$ 69.71

€ 77.64

Самоизоляция от подзащитного, или Плохому адвокату всегда вирус мешает

Новости30.04.2020
30.04.20202174

Фото: Pixabay

Адвокатские палаты по всей России стали жаловаться на жизнь и просить государство о поддержке. Между тем востребованные адвокаты утверждают, что работы у них только прибавилось, так как многие коллеги ушли в глухую «самоизоляцию» и отсиживаются по домам. Более того, на таких адвокатов стали жаловаться следователи и судьи. Из-за неявки защитников срываются судебные заседания и процессуальные действия, которые даже в нынешней ситуации продолжают назначаться.

На днях, по данным «Коммерсанта», с очередной просьбой о помощи к властям обратились президент Совета АП Москвы Игорь Поляков и главы подмосковной АП Алексей Галоганов. В аналогичных по содержанию письмах Сергею Собянину и Андрею Воробьеву они заявили, что члены их палат чуть ли не бедствуют, так как произошло «сокращение более чем на 90% возможностей профессиональной деятельности». При этом адвокаты — лично или в составе образования — оплачивают все расходы: на аренду, зарплату бухгалтерам, секретарям и прочему персоналу, и эти траты «не могут быть отменены или уменьшены». Еще дальше пошли ФПА и Ассоциация юристов России, которые попросили распространить на адвокатов и адвокатские образования федеральные меры поддержки, включив их виды деятельности в перечень отраслей российской экономики, наиболее пострадавших от пандемии.

Востребованных адвокатов такая постановка вопроса по меньшей мере удивляет. «Наша коллегия занимается в основном сложными уголовными делами. Уменьшения таких дел во время режима самоизоляции мы не заметили. Только на предыдущей неделе у нас было четыре судебных заседания, отнесенных к безотлагательным. Секретарей, бухгалтеров мы не увольняли. Даже наоборот, для успешного функционирования офиса нами были приняты на работу три новых технических сотрудника», — рассказал в беседе c L.R вице-президент коллегии адвокатов «Дефенс» Алексей Галаев. С другой стороны, по словам юриста, многие его коллеги, испугавшись коронавируса, фактически добровольно отказываются от работы. «В апреле у нас не состоялось несколько заседаний, так как все адвокаты, опасаясь за свое здоровье, не явились и попросили о переносе», — говорит Галаев.

Не меньше работы и у востребованных цивилистов, для которых кризисы, наоборот, самая горячая пора. Причем в большинстве случаев эти юристы ничем не рискуют, так как основной объем работ могут выполнять из дома.

Жалуются на некоторых адвокатов не только клиенты и коллеги, но и следователи. В беседах с L.R они рассказали, что, опасаясь инфекции, адвокаты всеми способами уклоняются от участия в следственных действиях, чем сильно осложняют положение своих подзащитных и затягивают дела.

Интересна в связи с этим позиция ФПА. На состоявшемся недавно совете платы президент Юрий Пилипенко опять в основном уповал на правительство, а конкретные проблемы адвокатов предложил им решать самостоятельно. Например, он коснулся нашумевшей темы о выплате адвокатам по назначению вознаграждений по ставке выходных и праздничных дней в период пандемии. Прокуратура с этим не согласна, ссылаясь на разъяснения Минтруда России. Из них следует, что нерабочий день не относится к выходным или нерабочим праздничным дням, поэтому оплачивается в обычном, а не повышенном размере. А сами выходные и нерабочие праздничные дни могут переноситься на другие дни только федеральным законом или нормативным правовым актом правительства РФ.

Очевидно, что этот спорный вопрос сейчас является одним из ключевых для адвокатского сообщества, однако ФПА от его решения фактически самоустранилась. «Во многих регионах органы предварительного расследования, а также ряд судов отказывают адвокатам в оплате по ставкам, предусмотренным для выходных и праздничных дней. Президент ФПА РФ призвал коллег в вопросах оплаты участия в делах по назначению проявлять настойчивость, мотивированно отстаивая общие для адвокатского сообщества позиции», говорится в официальном сообщении палаты.

Между тем многие адвокаты ждут от ФПА не пожеланий и обращений в правительство, а конкретной помощи. «Взносы адвоката только в Москве составляют около семи тысяч рублей. Умножьте эту сумму на количество адвокатов. Почему бы некоммерческой организации — ФПА не помочь адвокатам из собственных средств? По крайней мере тем, для кого по медицинским показаниям данный вирус действительно является опасным: пожилым, страдающим хроническими заболеваниями», — задался вопросом в разговоре с L.R известный представитель столичного адвокатского сообщества.