СКР исправляет ошибки в деле экс-судьи АСГМ, которому неоднократно отменяли приговор

Новости13.07.2021
13.07.2021  1393
Игорь Корогодов/здание АСГМ. Коллаж: Legal.Report

Высшая квалификационная коллегия судей РФ дала согласие на привлечение в качестве обвиняемого бывшего судьи Арбитражного суда города Москвы Игоря Корогодова. Ранее Мосгорсуд дважды отменял его обвинительный приговор в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального законодательства. На третьем заходе дело вернули в органы следствия для устранения ошибок.

Два судьи АСГМ, адвокат и спор на 230 млн 

Legal.Report неоднократно и подробно писал об этом уголовном деле. Согласно версии следствия, в 2016 году в Москве судья Корогодов пытался похитить $70 тыс. у контр-адмирала в отставке Игоря Донского. Тот был ответчиком по иску о привлечении к субсидиарной ответственности на сумму в 229,5 млн рублей. Дело рассматривал коллега и бывший однокурсник Корогодова Вадим Сторублев. Для реализации своего плана Корогодов привлек хорошо знакомого ему адвоката Александра Мосина, соучредителя столичного адвокатского бюро «Лекс Инвест».

«Корогодов сразу сказал, что без хорошего адвоката мне просто не обойтись. А познакомить меня с судьей, непосредственно рассматривающим дело, он не может — это в АСГМ якобы не принято», — вспоминал на одном из судебных заседаний Донской, получивший статус потерпевшего в уголовном деле.

Следуя рекомендациям судьи, Донской, по его словам, заключил соглашение о юрпомощи с Мосиным. Однако после того как защитник запросил за неформальное решение вопроса $70 тыс., отставной контр-адмирал обратился в ФСБ. В результате сначала Мосин, а затем и Корогодов были задержаны с поличным.

Полномочия обоих судей, как и адвокатский статус Мосина, были приостановлены (Корогодов проработал в АСГМ почти 10 лет, Сторублев — 15). В 2017 году ВККС дала согласие на привлечение Корогодова к уголовной ответственности.

Корогодову инкриминировали покушение на мошенничество в особо крупном размере (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ), а Мосину — посредничество во взяточничестве (ч. 4 ст. 291.1 УК РФ). Следствие пришло к выводу, что судья хотел присвоить деньги, не посвящая в свои планы ни Сторублева, ни Мосина.

В декабре 2018 года Симоновский суд Москвы приговорил Корогодова и Мосина к 5,5 и 3 годам колонии общего режима соответственно. Мосгорсуд отменил приговор по процессуальным нарушениям и вернул дело на пересмотр.

Чудеса переквалификации

В феврале 2020 года по новому приговору сообщники получили уже 3,5 и 2 года колонии. При этом Мосину переквалифицировали обвинение на покушение на мошенничество в особо крупном размере (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ). Это сделал гособвинитель в прениях сторон.

В июле 2020 года апелляционная инстанция снова отменила приговор. Мосгорсуд, в частности, отметил, что, согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительному заключению, Мосин не был осведомлен о намерении Корогодова похитить взятку для Сторублева и при передаче денежных средств действовал с умыслом на посредничество во взяточничестве. При этом после переквалификации Симоновский суд в мотивировочной части приговора указал, что адвокат не только был осведомлен об истинном преступном намерении Корогодова, но и, имея с ним общий корыстный умысел на хищение путем обмана денежных средств Донского, дал добровольное согласие на соучастие в преступлении.

Изменение обвинения как в отношении Мосина, так и в отношении Корогодова, которому единый с Мосиным преступный умысел органом предварительного расследования не вменяется, не соответствует положениям ст. 252 УПК РФ, ухудшает положение осужденных и нарушает их права на защиту, указала судебная коллегия МГС. Уголовное дело во второй раз отправили на пересмотр.

С этим решением не согласились в прокуратуре Москвы. Зампрокурора столицы Виктор Малюков подал кассационное представление, из которого следовало, что действия осужденного переквалифицированы на менее тяжкое преступление гособвинителем и это не нарушает его право на защиту и не ухудшает положение. Второй КСОЮ вернул дело в Мосгорсуд, указав, что там должны либо вынести итоговое решение, либо объяснить причины, по которым апелляционной инстанцией не может быть устранено допущенное нарушение.

На этой стадии прокуратура Москвы неожиданно попросила МГС изменить приговор и переквалифицировать действия Мосина уже на пособничество в покушении на мошенничество (ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ). Впрочем, Мосгорсуд опять был непреклонен — дело подлежит пересмотру из-за существенных и неустранимых нарушений требований УПК.

На третьем заходе Симоновский суд не стал выносить приговор и, несмотря на возражения со стороны гособвинения, возвратил дело прокурору ЮАО для устранения препятствий его рассмотрения судом. При этом было указано, что исправление нарушений относится к исключительной компетенции органов предварительного следствия.

«Имеет место объективное вменение»

После серии судебных неудач в СКР решили предъявить Корогодову и Мосину обвинение в новой редакции — покушение на мошенничество в особо крупном размере с квалифицирующим признаком «группой лиц по предварительному сговору». В случае с бывшим судьей для этого понадобилось формальное согласие ВККС.

— В ходе судебного следствия были установлены иные обстоятельства, которые не были установлены в ходе досудебного производства. В связи с чем было принято решение о возвращении уголовного дела в порядке ст. 237 УПК РФ, — пояснил один из двух представителей СКР, приехавших на заседании ВККС.

Сам Корогодов не явился, но доверил защищать свои интересы адвокату Рудольфу Амбарцумову. Защитник раскритиковал позицию следственных органов.

— Орган следствия никаких новых следственных действий не производил, никаких новых доказательств не добывал, он только перепредъявил обвинение… Вместо ранее существовавшей фабулы, что Корогодов вводил в заблуждение Мосина о своих истинных намерениях и завладел этой суммой, появилось новое обвинение, что по предварительному сговору они это сделали, — объяснял Амбарцумов.

Адвокат обратил внимание квалификационной коллегии, что изначально действия Мосина СКР квалифицировало как посредничество во взяточничестве.

— Посредник есть, взяткодателя нет, взяткополучателя тоже… Как можно было такое безграмотное обвинение предъявлять? И потом через четыре года возвращаться к соблюдению требований норм уголовно-процессуального кодекса, – возмущался защитник. Он высказал мнение, что из-за отсутствия достаточных данных для возбуждения уголовного дела имело место искусственное создание доказательств и провокация Мосина со стороны потерпевшего Донского.

По словам адвоката, в апреле этого года Корогодов и Мосин уже были допрошены в качестве обвиняемых, но оба не признали своей вины в наличии предварительного сговора.

— Откуда у следственных органов появились доказательства наличия этого предварительного сговора, если сами обвиняемые отрицают это, а прежний материал не давал оснований для такого обвинения? — задал вопрос адвокат. И тут же сам объяснил: — Имеет место объективное вменение, которое запрещено нашим законодательством.

ВККС дала согласие на привлечение Корогодова в качестве обвиняемого.

Комментарии

0