СКР продолжает зачистку в главке ФСИН крупнейшего региона

Новости16.11.2020
16.11.20201404

Дмитрий Тарасов. Фото: ГУФСИН России по Нижегородской области

В Нижегородской области возбуждено уголовное дело в отношении заместителя начальника регионального ГУ ФСИН Дмитрия Тарасова и его подчиненного — главного инженера главка Дмитрия Муратова. Их подозревают в мошенничестве, совершенном с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК РФ).

В октябре 2019 года, по версии следствия, Тарасов и Муратов получили от начальника одной из исправительных колоний Нижегородской области 80 тыс. рублей. Эти деньги фсиновцы якобы должны были передать коллегам в качестве отката за ранее принятые решения. Речь шла о закупке техники и оборудования для колонии. Однако в итоге Тарасов и Муратов, как считает следствие, оставили всю сумму себе.

Тарасов уже третий заместитель руководителя нижегородского  ГУ ФСИН, который оказался в руках правоохранительных органов в текущем году. Так, в июле, как ранее писал L.R, были задержаны заместитель начальника управления Евгений Сычев и начальник отдела организации оплаты труда Степан Вахонин. Им инкриминируется превышение должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ). По версии следствия, они потребовали от подчиненных откаты с предстоящих квартальных премий. Сотрудники главка выплатили по 30–50 тыс. рублей в зависимости от размера своего поощрения.

А в сентябре стало известно, что в Нижегородской области возбуждено уголовное дело в отношении еще одного замглавы ГУ ФСИН полковника внутренней службы Виталия Гудкова, которому также инкриминируется ч. 1 ст. 286 УК РФ. Как сообщал L.R, СКР не простил полковнику ликвидацию потопа за счет подчиненных

В 2019 году в служебной квартире ГУФСИН произошло ЧП с водой. В результате пострадали соседние помещения. Замначальника тюремного главка, по версии следствия, потребовал от руководства подведомственных учреждений выделить деньги для возмещения ущерба. Эти суммы должен был собирать лично Гудков либо сотрудники аппарата главка. С июля по декабрь 2019 года полковник получил 350 тыс. рублей. Деньги он направил на компенсации пострадавшим.