Совет АП Москвы отказался наказать адвокатов Ивана Сафронова по жалобе ФСБ

Новости14.01.2021
14.01.2021  1751
Защитники Ивана Сафронова. Фото: пресс-служба Лефортовского районного суда

Адвокаты имеют право отказаться от не соответствующей требованиям закона подписки о неразглашении данных предварительного расследования, что не является дисциплинарным проступком. Соответствующее решение вынес Совет АП Москвы.

С представлением в АП обратился Минюст РФ, куда, в свою очередь, пожаловался врио начальника Следственного управления ФСБ России. Недовольство высокопоставленного чекиста вызвали действия адвокатов журналиста Ивана Сафронова, обвиняемого в госизмене.

Как следует из материалов дела, 13 июля 2020 года следователь ФСБ предложил четверым защитникам подписать документ о неразглашении данных следствия, однако все они отказались. Адвокаты заявили, что у них нет такой обязанности, к тому же ранее они уже давали подписки о неразглашении сведений, составляющих государственную тайну. По мнению защитников, следователь нарушает их права на осуществление защиты всеми не запрещенными законом способами. 

В Минюсте посчитали, что адвокаты нарушили требования ч. 5 ст. 49 УПК РФ, которая обязывает защитника давать как подписку о неразглашении содержащихся в материалах дела сведений, составляющих гостайну, так и подписку в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 161 УПК РФ (недопустимость разглашения данных предварительного расследования). Однако в АП Москвы не согласились с этой позицией.

«Вопреки данному доводу, указанными нормами УПК РФ установлены два различных вида подписок и соответствующие каждому из них различные основания и порядок предупреждения о неразглашении», — говорится в решении Совета АП.

Совет АП Москвы напомнил, что за разглашение данных предварительного расследования защитник несет ответственность в соответствии со ст. 310 УК РФ. Но она не возлагает на адвоката обязанность дать такую подписку, в отличие от требования ч. 5 ст. 49 УПК РФ, прямо предусматривающей такую обязанность защитника.

«При этом в ходе дисциплинарного разбирательства установлено, что каждым из адвокатов при вступлении в уголовное дело в качестве защитников С. были даны подписки о неразглашении содержащихся в деле сведений, составляющих государственную тайну», — указал Совет АП.

Ко всему прочему, следователь не разъяснил адвокатам, какие еще имеющиеся в уголовном деле сведения, помимо составляющих государственную тайну, не подлежат разглашению. Никаких других претензий к защитникам следствие не выдвигало.

«Оценивая эти обстоятельства в совокупности, Совет приходит к выводу, что попытка следователя отобрать у адвокатов подписи под документом, не соответствующим требованиям закона и содержащим предупреждение об уголовной ответственности за неидентифицированные надлежащим образом действия, в действительности не могла способствовать обеспечению законных интересов предварительного следствия (которые, к тому же, уже были обеспечены подписками адвокатов о неразглашении сведений, составляющих государственную тайну)», — говорится в решении.

В Совете АП посчитали, что такая попытка могла быть направлена на воспрепятствование профессиональной деятельности адвокатов. В АП напомнили, что любое вмешательство в адвокатскую деятельность или препятствование ей запрещены законом.

«Прекратить дисциплинарное производство, возбужденное в отношении адвокатов по представлению Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Москве от 28 июля 2020 года, основанному на обращении врио начальника Следственного управления ФСБ России от 14 июля 2020 года, вследствие отсутствия в действиях (бездействии) адвокатов нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, включая Кодекс профессиональной этики адвоката», — указано в решении.

Иван Сафронов обвиняется в государственной измене (ст. 275 УК РФ), его подозревают в передаче данных Чехии. По версии следствия, в 2017 году журналист получил от неназванного представителя чешской спецслужбы задание и позднее передал данные о военном сотрудничестве России и стран Ближнего Востока. ФСБ считает, что Сафронов передавал секретные данные через интернет. Данных о том, от кого он мог их получить, в деле нет. Вину Сафронов не признает.

В поддержку журналиста выступили многие его коллеги и руководители российских СМИ.

Комментарии

0