам, является модификацией положения п. 1 ст. 782 ГК РФ о порядке досрочного расторжения договора по инициативе заказчика.

В итоге совет пришел к выводу, что включение в договор с доверителем условия о порядке и последствиях досрочного расторжения договора не может расцениваться как злоупотребление адвокатами доверием и как нарушение норм КПЭА. Каких-либо нарушений требований закона и адвокатской этики в действиях адвокатов Совет не усмотрел и прекратил дисциплинарное производство.

При этом было подчеркнуто, что имущественный спор между сторонами не является предметом рассмотрения квалифкомиссии и Совета АП.