$ 64.67

€ 73.36

У реформы следственных органов появился новый лоббист

Новости20.12.2018
20.12.2018652

Фото: Moscow Live

Ряд рекомендаций российским судебным властям и правоохранительным органам выработали авторы исследования практики борьбы с антиконкурентной преступностью, проведенного Институтом проблем развития науки РАН при поддержке ФАС России. В 80-страничном документе под названием «Уголовная политика в сфере защиты конкуренции» проанализирована, в частности, многолетняя статистика возбуждения соответствующих дел и названы основные проблемы, которые мешают эффективно противодействовать антиконкурентным преступлениям.

Как отмечают исследователи, динамика преступности в рассматриваемой сфере за последние 20 лет «отличается крайней неравномерностью». К примеру, в течение первых семи лет после вступления в силу УК РФ 1996 года число преступных посягательств на установленный порядок конкуренции практически непрерывно росло. Так, в 1997 году было зарегистрировано 13 преступлений, предусмотренных ст. 178 УК РФ, в 1998-м – 23, в 1999-м – 36, в 2000-м – 42, в 2001-м – 64, в 2002-м – 48, а в 2003-м – 61. Вместе с тем за все это время реальному осуждению были подвергнуты лишь «единицы виновных».

В результате же первой волны гуманизации уголовного законодательства в конце 2003 года количество регистрируемых преступлений этого вида заметно снизилось. Например, в 2006 году было зарегистрировано 2 преступления, в 2007-м – 8, в 2008-м – 14, а в 2009-м – 8 преступлений. После внесения в упомянутую ст. 178 Кодекса очередных изменений в 2010 году зарегистрировали 9 преступлений, в 2012-м – 5, а в 2014-м – 6, причем только по одному из них уголовное дело было направлено в суд. Эти показатели, отмечают эксперты, в среднем были «на 2–3 порядка ниже» числа выявленных административных правонарушений сопоставимых видов.

В марте 2015 года по инициативе ФАС в УК РФ был внесен еще ряд дополнительных изменений, направленных на борьбу с крупными картелями. Но эти изменения, сетуют исследователи, «оказались недостаточными» для того, чтобы «стимулировать активность правоохранительных органов». В итоге в 2016 году было зарегистрировано всего 3 преступления, предусмотренных ст. 178 Кодекса, при этом ни одного уголовного дела не было направлено в суд.

Авторы документа приходят к выводу о том, что ключ к решению проблемы низкой эффективности такой борьбы лежит не только в сфере уголовного законодательства, но и в сфере уголовного процесса, оперативно-разыскной деятельности и криминологической профилактики. В частности, их особую озабоченность вызывает порядок возбуждения уголовных дел следователями МВД без участия ФАС, что, как правило, заканчивается их «развалом» еще на стадии составления обвинительного заключения. При этом «подлинные причины систематического развала многомиллиардных дел о картелях не вскрываются», а действиям виновных в этом должностных лиц «не дается должная оценка».

В качестве рекомендаций эксперты выдвигают тезис о необходимости скорейшего завершения реформы следственных органов, одна из целей которой – отнесение досудебного расследования преступлений к компетенции единого следственного органа. Необходимо, по мнению исследователей, и расширение функций органов прокуратуры в части наделения ее полномочиями по расследованию преступлений должностных лиц следственных органов.

Еще одна рекомендация – наделить Верховный суд РФ полномочием давать обязательное для всех правоприменителей толкование оценочным (то есть не определенным законодателем) признакам понятий, используемых в УК, УПК и УИК РФ, а также в законодательстве об оперативно-разыскной деятельности. Все это должно способствовать предупреждению процессуальных ошибок и ошибок квалификации, а вместе с тем фактов необоснованного применения уголовного закона к лицам, совершившим административные правонарушения, обусловленные сложностью толкования антимонопольного законодательства.