СПЧ поспорил с ВС о «бессмысленном ритуале»

Новости27.02.2018
27.02.20183140
Президентский Совет по правам человека 26 февраля провел специальное заседание, посвященное обсуждению законопроекта об изменении ГПК, АПК и КАС РФ (Legal.Report писал о его внесении в Госдуму здесь). По его итогам СПЧ, в ходе развернувшейся дискуссии раскритиковав ряд инициатив Верховного суда и вступив в полемику с его представителем Виктором Момотовым, планирует направить ряд рекомендаций в органы власти.

Конституционна ли «адвокатская монополия»?

Согласно позиции СПЧ, предложение об увеличении цены исков, рассматриваемых в гражданском процессе в порядке упрощенного производства, до 500 000 руб. требует всестороннего обсуждения «с учетом невысокого уровня доходов населения». Сомневается Совет и в целесообразности закрепления положения о том, что помимо адвокатов представителями в суде могут быть только лица с высшим юридическим образованием. У него «есть опасение», что эта новелла может «поставить граждан в неравное положение, в зависимости от их финансовой возможности воспользоваться услугами представителя-юриста или вести процесс самостоятельно».

В связи с этим, напоминает СПЧ, им уже рекомендовано законодательно обеспечить сохранение неадвокатских форм бесплатной правовой помощи в судопроизводстве, оказываемой в том числе специалистами правозащитных организаций без статуса адвоката и высшего юробразования. «Ограничение диспозитивности в гражданско-правовых отношениях представительства» в Совете считают не соответствующими конституционно значимым целям.

Совершенно иначе считает секретарь пленума ВС РФ, председатель Совета судей России Виктор Момотов. В своем выступлении на заседании он подчеркнул, что запрет на непрофессиональное представительство в суде – «мировая тенденция, к которой движутся все развитые страны».

– Представление интересов в суде – не менее сложная задача, чем работа врача. Я допускаю, что некоторые люди без медицинского диплома могут оказать помощь не хуже профессионального медика. Но это не означает, что к врачам не должно предъявляться требование о наличии высшего образования или что такое требование нарушает чьи-то права, – заявил Момотов.

Интернет против повесток

Критикуют в СПЧ и попытку возложить на участников процесса (по аналогии с арбитражным судопроизводством) обязанность по поиску информации о месте, дате и времени рассмотрения дела в условиях, когда «классическое» судебное извещение заменяется на информацию о движении дела в интернете. Как утверждают правозащитники, различные категории граждан имеют совершенно разные возможности использования этой информации, тем более что уровень проникновения интернета в субъектах РФ вовсе не одинаковый. Причем многие пожилые россияне «не умеют пользоваться интернет-ресурсами и средствами доступа к ним».

Между тем Виктор Момотов непреклонен: целесообразность освобождения судов от обязанности рассылать «бумажные» повестки диктуется тем, что гражданский процесс – это «сфера частных интересов» и «стороны сами должны ответственно относиться» к его проведению. К тому же, по мнению судьи ВС, почтовые отправления «гораздо менее надежны, чем информация на интернет-портале суда».

Отменить мотивировку – «ничего революционного»

Что касается содержащейся в законопроекте нормы об отказе от обязательного составления мотивировочной части решения суда, то, согласно позиции Совета, это может повлиять на качество реализации «таких задач судопроизводства, как содействие укреплению законности и правопорядка, предупреждение правонарушений, формирование уважительного отношения к закону и суду». Данное мнение полностью поддержала и уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова.

С ней, как пишет «КоммерсантЪ», солидарен и участвовавший в мероприятии замглавы Минюста Денис Новак.

– Отсутствие мотивированного судебного акта может снизить уровень ответственности принимаемого судебного постановления и уровень доверия граждан к судебной власти, – сказал Новак.

Само предложение об этом замминистра «представляется необоснованным». Судей имеет смысл освобождать от составления мотивировочной части своих решений лишь «в исключительных случаях», причем так считают не только в Минюсте, но и в правительстве, подчеркнул Новак.

Отстаивая позицию ВС, Виктор Момотов, в свою очередь, говорил о том, что Верховный суд не просто хочет избавить судей от лишней работы, а пытается «создать систему, которая будет пользоваться доверием общества и обеспечит лучшую правовую защищенность граждан». При этом он призвал СМИ «не тиражировать заблуждения».

От общего числа всех дел, рассматриваемых судами, по данным Момотова, только 11% позже пересматриваются в апелляции. Иными словами, в девяти из десяти случаев написание мотивировочной части «приобретает характер бессмысленного ритуала».

– Судьи составляют мотивированные судебные решения, которые никого не интересуют и, кроме их авторов, их никто не прочтет, – заметил он.

Как убежден судья, в предложениях ВС «нет ничего революционного». Он привел в пример опыт Германии, Великобритании, а далее упомянул и ЕСПЧ.

В свою очередь Татьяна Москалькова посчитала «параллели с ЕСПЧ» некорректными.

– Мы его (Европейский суд. – Прим. ред.) критикуем именно за отказ от мотивации отказа рассмотрения жалоб и принятых решений, – сказала омбудсмен.

Весьма эмоционально высказался член СПЧ Юрий Костанов, считающий, что мотивировочная часть нужна, прежде всего, самому судье.

– Иначе можно дойти до того, что судья вообще не будет совещаться даже сам с собой, а прямо в зале будет говорить: "Ты прав, а ты нет!», – заметил Костанов.

Глава СПЧ Михаил Федотов под занавес заседания сообщил, что процессуальной реформе будут посвящены еще два заседания Совета. При этом рекомендации СПЧ будут направляться президенту, в Госдуму, а также в профильные органы госвласти.