$ 65.67

€ 74.94

Судья в Верховном суде призывала на помощь высшие силы

Новости25.09.2018
25.09.20183473
Апелляционная коллегия Верховного суда РФ 25 сентября более полутора часов разбиралась с жалобой бывшей судьи Городищенского райсуда Волгоградской области Татьяны Рыжих на решение региональной ККС, отправившей ее в отставку не по тем основаниям, на которых настаивала она. В ходе достаточно эмоционального обсуждения дела, переплетенного с другим – о смертельном ДТП с участием судьи, – Рыжих успела упрекнуть высшую судебную инстанцию в предвзятости, напомнила "тройке" о нормах морали, а под конец явно смутила ее, пустившись в трактовку имеющих, по ее мнению, место богословских аспектов судопроизводства.

В самом начале заседания экс-судья, оспаривавшая решение квалифколлегии Волгоградской области от 26 июня 2015 года о прекращении ее полномочий судьи, заявила сразу два ходатайства: о прослушивании аудиозаписи слушания ее дела в первой инстанции (в Верховном суде оно рассматривалось 28 июня 2018 года), которая отказала Рыжих в иске из-за пропуска срока давности, и о вызове в суд бывшего три года назад председателем ККС Ивана Гантимурова.

– Из протокола предыдущего заседания выкинуты даже не слова или предложения, а целые абзацы! Там содержится существенная информация для разрешения дела, – заявила Рыжих. – Я постоянно ставила вопрос… ну, о состоянии моей семьи на тот период. О болезни ребенка и матери. Я ведь хотела уйти в отставку на основании подпункта второго пункта один статьи четырнадцатой ["Закона о статусе судей"]… но в решении ККС мои доводы не указаны. А это влияет на сроки исковой давности! Что касается Гантимурова, то необходимо уточнить – почему же квалифколлегия не выполнила тогда свои обязанности и не направила мне свое решение, из-за чего я опять-таки якобы пропустила срок…

– А вы можете изложить, что же не получило отражения в протоколе? – поинтересовался судья Владимир Зайцев.

Получив ответ "вряд ли в полном объеме, так как помню не все, что тогда говорила", суд, совещаясь на месте, в итоге отказал в удовлетворении обоих ходатайств. Рыжих лишний раз заметила, что суд "обязан внимательно проверять протокол, а не исправлять его".

– Как это – проверять?! – возмутился Зайцев. – Мы что, по-вашему, протокол тут отменяем? Какой же нормой это предусмотрено-то?

– Рассмотрение дела в порядке административного судопроизводства имеет свои особенности, учитывайте это! – строго добавила председательствующая Галина Манохина.

Затем она, переходя к рассмотрению по существу, зачитала материалы дела. Из них следовало, что полномочия Рыжих были прекращены на основании пп. 1 п. 1 ст. 14 "Закона о статусе судей" в связи с ее письменным заявлением об отставке. В мае 2018 года бывшая судья оспорила это решение в ВС РФ, ссылаясь на то, что оно было принято в ее отсутствие, вместе с тем квалифколлегией не рассматривалось поданное ею заявление по пп. 2 п. 1 той же статьи закона в связи с необходимостью ухода за заболевшим ребенком. А срок обжалования решения, текущий с момента его вручения заинтересованной стороне, пропущен не был – свою копию Рыжих якобы впервые получила 21 мая 2018 года.

Верховный суд, однако, посчитал, что срок был-таки пропущен "без уважительных причин". Из материалов усматривалось, что 25 июня 2015 года истец обратилась в ККС с заявлением именно по "первому пункту", хотя и упомянула о нуждающемся в попечении больном ребенке. Копия же решения квалифколлегии была направлена председателю Городищенского райсуда Волгоградской области 7 июля 2015 года "для ознакомления с ним Рыжих". В деле, помимо прочего, имелась расписка последней о том, что 10 июля того же года она прочитала текст решения. Месяц спустя она была отчислена из штата суда с последующей выплатой выходного пособия (в заявлении она упомянула о прекращении своих полномочий), суд посчитал и этот факт доказательством того, что экс-служитель Фемиды осведомлена о деталях принятого ККС решения. Судья ВС РФ Алла Назарова, в частности, указала, что Рыжих имеет высшее юридическое образование, опыт работы, в связи с чем она "не могла не знать порядок и сроки обжалования" решения ККС, за получением копии которого она сама официально не обращалась три года подряд.

Так как представитель областной ККС Светлана Юткина в заседание не явилась, Манохина предложила автору жалобы подробно изложить свои доводы. Рыжих выступала около получаса, говорила она спокойным, ровным голосом, который дрогнул лишь однажды – когда она вспомнила об умершей из-за тяжкого недуга 50-летней матери и о серьезном заболевании малолетнего ребенка. Истец вновь и вновь убеждала суд, что срок давности не пропустила, напирая на то, что ВС при предыдущем рассмотрении дела неправильно применил нормы материального права и отнесся ко всем ее доводам без должного внимания.

– Суд первой инстанции фактически возложил на меня обязанность получать копию решения, которая никаким законом не предусмотрена! –  возмущалась Рыжих. – А доводы судьи Назаровой не основаны на законе! Она фактически формулирует… я не знаю… новую норму закона. Нет таких формулировок! А Гантимуров совершил умышленные действия, направленные на то, чтобы я в итоге не обжаловала это незаконное решение.

– А в квалифколлегию вы документы о болезни ребенка представляли? – вдруг спросила судья Тамара Корчашкина. Рыжих, заметно смутившись, ответила отрицательно, заметив, однако, что ККС должна была сама устранить все неясности с формулировками, коль скоро они возникли бы. На вопрос же Манохиной о том, что же ей помешало самой "написать второй подпункт", бывшая судья отрезала: "Я так закон поняла".

Владимир Зайцев внезапно решил напомнить о существовании уголовного дела, возбужденного в отношении Рыжих из-за ДТП со смертью двух человек.

– В связи с чем было дело, не скажете? – спросил он. – Я, кажется, принимал участие тогда…

– Сейчас отвод еще заявят! – не сдержалась Манохина.

Бывшая судья с поникшим видом нехотя изложила драматические обстоятельства ее преследования со стороны СКР. А также с раздражением добавила: судья ВС Назарова перед вынесением своего решения по делу о пропуске сроков исковой давности огласила и текст решения высшей инстанции относительно дачи согласия на возбуждение уголовного дела.

– Откуда оно взялось и как относится к моей отставке? – недоумевала Рыжих. – Вообще считаю, что выводы суда были предрешены, усматривается предвзятость.

– Сомневаетесь в беспристрастности? – подсказала Манохина.

– Да… – как-то вяло отреагировала бывшая судья.

После этого она ударилась в метафизические рассуждения об обязанности суда выносить решения в том числе и "на требованиях человеческой морали". Манохиной не раз пришлось призывать бывшую судью вернуться к предмету рассмотрения.

– Суд как орган государственной власти должен восстанавливать права, – рассуждала экс-судья. – Потому что последствия их невосстановления серьезные. В суде должна быть независимость, да! Если фундаментальные нормы соблюдаться не будут в отношении судей, то на что рассчитывать обычным гражданам?! Есть какие-то, наконец, моральные нормы, которые тоже присутствовать должны! Тем более в судейском сообществе. Сейчас тут стою я, а завтра окажется другой.

Закончила же Рыжих аргументацией, весьма далекой от области юриспруденции.

– Бог-то, он все видит! – заявила она. – Все под ним ходим. Вот у судьи [по уголовному делу о ДТП, которое рассматривается сейчас Волгоградским облсудом] два месяца пролежала жалоба моя на ограничение СКР по ознакомлению с материалами дела, она не направляла ее в областной суд, чтобы не отменили все. А Бог-то все видит, да – и через полгода судья эта попала в ДТП, в состоянии опьянения выехала на встречную полосу! Каждому, в общем, свое. Так вот, когда она мою жалобу держала, то…

– Какое отношение это имеет к рассматриваемому вопросу? – осторожно уточнила Манохина.

– Самое прямое! – тут же отчеканила явно приободрившаяся Рыжих. – Мои требования основаны на законе. А вас я прошу применять требования закона в соответствии с нормами морали, вот как! Все, все ведь ходят под Богом! Даже если решение будет не в мою пользу – прошу суд обратить на это внимание. И вообще, обратите внимание на методы, способы вынесения судебных решений в вашей апелляционной коллегии! Если в моем отношении будет отрицательное решение… это, в общем, значит то, что судьи у нас практически никто!

В совещательной комнате "тройка" провела около получаса. Затем Галина Манохина зачитала резолютивную часть решения: в жалобе Рыжих было отказано. Судя по тому, что сама экс-судья в этот момент скептически улыбалась и кивала, такой исход дела не стал для нее неожиданным.

Теги: