$ 64.21

€ 70.68

Судью спасло от Бастрыкина применение фантомной нормы УК

Судебный репортаж03.07.2019
03.07.20198829

Фото: voronezh-news.net

Высшая квалификационная коллегия судей 3 июля рассмотрела жалобу федерального судьи из Красноярска, которого региональная ККС согласилась привлечь к ответственности по несуществующей норме Уголовного кодекса.

Рассмотрение дела проходило в отсутствии главы ВККС Николая Тимошина (он уехал на заседание президиума Верховного суда), а также самих авторов жалобы — бывшего зампредседателя Советского районного суда Красноярска Сергея Тупеко и его представителя.

Как следовало из материалов, озвученных зампредом Мособлсуда Александром Мязиным, в январе этого года Тупеко рассматривал уголовное дело в отношении жителя Красноярска, обвиняемого в покушении на сбыт крупной партии наркотиков. Интересы подсудимого представляла красноярский адвокат Ольга Ганюшкина, хорошо знавшая Тупеко. Защитник будто бы договорилась со служителем Фемиды, что тот вынесет мягкий приговор за 1,2 млн руб. Однако родственнику клиента адвокат озвучила сумму в 2 млн., планируя оставить разницу себе. Мужчина обратился в УФСБ. 8 февраля чекисты провели оперативный эксперимент в отношении судьи. Меченые деньги, из которых большая часть была муляжом, служитель Фемиды получил от адвоката в своем рабочем кабинете.

Через неделю после эксперимента, 15 февраля, Тупеко добровольно ушел в отставку. Спустя два месяца красноярская ККС дала согласие на возбуждение уголовного дела — по несуществующей ч. 6 ст. 291 УК РФ (дача взятки); в этой статье всего пять частей. В мае квалифколлегия новым решением исправила наименование статьи на 290 УК (получение взятки). Это дало повод Тупеко и его представителю подать сразу две жалобы в ВККС. В одной они указывали на «нестыковки» в решении. Во второй судья утверждал, что стал жертвой провокации со стороны сотрудников УФСБ, которые остались недовольны слишком мягким приговором по одному из уголовных дел.

Председатель красноярской ККС — краевой судья Андрей Малякин назвал версию Тупеко надуманной и малоубедительной.

— Сергей Александрович пытается убедить нас, что коварные чекисты возбудили дело… А судья Тупеко проявил принципиальность, вынес справедливый приговор, и за это его решили наказать. Причем каким путем: схватили адвоката, заставили оговорить саму себя и судью! — с иронией пересказал суть судейской жалобы Малякин.

— Почему не взял отвод, когда узнал, что защитником обвиняемого выступает его близкая знакомая — адвокат, которая, к тому же, по словам Тупеко, должна ему больше миллиона рублей? — задался вопросом глава ККС и предложил проверить версию о провокации в рамках расследования уголовного дела.

Путаницу со статьями Малякин назвал «ляпами» и объяснил, что расценивает их как опечатки, которые касаются «только формы, а не сути решения».

— Действительно, проявили неосмотрительность при оформлении решения, создали проблему на пустом месте, — посетовал председатель ККС.

— Скажите, по какой статье вы рассматривали представление председателя СКР? — поинтересовался Александр Сбоев, зампред ВККС и председатель Апелляционного военного суда.

— По признакам преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 290 УК РФ.

Тут же, впрочем, выяснилось, что в подписанном Малякиным «апрельском» решении ККС упоминается только ст. 291, причем три раза — в вводной, описательной и резолютивной части.

— Вы не хотите как-то сейчас скорректировать свое заявление, что это опечатка? И что это за ч. 6 ст. 291, скажите нам? — пустился в атаку Сбоев.

— Не существует такой части, — отреагировал, не ожидая подвоха, Малякин.

— То есть вы дали согласие на возбуждение уголовного дела по несуществующему закону, — медленно произнес Сбоев. — Я правильно сформулировал или нет?

— Если буквально понимать то, что написано в решении, то так получается, — тихо произнес глава ККС.

— А мы можем иносказательно понимать решение суда, приговора? — встрепенулся, в свою очередь, Мязин. — Вы действительно так считаете?

— Я понимаю, что ляпы допустили. Прошу прощения, ну так вот получилось… С аппаратом проблемы… Моя ответственность… — сдался, наконец, Малякин.

После этого члены ВККС решили выяснить мнение представителя Следственного комитета, который, как было отмечено, получил согласие на возбуждение уголовного дела по несуществующему в Российской Федерации закону.

— Это ошибка, которая имеет место быть… — согласился Евгений Орешков, руководитель 2-го управления по расследованию особо важных дел красноярского ГСУ СКР.

Посовещавшись в закрытом режиме не более 15 минут, члены ВККС отменили решение краевой ККС и направили представление главы СКР на новое рассмотрение.