$ 66.43

€ 75.39

"Ребята, без денег у судьи делать нечего!"

Новости07.09.2018
07.09.20183018
В Симоновском суде Москвы на процессе над экс-судьей АСГМ Игорем Корогодовым 7 сентября дал показания один из ключевых свидетелей по делу – капитан первого ранга Олег Шведков, бывший сослуживец подсудимого и потерпевшего, а ныне – глава Общероссийского профсоюза военнослужащих. Он настолько откровенно представил детали "кухни" АСГМ по принятию "нужных" процессуальных решений, что когда адвокат Корогодова решил еще больше заострить на этом внимание, судье пришлось сделать ему не меньше десятка строгих замечаний.

И сторону обвинения, и сторону защиты интересовали нюансы первой встречи потерпевшего, контр-адмирала Игоря Донского, и судьи столичного арбитража Корогодова. 61-летний Шведков, бодро взойдя на кафедру, сообщил, что служителя Фемиды в отставке (как и Донского) знает достаточно давно и общается с ним по-товарищески: подсудимый, в частности, присутствовал на 50-летнем юбилее супруги каперанга. Именно поэтому, когда у контр-адмирала наметилась проблема "ценой" 229 млн руб., решать которую предстояло в АСГМ, у Шведкова не было сомнений, кого предложить ему в качестве консультанта. Судье он, назначая встречу, "звонил" несколько раз.

– Да, он был моим приятелем, – заметил каперанг. – И у нас сложились… ну, определенные отношения.

В здании столичного арбитражного суда Шведкова и Донского тепло встретил Корогодов. Он, как сообщил свидетель, весьма поверхностно, "по диагонали" просмотрел все принесенные Донским документы и сказал, что лично он вряд ли сможет сказать что-то полезное, так как не специализируется на делах о субсидиарной ответственности. Встреча, кстати, происходила не в кабинете Корогодова.

– Это был какой-то небольшой подсобный кабинет, – сообщил свидетель. – Уж точно не зал заседаний!

Затем судья сказал, что Донскому непременно стоит обратиться к грамотному адвокату – и назвал имя Александра Мосина. Дозвониться до него Корогодов с ходу не смог, однако позже встречу удалось-таки организовать. На нее контр-адмирал опять поехал со Шведковым. Когда именно это было, последний вспомнить затруднился.

– Я дату свадьбы собственной дочери не помню, – посетовал он. – А тут вы меня о таком спрашиваете…

На встрече и произошло "самое интересное" – проглядев (так же быстро) документы, Мосин назвал процесс "крайне непростым" и предложил Донскому заключить с ним соглашение. Свои услуги в процессе по первой инстанции Мосин оценил в $5000–7000, еще столько же могло потребоваться и на апелляцию.

– Меня тогда покоробило, – вспоминал Шведков, – почему это в нашей российской реальности, так скажем, цены назначаются в долларах?!

Далее у Донского возник вопрос о возможности встречи с судьей [по делу Вадимом] Сторублевым – он хотел проконсультироваться и с ним. Однако ответ Мосина его озадачил.

– Адвокат сказал нам: "Ребята, все возможно, но это будет стоить на порядки дороже!" Отталкиваясь, наверное, от цены соглашения с ним самим, – откровенно поведал свидетель. – Ну а без денег вроде как у судьи делать нечего…

– А сами вы пытались как-то встретиться со Сторублевым? – спросил адвокат Олег Шляхов.

– Ну а как тут встретишься-то – это же АСГМ, там магнитные замки на дверях, наблюдение, просто так к судье, в принципе, не войдешь! –откликнулся Шведков.

После предложения Мосина контр-адмиралу пришлось тогда сознаться, что таких денег у него в принципе нет. Тогда тот заметил: в таком случае все придется, увы, "делать по закону".

Адвокат Шляхов подготовил для Шведкова, как он выразился, "всего 250 вопросов". Однако задать успел всего десятка полтора, и из них судья Светлана Туманина традиционно сняла около 90–95% как не имеющих отношения к предмету разбирательства. Шляхов, как посчитала она, вновь "увлекся изучением личности". Далее защитник попытался углубиться в детали "выхода" Мосина на Сторублева.

– Что именно сказал тогда адвокат Мосин о своих связях с судьей? – решил уточнить Шляхов у свидетеля.

– Он тогда просто сказал, что может встретиться со Сторублевым, – скупо сообщил Шведков.

Шляхов, будируя вопрос о силе "административного ресурса" судей АСГМ, получил от посуровевшей Туманиной замечание, всего же за заседание набрал еще около десятка "желтых карточек" – в основном "за давление на свидетеля", за задавание вопросов "уже содержащих ответ" и т. п.

Нашелся острый вопрос и у прокурора, пытавшегося устранить разногласия по делу.

– Вот в ваших показаниях на предварительном следствии значится, что, как сообщил вам Мосин, встреча со Сторублевым будет стоить "не десять и не пятнадцать тысяч долларов". А сколько же точно?

– Я, честно говоря, запомнил только, что соглашение с Мосиным стоит пять – семь тысяч долларов, а знакомство с судьей – "на порядки дороже", – осторожно сказал Шведков. – Цифру же "пятнадцать тысяч" я сейчас не помню.

– Вы эти показания совсем недавно давали, что у вас с памятью – она пропорционально времени ухудшается, что ли? – съязвил Шляхов и тут же получил очередное замечание от судьи с занесением в протокол.

– Старею, наверное, –  с улыбкой успел ответить каперанг, прежде чем покинул кафедру.

Светлана Туманина назначила очередное заседание на 14 сентября, в суде планируют допросить еще несколько свидетелей.