$ 66.43

€ 75.39

Судья заставила прокуроров принести ей $2 млн

Новости08.11.2017
08.11.20172101
На процессе по делу Алексея Улюкаева, который возобновился 8 ноября в Замоскворецком райсуде после почти месячного перерыва, решался вопрос о вызове повесткой в суд Игоря Сечина. В ожидании ключевого свидетеля гособвинение продемонстрировало $2 млн, которые, по версии следствия, министр экономразвития вымогал у главы "Роснефти".

"Давно не виделись!" – такими словами поприветствовал журналистов Улюкаев, который не был в суде без малого месяц. Заседания постоянно откладывались с середины октября, потому что судья Лариса Семенова была занята  вынесением приговора по другому уголовному делу. Экс-министр выглядел отдохнувшим из-за внеплановых "каникул", пребывал в приподнятом настроении и много шутил.

Гособвинители Павел Филипчук и Борис Непорожный, напротив, были настроены серьезно. Они подготовили для осмотра свой главный вещдок по делу о взятке – $2 млн наличными. 180 стодолларовых пачек доставили в суд в объемной картонной коробке, еще 20 пачек (в сумке при задержании министра их нашли распакованными) уместились в прозрачный пластиковый пакет. Высокий блондин в черном пальто молча поставил поклажу на стол, где сидят прокуроры.

– Можно узнать, кто принес деньги? – поинтересовались репортеры у необщительного гостя (позже выяснилось, что это следователь СКР).

– Думаете, он вам тоже принесет? – засмеялся Улюкаев. Вместе со всеми он с интересом начал разглядывать коробку с надписью Rotterdam в скотче с печатями СКР. До начала заседания экс-министр еще успел пошутить про опасность вооруженного налета на суд в связи с такой солидной суммой и что для ее подсчета необходима специальная комиссия.

У прокуроров ушло десять минут на то, чтобы вскрыть коробку и пакет и выложить миллионы, которые заняли всю поверхность стола средних размеров. За их действиями, затаив дыхание, следили все участники процесса. "Как будто пасьянс раскладывают", – прокомментировали адвокаты.

– Нам это неприятно слышать, мы не понимаем, почему защита позволяет себе эти высказывания, – резко отреагировал Непорожный. Судья сделала замечание острословам. И заодно попросила переложить $2 млн на ее стол – для лучшего обзора. На это ушло еще несколько минут. Прокуроры для скорости носили по 15-20 банковских пачек в охапке.

– Вы получали данные денежные средства 14 ноября 2016 года? – обратился к подсудимому Непорожный, когда вместе с коллегой закончил выстраивать небольшую горку из долларов.

– В настоящий момент на этот вопрос я отвечать не желаю, – после некоторых препирательств объявил свою позицию Улюкаев и добавил, что даст показания позже.

Доллары тут же упаковали обратно и объявили "технический" перерыв. Как только следователь СКР без видимых усилий унес одной рукой коробку, адвокаты экс-министра стали активно выражать недоумение проведенным осмотром вещдоков. Улюкаев не может опознать купюры, он их не видел и тем более не брал в руки – таков был главный тезис защиты. "Какого размера должна быть сумка, чтобы в нее влезло столько денег?" – возмущалась адвокат Виктория Бурковская.

Коричневую кожаную сумку, больше похожую на саквояж, гособвинение представило сразу после перерыва. Вещдок был упакован в заклеенный скотчем спецпакет, который, в отличие от коробки с деньгами, распечатывала лично судья вместе с приставом. По виду сумка могла вместить в себя $2 млн, однако проверить это не удалось. Доллары уже увезли, а пустой саквояж оказался закрыт на замок, ключ от которого гособвинение суду не представило.

– Подсудимый Улюкаев, вы ставили данную сумку в багажник своего служебного автомобиля 14 ноября 2016 года? – снова взял слово прокурор Непорожный.

– Ваша честь, на данный вопрос обвинителя я сейчас отвечать не желаю, – стоял на своем экс-министр.

Как оказалось, гособвинение деньгами и сумкой закончило представление своих доказательств на процессе. И впервые за 14 заседаний инициатива перешла к представителям защиты. Адвокат Тимофей Гриднев поначалу настаивал на повторном оглашении материалов дела, но встретил возражения прокуроров. Судья Семенова частично удовлетворила ходатайство, разрешив исследовать только неоглашенные материалы. Коротко посовещавшись, защита затребовала шесть томов. Там, по ее мнению, содержались необоснованно проигнорированные гособвинением материалы.

В частности, Гриднев зачитал постановление о проведении оперативного эксперимента, утвержденное 31 октября 2016 года руководителем управления «К» СЭБ ФСБ Иваном Ткачевым, и легший в основу этого документа рапорт офицера управления "К" Александра Калиниченко с сообщением о вымогательстве. Гриднев обратил внимание на несостыковки. Согласно рапорту, Улюкаев потребовал от Сечина $2 млн 28 октября 2016 года, а передача денег была запланирована с 31 октября по 2 ноября 2016 года. В действительности, как следует из ранее оглашенных материалов, Сечин и Улюкаев договорились о взятке 15 октября на саммите стран – членов БРИКС в индийском Гоа, а деньги передавались 14 ноября.

Еще один важный нюанс, по мнению адвокатов, содержится в письме эксперта Института криминалистики ФСБ, который выявил в ходе фонографической экспертизы прослушки Улюкаева ряд артефактов. Эксперт, чтобы исключить признаки монтажа, запросил через СКР оригиналы аудиофайлов и доступ к устройствам фиксации записи, но ему было отказано в доступе к "аппаратному комплексу" ФСБ, поскольку эти сведения составляют гостайну.

Адвокат также зачитал еще ряд материалов, которые, по его мнению, имеют существенное значение для объективного рассмотрения уголовного дела в суде. В том числе стенограммы выступлений в СМИ вице-премьеров Аркадия Дворковича и Игоря Шувалова, пресс-секретаря главы государства Дмитрия Пескова и президента РФ Владимира Путина. Из документов, в частности, следовало, что летом 2016 года руководство страны не пришло к единому мнению относительно способов приватизации "Башнефти" и сомневалось в целесообразности такой сделки с участием компании "Роснефть".

Ажиотаж среди участников заседания и репортеров начался, когда Гриднев начал зачитывать постановление Басманного суда Москвы об уничтожении вещественных доказательств. Речь шла о знаменитой корзине с деликатесами и вином, которую, как выяснилось, утилизировали только в конце мая 2017 года – то есть спустя полгода после задержания Улюкаева в офисе "Роснефти".

– Мясные изделия с наименованиями "Ринг-Салями", палочки салями, мясной шар с зеленым перцем, чайная колбаска, салями милано, колбаски кабаносси, южные тирольские, краковские, егерские, по-польски, – начал было перечислять перечень содержимого корзинки Гриднев, однако его тут же прервала судья со словами "это не имеет отношения к делу". Перед этим она выразительно переглянулась с прокурорами.

Закончив с исследованием материалов дела, защита выразила ряд ходатайств о вызове в суд повесткой семерых свидетелей. Среди них были заявлены Игорь Сечин, Аркадий Дворкович, первый замминистра энергетики Алексей Текслер, замдиректора департамента корпоративного управления МЭР Иван Безменов, офицер управления «К» Александр Калиниченко и еще несколько человек.

Судья Семенова частично удовлетворила ходатайства защиты, в частности, отказавшись вызвать повесткой Дворковича и еще двух второстепенных свидетельниц. При этом судья заметила, что защита может пригласить их самостоятельно.

Что касается Игоря Сечина, то о вызове главы "Роснефти" на судебный допрос настаивали как адвокаты, так и представители гособвинения. После короткого обсуждения было решено направить ключевому свидетелю повестку на рабочий адрес – в центральный офис компании на Софийской набережной.

Следующее заседание суда назначено на 13 ноября.