Снова реплика в спину: как Барщевский задел главу КС за живое

Подробности17.01.2019
17.01.20193214

Михаил Барщевский (слева) и Валерий Зорькин

Конституционный суд РФ 17 января рассмотрел в открытом заседании дело о проверке положения Налогового кодекса РФ, которое позволяет по-разному рассчитывать налог на имущество в разных регионах (Legal.Report писал об этом здесь). Представители госорганов единодушно защищали положения НК, а Михаил Барщевский даже подчеркнул, что многодетная мать из Барнаула, по сути, посягает на основы федеративного государства.

О содержании дела рассказал судья-докладчик Гадис Гаджиев. По его словам, жительнице Барнаула Ольге Низамовой, купившей в 2013 году дом на окраине города, была предъявлена недоимка по налогу за 2015 год на сумму 47 572 руб. Рассчитана она была из инвентаризационной стоимости дома с применением высокой налоговой ставки. Суды региона, где Низамова попыталась оспорить эти начисления, встали на сторону государства. Они сослались на то, что согласно ст. 402 НК РФ до января 2020 года все субъекты Федерации должны установить дату начала применения на своей территории расчета налога на имущество исходя из кадастровой стоимости недвижимости. Если же такого решения не принималось, как было в Алтайском крае на тот момент, налог рассчитывается из инвентаризационной стоимости жилья. По мнению заявительницы, ст. 402 НК, предписывающая в данном случае уплачивать налог «исходя из инвентаризационной стоимости имущества, превышающей его кадастровую стоимость, с применением налоговых ставок, многократно превышающих ставки, установленные для кадастровой стоимости», нарушает принцип равенства всех граждан РФ вне зависимости от места жительства и потому не соответствует Конституции РФ.

Ни сама заявительница, ни ее представители на заседание не явились, так что в обсуждении вопроса участвовали только представители госорганов. Сенатор Андрей Клишас поведал о том, как должен в соответствии с НК исчисляться налог. По его словам, 1 января 2015 года была введена глава 32 НК и был установлен переходный период от исчисления налога по инвентаризационной стоимости (при этом в расчет берется год возведения здания и степень его износа) к исчислению налога по стоимости кадастровой, близкой к рыночной. Переходный период установлен для предоставления регионам возможности проведения кадастровой оценки объектов на своей территории. При этом регионы вправе устанавливать собственные налоговые льготы, а инвентаризационная стоимость может быть оспорена в судебном порядке.

Представитель президента РФ в КС Михаил Кротов привел подробные расчеты, касающиеся ситуации собственно Низамовой. Налог на ее дом был рассчитан по ставке 1,5% на основании инвентаризационной стоимости здания на 1 января 2012 года – 2 764 992 руб., а с учетом коэффициента-дефлятора – 3 171 446 руб. При этом, как следует из материалов дела, владелица дома указывает, что кадастровая стоимость ее недвижимости на 1 января 2015 года составляла лишь 2 873 674,88 руб. и должна была применяться ставка 0,1%. Так что сумма налога могла бы быть равной 2873,74 руб. Однако Кротов отметил, что официальной кадастровой оценки дома еще не проводилось, а цифра, приведенная в документах, как в них же и сказано, является приблизительной. Так что оснований считать, что налог, рассчитанный иначе, был бы ниже, нет.

– Более того, я поинтересовался в открытых базах: а сколько стоит такой объект в данном регионе?! – воскликнул Кротов, оторвавшись от бумаг. – В городе Барнауле дома общей площадью 282 квадратных метра продаются по цене от 6 миллионов до 15 миллионов рублей. Если еще учесть, что участок, на котором расположен дом, на берегу реки Оби на первой линии в плотной жилой застройке… Я не думаю, что это влечет снижение кадастровой стоимости данного объекта!

Прервав череду выступлений представителей власти, судьи забросали их вопросами. Так, Гаджиев поинтересовался целью введения законодателем «разброса» возможных ставок налога в Налоговом кодексе.

– На сленге юристов есть такое понятие – «ножницы», – рассудительно начал он. – Я имею в виду эти самые «ножницы», которые создаются с помощью вот этой дробности – от 0,1% стоимости налоговой базы до 2%, то есть возможное двадцатикратное превышение максимальной ставки над минимальной. Является ли целью этого введение налога на роскошь? И можно ли отнести дом, в котором проживает заявительница, по своим показателям к тому объекту, к тем пороговым показателям, когда начинается введение налога на роскошь?

Представитель Госдумы в КС Марина Беспалова, уклонившись от оценки барнаульского дома, пояснила, что «ножницы» вводились прежде всего для сбалансированности бюджетов регионов в зависимости от того, что территории разные, с разной застройкой и разной экономической составляющей, а также в интересах защиты нуждающихся в этом слоев населения.

Следующий вопрос Гаджиев адресовал Андрею Клишасу: не создаются ли риски, что исполнительная власть некоторых субъектов РФ может нарушать принцип равного налогового бремени, используя возможность устанавливать различные методики расчета, использовать различные базовые цены для применения повышающих коэффициентов?

– Я, наверное, соглашусь, что злоупотреблять такими полномочиями органы власти могут! – неожиданно заявил Клишас. – Но эти коэффициенты законодатель устанавливал, исходя из того, что территории РФ имеют различный уровень социально-экономического развития.

– Если позволите, еще вопрос, – не отступал Гаджиев. – Вот понятие «роскошный дом» при действующей системе налогообложения – является ли оно единым для города Москвы, Санкт-Петербурга, города Сочи и для всех остальных регионов?

– Я думаю, конечно, нет! Абсолютно нет! – покачал головой Клишас.

– А нет ли тут противоречия с принципом равенства налогообложения?

– Я думаю, что нет, потому что опять же и уровень жизни в субъектах Федерации, уровень доходов населения средний, уровень заработных плат очень сильно в РФ зависят от экономического развития территории, и стоимость недвижимости в том числе.

– У меня есть вопрос! – вступил в диалог с участниками заседания Валерий Зорькин. – Когда мы смотрим статью 406 Налогового кодекса «Налоговые ставки», мы видим, что эти налоговые ставки исчисляются по-разному в зависимости от того, о какой стоимости идет речь – о кадастровой или инвентаризационной. Чем руководствовался законодатель, когда вводил вот эту дифференциацию?

Отвечать взялся Михаил Кротов.

– Я думаю, что исходной посылкой было то, что инвентаризационная оценка – это оценка, которая была принята в советский период исходя из бухгалтерской балансовой стоимости. Затраты, которые были произведены на возведение объекта, они и являлись инвентаризационной оценкой, после чего происходила каждый год амортизация данного объекта, изменение инвентаризационной стоимости вследствие его эксплуатации. Поэтому инвентаризационная стоимость, если мы берем данное дело, на 2013 год для многих объектов могла быть равна практически нулю. Поэтому и ставка в данном случае имела большую дифференциацию.

– Не складывается ли впечатление, что законодатель ориентировался на то, что по общему правилу инвентаризационная эта вот стоимость – она меньше кадастровой? – уточнил Зорькин.

– Так я же и сказал об этом – что та цифра, которая приведена заявительницей, не является реальной кадастровой оценкой! – воскликнул представитель президента. – Кадастрирование не было проведено! Если бы оно было проведено, я сомневаюсь, что ее дом был бы оценен в эту сумму. Как минимум раза в три-четыре больше.

– Коллеги, можем двигаться дальше? – подытожил дискуссию Зорькин. – Тогда я попрошу Михаила Юрьевича.

Представитель правительства Михаил Барщевский, по его словам, «выбрал иной жанр» выступления. Не став вслед за коллегами приводить «одни и те же аргументы, чтобы отказать заявительнице», и рассказывать о законодательстве, он стал рассуждать «с общечеловеческой точки зрения». И для начала вспомнил, как один из сенаторов пообещал однажды внести законопроект, по которому если владелец недвижимости не согласен с установленной кадастровой оценкой, то государство обязано выкупить у него эту недвижимость по этой цене. Подобные законы есть в нескольких странах.

А потом в качестве аналогии с сегодняшним делом привел давнее решение КС, с которым до сих пор не может согласиться.

– Я тогда говорил, что если вы удовлетворите просьбу заявителя, то мы придем к ситуации, когда за нарушение ПДД владелец «Мерседеса» будет платить штраф больше, чем владелец «Жигулей». Тогда многие из вас улыбнулись. Через два года после этого один депутат Государственной думы реально внес законопроект, по которому ответственность за нарушение ПДД, размер штрафа административного, ставилась в зависимость от материального положения нарушителя!

Подобные последствия предсказал представитель правительства и в данном случае.

– Заявительница говорит: мне не нравится, как в моем субъекте определяется налог на имущество. Я хочу, чтобы он определялся, как в ином субъекте Российской Федерации. Предположим невероятное: вы удовлетворите ее заявление. На следующий день я обращусь к вам с просьбой отменить установленные в Москве размеры стоимости парковки. И установить их в размере, как… ну, например, на Чукотке. Кто-нибудь с Чукотки обратится к вам с требованием установить доплату к пенсии в том размере, в каком она установлена в Москве…

По мнению Барщевского, субъекты Федерации вправе законным образом устанавливать нормативы, рамки которых заданы федеральным законом.

– Я еще понимаю, если бы оспаривался федеральный закон, устанавливающий 20-кратную разницу между минимальной и максимальной ставкой, тут еще есть какая-то логика. Но это не относится к предмету заявленного вам требования!

– Я так понял, что нашим тем решением недовольны только владельцы «Мерседесов», – негромко сказал вслед уходящему на место Барщевскому Валерий Зорькин.

Представитель правительства развернулся.

– У нас выработалась своеобразная традиция, Валерий Дмитриевич: вдогонку моему уходу – ваша реплика. Обычно я отшучиваюсь на ходу, а сейчас я вернусь к трибуне. – И Барщевский принялся подробно рассказывать, почему недоволен прежним решением КС: – То ваше решение породило последующие два решения аналогичных, в итоге породило изменение общей части Административного кодекса, который предусмотрел возможность снижения административного штрафа. И теперь у нас вообще получилось, что Административный кодекс – КоАП – он в этой части как Гражданский кодекс, а по мере ответственности штрафы там больше, чем в Уголовном кодексе. Поэтому вот это чудо-юдо, КоАП, он вообще не имеет уже никакого отношения, с моей точки зрения, к административному праву… За все годы наберется, может быть, три-четыре решения <КС>, которые мне либо непонятны, либо с которыми я не согласен. Но вот это одно из таких. Среди вас были люди, у которых особое мнение, поэтому я чувствую себя более или менее уверенно, поскольку я не один такой непонятливый.

Зорькин в ответ сообщил, что, пользуясь своим правом, исключит свою реплику и ответ на нее из протокола и стенограммы, поскольку они оба вышли за пределы обсуждаемого предмета.

После выступления представителей Генпрокуратуры, Минюста и Федеральной налоговой службы, также не нашедших оснований для признания нормы НК неконституционной, заседание завершилось. О дате провозглашения решения КС будет сообщено в ближайшее время.