Сбывшийся кошмар прокуроров

Новости17.04.2020
17.04.202013294

Фото: АГН Москва

Неожиданно бурную реакцию вызвало поручение генерального прокурора незамедлительно реагировать на завышение цен на муку, гречку, сахар и другие социально значимые продукты. Еще не успела высохнуть подпись на распоряжении, а с мест уже пошли отчеты о проделанной  работе. Региональные СМИ, в свою очередь, стали публиковать рассказы о прокурорских буднях в новых реалиях. В объективности некоторых коллег и достоверности приведенных фактов L.R не уверен, но и пройти мимо столь важной темы мы не можем. Поэтому оставляем правдивость статьи «Прокурор и гречка» в издании «Брянские новости» на совести ее автора Сергея Морозова и публикуем  материал без купюр.

«Юрий Петрович! Юрий Петрович! Держите! Держите руку! Хватайтесь!» — после этих ужасающих воплей районный прокурор Юрий Петрович Гвоздев вскочил с кровати.

«Черт побери. Опять кошмары. Вроде и отчеты все сдал. Докладные годовые все написаны. Живи себе припеваючи квартал, а тут эта зараза — коронавирус. Опять проверки, опять срочные отчеты в областную», — тяжелые думы погнали Юрия Петровича на кухню варить кофе. Он знал, что больше уже не заснет. На часах была половина шестого утра.

Попивая крепкий кофе, Гвоздев вспоминал кошмар, который согнал его с теплой кровати.

Приснился ему обычный рабочий день. На электронную почту пришло очередное письмо из областной прокуратуры, адресованное всем районным прокурорам. Поручение, как и все поступающее в последнее время из вышестоящей прокуратуры, было сверхсрочным и архиважным.

«В соответствии с поручением Генеральной прокуратуры № 7-12-2020 вам надлежит незамедлительно совместно с территориальными подразделениями ФАС России проверить запасы гречки, находящиеся в поднадзорных торговых сетях. В ходе проверки необходимо установить точное количество зерен гречки по состоянию на 10 апреля 2020 года в сравнении с аналогичным периодом 2019 года. При наличии оснований необходимо принять исчерпывающие меры прокурорского реагирования. Докладная записка об исполнении поручения ожидается не позднее 13 часов 15 апреля 2020 года».

Содержание задания из областной повергло в шок Юрия Петровича, много повидавшего на своем прокурорском веку. Первые полчаса в его мозгу крутилась только известная фраза министра иностранных дел Лаврова. Эту фразу он адресовал первому заму областного, подписавшему поручение, начальнику общенадзорного отдела и всем назойливым зональным прокурорам, которые своими звонками разряжали его старенький айфон еще до обеда.

«Так. Старпом сейчас в отпуске, еще одна помощница в декрете, остаются зам, два помощника и я. На все у нас есть три дня». — Районный прокурор прикидывал силы, которые ему надлежало бросить на выполнение безумного поручения областной прокуратуры.

Он знал, что проверку придется проводить своими силами, областное управление антимонопольщиков специалиста ему, конечно, не направит.

«Можно еще ментов напрячь, но там у них свой дурдом — сутками ищут нарушителей режима самоизоляции. Им план тоже надо ведомственный выполнять, вручая уведомления», — прокурор расстался с мыслью прибегнуть к помощи поднадзорного отдела полиции.

В первый день пересчитывать гречку Гвоздев отправил зама с помощником.

Представители местного магазина к требованию прокурорских работников предъявить им для пересчета все запасы гречки отнеслись практически без эмоций — за последний месяц коронавирусного безумия они привыкли к различным проверкам. Только уже потом, выйдя покурить, несколько менеджеров из отдела продаж укатывались со смеха, рассказывая коллегам о прокурорских подсчетах. Два сотрудника в темно-синих мундирах с блестящими звездами на погонах, сидящие на низеньких стульчиках и пересчитывающие зерна, выглядели нелепо даже сейчас, когда уже почти все привыкли к виду людей в масках и резиновых перчатках.

На следующий день на битву с гречкой Юрий Петрович пошел сам, прихватив молоденькую помощницу, которую еще даже не успели аттестовать и наградить погонами со звездочками юриста 3-го класса.

Была уже половина девятого вечера, когда Гвоздев, раздраженно сплевывая гречневую муку и отряхивая пыльный мундир старшего советника юстиции, заметил на верхней полке магазинного стеллажа крупный поддон с мешками гречки.

«На завтра останется, как раз успеем досчитать», — подумал Юрий Петрович и, отдав портфель молоденькой помощнице, резко вскочил на стеллаж.

Он хотел пересчитать оставшиеся мешки с гречкой, но не менее этого, а даже более желал продемонстрировать симпатичной подчиненной, что находится в прекрасной для 52-летнего мужчины физической форме.

Юрий Петрович добрался до поддона. Держась одной рукой за стеллаж, а другой за мешки с гречкой, он стал пересчитывать запасы стратегической провизии.

«Неаккуратно как сложили», — подумал Юрий Петрович, двигая мешки.

В какой-то момент правая нога районного прокурора, обутая в неудобный форменный ботинок, соскользнула со стеллажа, правой рукой он инстинктивно схватился за поддон, потянув весь груз на себя. Дальше все произошло в одно мгновение: районный прокурор оказался на полу, сверху на него летели мешки. Несколько мешков порвались, зацепившись за стеллаж. По прокурорскому кителю, по лицу старшего советника начал барабанить гречневый дождь.

«Юрий Петрович! Юрий Петрович! Держите! Держите руку! Хватайтесь!»

Еле живая от страха молоденькая помощница тащила шефа за руку.

«Да все нормально, Юлия Владимировна. Все нормально. Ты мне руку сейчас оторвешь», — отмахнулся от помощницы районный прокурор.

«Ой, я очень испугалась. Очень. Вдруг бы вы… того, а у меня завтра срок — надо ответ на жалобу и информацию в областную направлять, кто бы мне подписал тогда?» — Глупый вопрос юной юристки мгновенно привел в чувство Юрия Петровича.

Потом, когда они неспешно шли до прокуратуры, симпатичная и неаттестованная донимала районного прокурора вопросами, как они будут пересчитывать оставшуюся гречку, причем ведь надо еще и запасы аналогичного периода прошлого года указать. И акт реагирования придумать какой-нибудь.

— Да никак! Правило трех пэ знаешь? Пол, палец, потолок. Напишем… Сколько надо, столько и напишем! АППГ плюс 1! Эту формулу ты хоть выучила?

— А как же областная, Юрий Петрович! Если проверят, а у нас не «бьются» цифры?

— А если им надо, то пусть приезжают и проверяют! Пусть пересчитывают сами! А у меня, Юлия Владимировна, аллергия на гречку с сегодняшнего дня!

— А акт реагирования, Юрий Петрович?

— А что акт реагирования? Поддоны с продукцией у них плохо установлены, подвергают жизнь и здоровье покупателей опасности. Вот тебе и акт! Завтра с утра принесешь мне проект представления.

После этого прокурорские работники весело зашагали к конторе. Каждый молчал о своем. Прокурор Юрий Петрович Гвоздев вспоминал, что его маленькая районная прокуратура пережила и Крым, и санкции. Он был уверен, что и эту заразу коронавирусную переживет. И даже печенеги с половцами из областной с их безумными заданиями ему не помешают доработать до пенсии.

    Татьяна Филимонова

    17 апреля 2020 at 12:10

    Прокуратура в Томске погрязла в коррупционной круговой поруке…………. КРЫШУЕТ произвол УВД и СК России по Томской области……………… Мною уже подано устное заявление в СУ СК РФ на фальсификацию доказательств следователем Октябрьсклого района для вынесения отказного постановления о возбуждении уголовного дела.