$ 71.1

€ 78.26

«Росгосстрах» заблудился в судах в поисках 151 миллиарда

Новости24.03.2020
24.03.20206968

Фото: Moscow Live

В деле о товарных знаках «Росгосстраха» на 151 млрд рублей случился неожиданный поворот. Председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев вынес представление об отмене определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, которая ранее отклонила все финансовые претензии «Росгосстраха» к страховой компании «РГС Жизнь» за использование своего бренда. Таким правом Лебедев воспользовался впервые за 6 лет с момента слияния Высшего арбитражного суда и ВС. Стороны по делу и независимые эксперты по просьбе L.R. оценили перспективы предстоящего процесса.

Представление в Президиум Верховного суда об отмене определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ вещь сама по себе неординарная. Формально у Вячеслава Лебедева такое право есть, но пользуется он им в исключительных случаях. Мотивы такого решения, в результате которого дело может быть направлено на новое рассмотрение, пока неизвестны.

Пресс-служба ООО «Капитал Лайф Страхование Жизни»:

«В данном случае речь идет исключительно о процессуальных вопросах, представление Председателя ВС не содержит никаких решений или рекомендаций по фактической части спора. Комментировать сейчас будущее решение Президиума ВС, дата которого еще даже не назначена, мы считаем некорректным. А комментарии, которые распространяет в этой связи истец, мы считаем неприемлемым манипулированием фактами и недопустимым давлением на суд. К сожалению, данную стратегию голословных публичных обвинений наши оппоненты применяют давно, не имея достаточных аргументов в правовом поле. Мы продолжим отстаивать свои интересы в соответствии с законодательством столько, сколько потребуется».

При этом судебные разбирательства ведутся уже несколько лет. В 2018 году «Росгосстрах» оспорил в Арбитражном суде Москвы лицензионный договор с компанией «РГС Жизнь» (это бывшая «дочка» «Росгосстраха», сейчас переименована в «Капитал Лайф Страхование Жизни») в связи с незаконным обогащением за пользование его товарными знаками. Речь идет о тринадцати наименованиях, включая фирменные эмблемы, буквенные обозначения и т. д. Соглашение с «РГС-Жизнь» было заключено в феврале 2017 года — перед тем как владение «Росгосстрахом» перешло от Данила Хачатурова к банковской группе «Открытие». При этом сама компания «РГС-Жизнь» не являлась участником сделки.

Договор об использовании бренда предполагал ставку роялти на уровне 15 тыс. рублей за товарный знак в квартал. Новым собственникам этого показалось мало. Исковые требования «Росгосстраха» сначала составили 116,5 млрд рублей, а позднее выросли до совсем неприличных 151 млрд рублей (из них 2 млрд за пользование товарным знаком в 2017 году, еще около 149 млрд СК потребовала в качестве компенсации).

Президент ООО «Капитал Лайф Страхование Жизни» Евгений Гинер:

«Абсурдность предъявляемых «Росгосстрахом» претензий в 150 млрд рублей является очевидной всем участникам процесса с самого его начала. Мы готовы к любым новым рассмотрениям, так как заинтересованы, чтобы у наших оппонентов не осталось больше никаких возможностей для спекуляций на этой теме, в том числе процессуальных. Надо раз и навсегда закрыть им возможность использовать подобные претензии для ведения нечистоплотной конкурентной борьбы».

Состоялась череда судов. И первая инстанция, и апелляция встали на сторону ответчиков, оставив без удовлетворения претензии «Росгосстраха». Однако в сентябре 2019 года Суд по интеллектуальным правам (СИП), рассмотрев кассацию, по формальным причинам отменил эти решения, отправив дело на новое разбирательство. Суд указал, что ряд доводов «Росгосстраха» якобы были проигнорированы и им нужно дать оценку.

После этого СК «Капитал Лайф» обратилась с жалобой в Верховный суд. 3 декабря Коллегия по экономическим спорам ВС РФ вернула в силу первоначальные судебные постановления, отказав «Росгосстраху» в иске. Коллегия указала, что СИП «вышел за пределы своих полномочий», поскольку кассация при проверке судебных актов может лишь «оценивать правильность применения нижестоящими судами норм материального, процессуального права и не имеет права непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела».

Проиграв в арбитражном процессе вторую кассационную инстанцию, «Росгосстрах» пытается пересмотреть дело в порядке надзора, убедив главу ВС Вячеслава Лебедева направить в президиум представление об отмене решения коллегии по экономическим спорам.

В декабре 2019 года издание The Bell сообщило, что предправления банка «ФК Открытие» (владеет «Росгосстрахом») Михаил Задорнов написал письмо, в котором попросил Вячеслава Лебедева «дать указания» суду в разрешении этого спора.

При этом изначально в иске «Росгосстрах» (N 305-ЭС19-20584, А40-127011/2018) требовал расторгнуть лицензионный договор с «РГС Жизнь» по причине нанесения «явного ущерба». Теперь же в надзорной жалобе компания настаивает на «наличии сговора», хотя таковой не был доказан в ходе предыдущих процессов.

Другими словами, отмена определения Судебной коллегии и направление дела на новое рассмотрение даст «Росгосстраху» возможность в обход норм процессуального законодательства изменить основание иска, в том числе освободиться от доказывания наличия явного ущерба.

Пресс-служба «Росгосстраха»:

«Позиция компании неизменна: лицензионный договор на использование принадлежащих ПАО СК «Росгосстрах» товарных знаков нарушает наши права и законные интересы. В иске ПАО СК «Росгосстрах» указывало, что лицензионный договор заключен на нерыночных условиях, когда ООО «Капитал Лайф Страхование Жизни» уже вышло из Группы компаний «Росгосстрах». При этом из лицензионного договора были намеренно исключены условия, позволяющие ПАО СК «Росгосстрах» расторгнуть его».

В целом, заявления истца о недействительности сделки, как считают в «Капитал Лайф», не имеют правового значения, если только не доказан сговор директора с контрагентом по сделке. Как уже отмечалось, доказательств такого сговора истцом представлено не было.

Еще одной причиной того, почему решение ВС надо отменить, «Росгосстрах» называет то, что в свое время Арбитражный суд Москвы отказал в проведении судебной экспертизы по установлению рыночной стоимости размера вознаграждения за пользование товарными знаками.

Суд, ознакомившись с доводами участников, счел, что доказательств достаточно и дополнительные мероприятия не нужны. Принципы состязательности и равноправия сторон нарушены не будут. Тем более что с момента заключения лицензионного договора и до предъявления требований о признании его недействительным «Росгосстрах» добросовестно выполнял свои обязательства, никаких претензий не выдвигал.

Мнения экспертов

Комментируя данный процесс, заместитель председателя комитета РСПП по интеллектуальной собственности Анатолий Семенов заявил: «Судебная практика свидетельствует, что стоимость товарного знака штука довольна сложная и противоречивая. Зачастую лицензионные договоры на законных основаниях заключаются не на рыночных условиях. Например, когда субъекты входят в один холдинг или сотрудничают в рамках каких-либо других проектов. В любом случае способ исчисления размера платежа за использование бренда закладывается в соглашение. Поэтому истцу прежде, чем добиваться его недействительности или пытаться взыскать недополученную прибыль, необходимо попытаться признать, что сам способ исчисления роялти был ущербен. Вполне вероятно, у истца в суде просто не нашлось достаточных аргументов для этого».

Сергей Гришанов, управляющий партнер бюро «Гришанов и партнеры»:

«Обстоятельства спора и содержание оспариваемых «Росгосстрахом» судебных актов не содержат предпосылок для вывода председателя ВС РФ о якобы допущенных судами фундаментальных нарушений материального или процессуального права.

Наоборот, содержание представления председателя ВС РФ само по себе создает условия для совершения таких нарушений.

Доводы истца, приведенные в надзорной жалобе и поддержанные председателем ВС РФ, фактически направлены на предоставление «Росгосстраху» второго шанса на рассмотрение по существу вчистую проигранного им дела.

Суть иезуитского подхода к толкованию норм АПК РФ председателем ВС РФ в том, что в результате пересмотра судебных актов в порядке надзора предполагается обойти действие принципа состязательности и на втором круге рассмотрения дела дать возможность истцу не только изменить основание иска (что он опоздал сделать в первой инстанции), но и реанимировать право на доказывание фактов, проигнорированных самим истцом при первоначальном рассмотрении спора.

Самоустранение истца от доказывания факта сговора с ответчиком в полной мере отвечает принципу состязательности и, очевидно, не создает предпосылок для того, чтобы председатель или Президиум ВС РФ исправляли ошибки, допущенные не судами, а самим истцом.

В этом смысле наиболее аргументированная правовая позиция по спору содержится в определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, отмена которого создает угрозу несправедливого распределения бремени доказывания Президиумом ВС РФ в пользу истца, и в том числе необоснованного его освобождения от обязанности доказывания наличия явного ущерба в результате заключения спорной сделки».

Александр Почуев, управляющий партнер адвокатской коллегии «Почуев, Зельгин и партнеры»:

«Действия истца свидетельствуют о том, что с момента заключения лицензионного договора и до момента предъявления требования о признании договора недействительным он проявлял волю на сохранение сделки.

Ответчик на протяжении полутора лет в полном объеме исполнял свои обязательства по договору путем перечисления денежных средств за право пользования товарными знаками, а истец принимал денежные средства как лицензионные платежи, не возвращал их как ошибочно перечисленные и не принимал мер по оспариванию договора.

ПАО СК «Росгосстрах» сотрудничало с ООО СК «Росгосстрах-Жизнь» на аналогичных условиях начиная с 2005 года, то есть 12 лет подряд, и не заявляло каких-либо возражений по поводу их действия. Это давало ответчику основание полагаться на действительность сделки.

При этом риски недобросовестности своих представителей, в том числе лиц, осуществляющих полномочия единоличного исполнительного органа, несет юридическое лицо, и они не могут быть переложены на добросовестных третьих лиц. Соответственно, заявление истца о недействительности сделки не имеет правового значения, если только не будет доказан сговор директора с контрагентом по сделке. Как уже отмечалось, доказательств такого сговора истцом представлено не было».

Григорий Зельдин, доцент РУДН, международный арбитр CIarb:

«Согласно разъяснениям Пленума Верховного суда Российской Федерации, срок исковой давности для подачи заявления об оспаривании договора составляет 1 (один) год, а датой начала течения срока исковой давности является дата заключения данного договора.

Очевидно, что подача искового заявления за пределами срока исковой давности является безусловным и исчерпывающим основанием для отказа в удовлетворении требований истца.

Данный подход является одним из незыблемых правовых принципов, обеспечивающих стабильность делового оборота и предсказуемость договорных отношений между участниками экономического деятельности.

Парадоксальность и опасность ситуации в том, что представление председателя Верховного суда фактически поставит этот фундаментальный принцип под сомнение, ведь постановления Президиума — это общеобязательная норма и для других судов по схожим делам.

И в ситуации сложившейся «экономической турбулентности» удовлетворение Президиумом ВС представления Вячеслава Лебедева неизбежно спровоцирует массовые отказы представителей бизнеса от исполнения своих договорных обязательств посредством смены генеральных директоров и последующие предъявления исков о расторжении договоров в порядке статьи 174 ГК РФ.

На мой взгляд, это очень опасный путь, «ящик Пандоры», открытие которого сегодня может иметь непредсказуемые, но, очевидно, резко негативные последствия для всего предпринимательского сообщества».