$ 66.43

€ 75.39

Прокурор отжал 22 килограмма 100-долларовых банкнот, подаренных Сечиным

Новости28.11.2017
28.11.20172370
В Замоскворецком райсуде 28 ноября гособвинение на напольных весах оценило показания Алексея Улюкаева по делу о взятке в $2 млн, а судья поставила точку в истории с явкой ключевого свидетеля Игоря Сечина и его показаниями.

Открывая заседание, судья Лариса Семенова напомнила, что процесс по делу экс-министра перешел от стадии исследования доказательств в стадию дополнений. Прокурор Борис Непорожный (он представлял обвинение в одиночку, поскольку коллега Павел Филипчук второй день подряд находился в Верховном суде на другом уголовном процессе) объявил о допросе двух экспертов из волгоградского "Южного экспертного центра" (ЮЭЦ), проводивших комплексную психолого-лингвистическую экспертизу по заказу следствия в начале 2017 года. Они изучали расшифровку трех диалогов Улюкаева и Сечина, полученных в ходе прослушки сотрудниками ФСБ. Это телефонный звонок 14 ноября 2016 года по спецсвязи АТС-1 и два диалога сановников на территории "Роснефти" – у сумки с предполагаемой взяткой и за чашкой чая в офисе.

Первым в зал пригласили 60-летнего Виктора Кислякова, психолога и по совместительству гендиректора ЮЭЦ, который довольно путано, но подробно объяснил выводы экспертизы. "Не на все вопросы мы смогли ответить категорично", – заявил свидетель. Он согласился с доводами защиты, что расшифровку прослушек эксперты проводили самостоятельно, часть слов из-за зашумленности фонограммы не смогли разобрать, но эти слова для них не были критичными. В своей работе сотрудники ЮЭЦ опирались на показания Сечина, протоколы осмотра места происшествия и найденных там предметов. Однако они не учли показания Улюкаева (экс-министр письменно дал их позже, летом 2017 года).

Отвечая на вопросы прокуроров, адвокатов и подсудимого, Кисляков подтвердил ранее сделанные выводы, что между Сечиным и Улюкаевым во время переговоров 14 ноября были явные признаки общего понимания. Отношения сановников психолог охарактеризовал как неформальные, по форме дружеские и равноправные. "Это не конкуренция, а кооперация", – заявил он. Однако отметил, что Сечин в исследованных диалогах демонстрировал признаки "скрытности и завуалированности".

– В какой форме Сечин сделал Улюкаеву предложение взять сумку? – поинтересовались адвокаты.

– Это было достаточно настойчивое предложение, но не императив.

– Вы как психолог можете категорически утверждать, что и Сечин, и Улюкаев знали, что находится в сумке?

– Нет.

Выступавший следом за ним лингвист Александр Рыженко также подтвердил общие выводы комплексной экспертизы. Оба эксперта по просьбе прокурора прокомментировали работу ведущего сотрудника АНО «Содружество экспертов МГЮА им. О. Е. Кутафина» (СОДЭКС) Елены Галяшиной. Специалист в области криминалистики и судебной экспертизы с 36-летним стажем ранее по заказу адвокатов сделала отзыв на выводы комплексной экспертизы, и он оказался негативным. И Кисляков, и Рыженко крайне нелестно отозвались о коллеге, назвав ее доклад "интересным опусом, но абсолютно предвзятым, с голословными обвинениями".

После допроса экспертов, который занял почти 2,5 часа, слово взял прокурор Непорожный.

– В ходе судебных слушаний свидетелями и подсудимым неоднократно поднимался вопрос, сколько же весила сумка с $2 млн долларов, – с широкой улыбкой произнес прокурор. – Я прошу в судебном заседании провести следственный эксперимент – поместить денежные средства в сумку, после чего взвесить.

Это предложение стало неожиданностью для адвокатов и Улюкаева. Они с удивлением уставились на гособвинителя.

– А денежные средства, весы и сумка имеются? – спросила судья.

– Да.

– А ключ? Его же не могли найти, – встрепенулись адвокаты. В прошлый раз, когда обвинение предъявило в качестве доказательств валюту и сумку, ключ не представили суду.

– А он был в вещдоках, – улыбнулась судья Лариса Семенова.

– Ваша честь, на мой взгляд, это все не имеет отношения к делу, – предостерег адвокат Тимофей Гриднев. – Кто-то поднимает сумку в двадцать килограммов, как я поднимаю в десять. Я не понимаю, что мы должны установить в ходе следственного эксперимента.

Впрочем, возражать защита не стала. В зал принесли коробку с $1,8 млн, черный пакет с $200 000 и большую коричневую сумку, уже хорошо знакомую репортерам и суду по прошлым заседаниям. Вещдоки поставили на стол гособвинителей.

– Инженер по метрологии 1-й категории из ФБУ "Ростест-Москва" Павел Якубов, – представил суду ответственного за измерения специалиста прокурор Непорожный.

31-летний инженер пояснил, что взвешивать вещдоки будет с помощью особо точных напольных весов с максимальной нагрузкой до 60 кг.

В течение 20 минут он подготавливал оборудование ("весы должны нагреться", объяснил инженер), после чего приступили к следственному эксперименту.

В кожаный саквояж пачки 100-долларовых банкнот Непорожный перекладывал из картонной коробки в одиночку. Чтобы "заполнить объем", ему понадобилось около пяти минут. Прокурор сначала справлялся с задачей одной рукой – у него умещалось в ладони за раз по 5-6 пачек. Когда сумка была почти заполнена, в ход пошла и другая рука, а скорость укладки возросла вдвое. Остальные участники заседания наблюдали за процессом в полной тишине. Улюкаев при этом устало откинулся на спинку стула.

– Так! – произнес Непорожный, когда саквояж оказался набит практически под завязку. Оставался еще черный пакет с $200 000 (согласно материалам обвинения, эти пачки в найденной при задержании Улюкаева сумке лежали отдельно, без упаковки). Непорожный с небольшими усилиями утрамбовал и его, даже не вскрыв упаковку вещдока. Взяв сумку за ручки, прокурор с видимым усилием перенес ее к столу судьи и поставил на весы.

– Масса данной сумки 21 килограмм 950 граммов. Погрешность 30 граммов, – громко объявил инженер-метролог Якубов. Судья Семенова вышла из-за своего стола и склонилась над весами, чтобы лично зафиксировать результат. "Теперь мы знаем точную массу сумки", – резюмировал прокурор Непорожный.

– Скажите, пожалуйста, получали ли вы эту сумку от Сечина 14 ноября 2016 года? – с торжественным видом обратился он к подсудимому. Он также спросил про ключ и брелок.

Улюкаев, подумав, сказал, что не помнит: "Прошло больше года, получал нечто темное и объемное" (на прошлом заседании экс-министр заявил, что сумка весила "килограммов пятнадцать"). Ключ с брелоком он признал: "Похожи".

– Вы сказали в своих показаниях, что по внешнему виду и очертаниям там коробки с вином. Что позволило вам сделать такой вывод? – продолжил допрос Непорожный. При этом он демонстративно кряхтел, с видимым усилием приподнимая сумку обеими руками и грохая ею о стол.

– Только объем, – буркнул экс-министр.

– А вы протокол осмотра места происшествия подписывали? Замечания были по поводу сумки? – поинтересовалась судья у Улюкаева.

– Не помню, – ответил экс-министр. После чего судья, подозвав подсудимого к себе, ознакомила с протоколом. Улюкаев, внимательно изучив бумаги, признал подписи своими.

Следственный эксперимент был окончен. Пачки банкнот Непорожный быстро переложил обратно в коробку. И затем заявил ходатайство об оглашении показаний свидетеля Сечина, данных им на предварительном следствии – 15 ноября 2016-го, а также 17 января и 31 мая 2017 года.

– Мы не даем своего согласия, – объявил общее мнение защиты Тимофей Гриднев.

– Суд постановил: отказать в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя в связи с тем, что сторона защиты возражает против оглашения показаний свидетеля Сечина, – мгновенно приняла решение судья.

– Уважаемый суд, несколько странно, что широкая общественность думает, что защита отказалась огласить показания свидетеля Сечина, но странность здесь состоит совершенно в другом, – обратился после этого к судье Тимофей Гриднев. – Именно защита, а не гособвинитель четыре раза просила вызвать главного свидетеля обвинения. Данная настойчивость вызвана тем, что мы не только не опасаемся свидетельских показаний, но и уверены, что именно с их помощью можем доказать суду невиновность нашего подзащитного.

Гриднев напомнил, что на прошлом заседании адвокаты только из уважения к суду решили допросить Улюкаева, не дожидаясь явки Сечина, а потом не возражали против стадии дополнений.

– Для нас допрос свидетеля Сечина является принципиальным, а причины его неявки считаем неуважительными, – сказал Гриднев и попросил суд вызвать Сечина в суд еще раз.

– Неявка Сечина в суд является фактически его отказом от обвинений, выдвинутых по отношению к Улюкаеву, – добавил адвокат.

Прокурор Непорожный, в свою очередь, напомнил, что именно сторона обвинения первая попросила вызвать свидетеля Сечина в суд и не возражала против повесток.

– В настоящее время очевидно, что продолжение направления повестки в судебное заседание приведет лишь к затягиванию судебного следствия. Мы считаем необходимым перейти к мнению сторон, – сказал прокурор, добавив, что причину неявки Сечина считает уважительной.

Лариса Семенова согласилась с мнением гособвинения и отказалась вызвать Сечина на допрос очередной повесткой. Также судья объявила судебное следствие закрытым и объявила о начале судебных прений, предоставив гособвинению и защите время для их подготовки.

Следующее заседание суда состоится 4 декабря.