«Судебных перспектив у дела Худояна нет. Мы опасаемся только оговора»

Новости25.06.2020
25.06.20203630

Александр Забейда. Фото: zabeyda.ru

Завершено расследование уголовного дела в отношении предпринимателя Альберта Худояна, обвиняемого в мошенничестве с правами аренды трех земельных участков на Ленинградском проспекте в Москве. В интервью Legal.Report адвокат бизнесмена Александр Забейда поделился предварительными выводами и рассказал о перспективах дела в суде.

— Ровно год назад Альберту Худояну предъявили обвинение в махинациях с землей, на которой сейчас возведен элитный жилой комплекс. В какой стадии находится дело и добавились ли новые эпизоды?

— Никаких новых обвинений нет. Следствие завершилось, началась стадия ознакомления с делом. 14 июня 2020 года истек предельный срок содержания Худояна под домашним арестом, и следователь не позднее чем за 30 дней до его окончания (до 14 мая 2020 года — L.R) должен был предъявить материалы уголовного дела. Но этого сделано не было, в связи с чем Альберт Худоян должен был быть освобожден. Следствие фактически сымитировало начало его ознакомления с уголовным делом, чтобы создать формальный повод для продления домашнего ареста.  Дело могло быть не представлено, например, потому что следователь не сформировал, не прошил, не пронумеровал все тома уголовного дела, а может быть, в дело и после 14 мая продолжали в нарушение закона приобщать новые документы. Так или иначе, Худояну и его защите предложили изучать дело частями. На сегодняшний день все тома уголовного дела защите так и не были представлены.

В этом деле следствие допускает большое количество процессуальных нарушений, что, как мне кажется, связано с желанием передать уголовное дело в суд вне зависимости от того, собраны доказательства виновности Худояна или нет. Так, например, следователь был обязан уведомить всех адвокатов обвиняемых об окончании расследования, но это было сделано с большим нарушением сроков.

— После завершения расследования какие выводы вы сделали?

— Для формирования объективной оценки защита запросила несколько независимых экспертных заключений. Так, известный юрист, профессор кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ Павел Яни однозначно полагает, что уголовное дело против Альберта Худояна, начатое по заявлению британского офшора Mansfield Executive Ltd, вообще не могло быть возбуждено, поскольку адресатом мошеннических действий эта фирма не является и являться не может. Единственным, кто мог распоряжаться земельными участками, о которых идет речь в деле, было ООО «Авиасити» в лице генерального директора Сергея Коноплева. Непонятно, каким образом участников Mansfield Executive Ltd, подконтрольного бизнесменам Ильдару Самиеву и Сергею Говядину, ввели в заблуждение, обманули относительно имущества «Авиасити». В доверенности Говядина от Mansfield Executive Ltd ни слова не сказано, что он вправе представлять их в уголовном процессе, тем более в качестве заявителя. В отечественном законодательстве отсутствует понятие «бенефициарного собственника».

Павел Яни сделал вывод, что состава мошенничества в действиях Альберта Худояна и Сергея Коноплева не содержится. Значит, дело должно быть прекращено. К аналогичным выводам пришли авторитетнейшие специалисты в области уголовного права в нашей стране — доктор юридических наук и профессор кафедры уголовного права СПбГУ В. Ф. Щепельков, доктор юридических наук и проректор МГЮА В. Н. Синюков, доктор юридических наук и профессор РПА при Минюсте В. А. Наумов. Все они были удивлены, что дело было возбуждено при очевидном отсутствии признаков состава преступления.

Кроме того, профессора МГУ и МГЮА указали, что при избрании меры пресечения обвиняемым и суд, и следствие изначально должны были руководствоваться ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, исключающей возможность лишения свободы, если речь идет о мошенничестве со стороны членов органа управления компании «в связи с осуществлением ими полномочий по управлению либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности».

ООО «Авиасити» как до, так и после вменяемых Худояну и Коноплеву действий осуществляло законную предпринимательскую деятельность, эта организация фирмой-однодневкой не являлась, функционировала с 2012 года. Изложенное в обвинении деяние Коноплева было выполнено им законно и в рамках своих полномочий.

— В конце концов Худояна перевели под домашний арест…

— Это произошло лишь после того, как дело передали из производства ГСУ ГУ МВД России по Москве в следственный департамент МВД. Сейчас оно на особом контроле в Следственном комитете, представители которого при очередном продлении меры пресечения в суде также ходатайствовали о домашнем аресте. Не возражала и прокуратура. Суд их тоже поддержал.

В связи с этим вызывает недоумение, почему бывшего генерального директора «Авиасити» Коноплева до сих пор держат в СИЗО. Для меня очевидно, что это прямое нарушение закона и требований руководства страны не заключать под стражу по «экономическим составам».

— Почему все-таки Самиев и Говядин признаны потерпевшими по делу?

— А почему Говядин стал заявителем по делу? Это отчасти риторические вопросы. Любой студент юридического вуза вам ответит, что ни эти господа, ни их компания Mansfield не могли быть ни потерпевшими, ни заявителями по делу. Это чистой воды коммерческий спор.

Показательно, что когда дело находилось в ГСУ ГУ МВД России по Москве, следователь на очной ставке позволял Говядину вымогать у Худояна $100 млн. Мы резко и жестко на это реагировали. Писали жалобы, просили передать дело в иные инстанции.

Альберт Худоян заключил с Самиевым договор о продаже последнему акций в кипрской компании «Весенняя». Последняя, в свою очередь, владела компанией «Авиасити», у которой в аренде были земельные участки. Самиев акции получил, но ничего за них не заплатил, хотя должен был на паритетных началах соинвестировать в строительство жилого комплекса. Другими словами, как партнер он своих обязательств не выполнил. Это подтверждено заключением аудиторской экспертизы, которая проверила все банковские проводки. Получается, что Самиев, злоупотребив доверием Худояна, с которым они были знакомы много лет, отнял у последнего 50% бизнеса, а потом еще и предъявляет претензии. А не мошенничество ли это с его стороны?

Сергей Говядин вообще появился в этой истории уже после всех спорных событий, в которых следствие усмотрело состав преступления, а именно в 2019 году, когда Самиев отписал ему половину своей доли в компании Mansfield. События с вымогательством $100 млн в кабинете следователя с его участием красноречиво намекают на его роль в возбуждении уголовного дела.

— Известно ли, что происходит по уголовному делу против генералов экс-заместителей начальника следственного департамента МВД РФ Александра Краковского и Александра Бирюкова, а также следователя по особо важным делам Александра Брянцева? Они обвиняются в «злоупотреблении должностными полномочиями»: якобы незаконно оказали содействие в переводе Худояна из СИЗО под домашний арест. Это правда?

— Юридическую часть вопроса я рассказал. Домашний арест — это абсолютно законная мера, что впоследствии подтвердил и сам Следственный комитет, и Генеральная прокуратура, и Басманный суд. За это Худояну или его представителям было бессмысленно кому-либо платить. Более того, обратите внимание, генералам инкриминируют должностные преступления, значит, никаких доказательств, что их кто-либо «простимулировал», нет. Иначе вменили бы получение взятки. Утверждения, что высокопоставленные руководители МВД «надеялись» позднее получить вознаграждение, выглядят как минимум нелепо.

Кстати, журналисты «Независимой газеты» сообщают, что главным заявителем по делу генералов был все тот же Сергей Говядин.

Есть стойкое ощущение, что этот скандал связан с внутренними конфликтами в МВД, а мой клиент был использован в качестве инструмента, оказавшись не в том месте не в то время. Нас пытаются втянуть в эти ведомственные конфликты, к которым Худоян никакого отношения не имеет.

— Вы имеете в виду назначение биологической экспертизы изъятых в ходе обысков у обвиняемых генералов и свидетелей $500 тыс.? СК взял также биологические образцы у Альберта Худояна, чтобы проверить, нет ли его следов на купюрах. Не могли бы вы рассказать, при каких обстоятельствах это произошло?

— Как Худоян мог кому-либо передать деньги, если он физически находился либо в СИЗО, либо под домашним арестом? Это прекрасно известно и следствию. Получается, что, осознавая очевидную невозможность передачи им каких-либо денежных средств сотрудникам МВД, следователи СК все-таки почему-то проверяют такую вероятность.

Следователь Алексей Вартанов на очередном допросе буквально отобрал у Худояна рубашку, оформив процедуру как выемку. А чтобы Худоян не ушел с голым торсом, одолжил ему свою форменную рубашку. Мне не хочется думать, что следствие может пойти на какие-то беспрецедентные незаконные действия, чтобы добиться своих целей в рамках уголовного дела.

— Тем не менее вы допускаете возможность привлечения Худояна к ответственности по даче взятки и взятие его под стражу?

— Нет, не допускаю. Но повторю: от оговора, а тем более самооговора одного из обвиняемых практически невозможно защититься. Не зря ведь существует поговорка, что признание — царица доказательств.

— В СМИ высказывались предположения, что преследование Худояна является попыткой скрыть противозаконные махинации в деле универмага «Москва». Как вы считаете?

— Я, как и многие, читал в прессе, что Самиев и Говядин могут быть причастны к хищению более $30 млн из Росинтербанка с участием ООО «Универмаг», которое владеет универмагом «Москва». Компания «Универмаг» почти семь лет назад получила в Росинтербанке крупные кредиты, но не так давно выявилось, что деньги так никто и не вернул. Вместо погашения задолженности поручители кредита подавали в Агентство по страхованию вкладов (АСВ), которое ведет банкротство банка, поддельные документы об оплате. Среди поручителей были и Ильдар Самиев, и Сергей Говорухин, который является заявителем по делу Альберта Худояна, а бенефициаром «Универмага», как пишут СМИ, является Сергей Говядин. Как видите, все действующие лица те же. Сейчас вся эта ситуация вскрылась, подтверждено, что кредиты никто не погашал, а документы о погашении сфальсифицированы, из-за чего АСВ недавно подало заявление в полицию. Насколько мне известно, пока вопрос о возбуждении уголовного дела не решен, хотя прошло уже шесть месяцев. Это обстоятельство меня тоже удивляет и беспокоит. Если все так очевидно, то куда смотрят правоохранители?

— С учетом всех обстоятельств каков ваш прогноз развития этого дела?

— Это одно из самых вопиющих незаконно возбужденных уголовных дел, по которым я выступал защитником. Юридическое сообщество едино во мнении, что судебных перспектив у него нет. Мы будем добиваться полного прекращения уголовного преследования и реабилитации Альберта Худояна. И уверен, что добьемся.