$ 66.43

€ 75.39

Улюкаев поделился содержимым предыдущих сумок Сечина

Новости27.11.2017
27.11.20172276
27 ноября на процессе по делу о взятке в $2 млн Алексей Улюкаев, так и не дождавшись вызванного четвертой подряд повесткой в Замоскворецкий райсуд Игоря Сечина, согласился дать показания. В частности, бывший глава Минэкономразвития рассказал о содержимом по меньшей мере двух объемистых сумок, которые Сечин ранее лично приносил ему в рабочий кабинет.

– В прошлый раз мы остановились на вызове свидетеля Сечина, – напомнила, открывая заседание, судья Лариса Семенова и зачитала очередное письмо от его адвоката Николая Клена. Документ практически слово в слово повторял предыдущее послание, включая формулировки о плотном рабочем графике свидетеля, встроенном в правительственные мероприятия, и "усилении напряженности графика встреч и поездок до конца года". Очередную неявку в суд адвокат на этот раз объяснил служебной командировкой главы "Роснефти" в Рим, намеченной на 27-28 ноября. Клен повторно уведомил суд, что его доверитель подтверждает все ранее данные им в ходе предварительного следствия показания, что-либо добавить к ним не может и не возражает против их оглашения в суде в его отсутствие. К письму были приложены судебная повестка и приказ о направлении Сечина в командировку.

Вздохнув, судья Семенова предложила ввиду отсутствия свидетеля продолжить рассмотрение уголовного дела. Адвокаты, ранее поставившие ультиматум, что их подзащитный будет давать показания только после ключевого свидетеля, неожиданно огласили ходатайство – вернуть уголовное дело прокурору в связи с тем, что обвинительное заключение составлено с многочисленными нарушениями. В частности, защита посчитала, что не установлены место, время и способ вымогательства взятки.

– Считаем, что оснований для возвращения дела прокурору не имеется. А неявка одного из свидетелей обвинения в суд не является препятствием для рассмотрения дела, – парировал представитель гособвинения Борис Непорожный. Он добавил, что удивлен, что защита "так беспокоится" о явке свидетеля обвинения. И предложил не затягивать судебное следствие и "не оттягивать важный повод, ради которого все собрались", – допрос подсудимого Улюкаева.

– Это ходатайство скорее напоминает прения сторон, до этой стадии мы еще пока не дошли. Неплохое выступление защитников, но не более того, – вторил ему коллега Павел Филипчук. Он заявил, что поскольку все доказательства исследованы, в ходатайстве защите надо отказать и перейти наконец-то к допросу подсудимого.

Выслушав мнения сторон, судья Семенова – впервые за все время процесса – объявила, что удаляется в совещательную комнату. Вместе с судьей зал заседаний покинули прокуроры, а затем и адвокаты. Улюкаев, оставшись в одиночестве, молчал и лишь изредка барабанил пальцами по крышке стола. Репортеры тем временем делали ставки: воспользуется Семенова "подачей" защиты, чтобы завершить процесс, тем самым поставив точку в скандальной ситуации с неявкой Сечина, или нет.

– В удовлетворении ходатайства отказать, – объявила Лариса Семенова, вернувшись через 40 минут и практически неразборчивой скороговоркой зачитав мотивировочную часть своего решения. Для прокуроров и адвокатов, судя по их выражению лиц, такой итог не стал сюрпризом.

После этого на трибуну для допроса поднялся Алексей Улюкаев. Было заметно, как сильно он похудел за последнее время – черные джинсы и серая рубашка висели на нем мешком.

– Мы вынуждены были пойти на то, чтобы дать показания, прежде всего из огромного уважения к суду, – объяснил позднее отказ от ультиматума адвокат Тимофей Гриднев. – Мы понимали, что если будем продолжать ждать некоего товарища, который до сих пор не пришел и не реагирует на повестки, то это может продолжаться до бесконечности.

Улюкаев подробно рассказал, как шла подготовка к процессу приватизации "Башнефти" летом 2016 года, поясняя многочисленные нюансы, предшествующие сделке. Говорил экс-министр четко и довольно быстро. "Успеваете?" – вежливо поинтересовался он в какой-то момент у ведущего стенограмму секретаря судебного заседания.

Улюкаев признал, что с самого начала считал "Роснефть" ненадлежащим покупателем, а ее участие в приватизации "Башнефти" нецелесообразным. Впрочем, заметил Улюкаев, такое же мнение в 2016 году высказывал вместе с ним еще ряд высокопоставленных чиновников – в том числе первый вице-премьер Игорь Шувалов, вице-премьер Аркадий Дворкович, замруководителя АП Дмитрий Песков, помощник президента РФ Андрей Белоусов, министр энергетики Александр Новак.

– Как специалист в области экономики я считал и сейчас считаю, что участие компании, прямо или косвенно контролируемой государством, в приватизации госимущества нецелесообразно, поскольку оно не соответствует духу закона, – заявил Улюкаев. Он заметил, что, несмотря на это, как министр не препятствовал сделке, поскольку такая приватизация предусмотрена в отдельных случаях действующим законодательством.

Улюкаев заявил, что не требовал от Сечина взятки в размере $2 млн за положительное заключение об участии "Роснефти" и уж тем более не угрожал ему воспрепятствованием законной деятельности компании в дальнейшем. "Подобное заявление Сечина считаю заведомо ложным оговором", – сказал Улюкаев, назвав такое требование нелепым.

В начале августа 2016 года, по словам экс-министра, вопрос с участием "Роснефти" в приватизации "Башнефти" был "окончательно разъяснен" и стал рассматриваться всеми участниками сделки как один из двух этапов по максимальному наполнению федерального бюджета. Цена вопроса составляла почти триллион рублей. Первый этап – собственно приватизация "Башнефти" – позволял существенно увеличить стоимость "Роснефти" за счет общего снижения издержек в компании. В этом заключался синергетический эффект от сделки, который специалисты оценили в 160 млрд руб. На втором этапе стояла задача приватизации 19,5% акций "Роснефти". По словам экс-министра, руководство страны не возражало, чтобы "Роснефть" для начала выкупила 19,5% акций на свой баланс, чтобы в дальнейшем привлечь к покупке стратегических инвесторов (Путин, по словам Улюкаева, назвал тогда такой план "филигранным"). Для этого за оставшиеся два месяца "Роснефти" предстояло изыскать огромные даже по меркам этой компании средства – более 700 млрд руб.

Первый этап выполнили 12 октября. "Сделка была закрыта, на счета государства поступило 329 млрд 628 млн рублей", – пояснил Улюкаев. Второй этап – реализация 19,5% акций "Роснефти" стоимостью почти 712 млрд руб. – должен был завершиться, в соответствии с поручениями президента РФ Владимира Путина, до 15 декабря 2016 года.

Улюкаев утверждает, что с удивлением узнал, что конечная цена продажи 19,5% акций "Роснефти" была уменьшена после его ареста на 18 с лишним млрд руб. "И таким образом синергетический эффект растворился", – сказал экс-министр.

По словам Улюкаева, первое личное общение с Сечиным по приватизации у него состоялось 15 октября 2016 года на саммите стран – членов БРИКС в индийском Гоа.

– Все мои коммуникации с Сечиным до Гоа ограничивались служебной перепиской, – отметил Улюкаев, добавив, что главу "Роснефти" он знал с 2001 года, но встречался с ним неформально только на праздничных мероприятиях.

Там, в холле отеля, экс-министр подошел к главе "Роснефти", игравшему в бильярд с руководителем ВТБ Андреем Костиным. Состоялся короткий разговор. Все были в хорошем, приподнятом настроении, шутили. Сечин похвалил Улюкаева и его команду за хорошую работу по первому этапу.

– Он сказал мне: "Вы просто молодцы… Можешь прокручивать дырочку в лацкане пиджака", намекая на представление к госнаграде, – вспоминал Улюкаев обстоятельства беседы за бильярдным столом. – И также пообещал отблагодарить меня, сказав, что угостит вином, "которое ты никогда в жизни не пробовал".

Там же, за бильярдным столом, Улюкаев и Сечин договорились о встрече в Москве – обсудить вопросы второго этапа масштабной приватизационной сделки. Встреча состоялась 14 ноября 2016 года в офисе "Роснефти". Экс-министра у входа в подъезд ждал Сечин, одетый в теплую спортивную куртку и свитер.

– Он отвел меня в сторону. Cкороговоркой, в течение нескольких секунд, сказал, что "да, задержал выполнение поручений, ездил в командировку, собирал объемы". После чего указал на рядом стоящую сумку, предложил ее взять и пойти попить чаю. Все произошло очень быстро. Практически на ходу дал мне ключ, – вспоминал Улюкаев о главном моменте в уголовном деле о взятке.

Экс-министр пояснил, что слова "задержка [выполнения] поручений" воспринимались им однозначно как "задержка [выполнения] поручений президента РФ о приватизации 19,5% акций "Роснефти". А под "собиранием объемов" имелась в виду "необходимость фондирования, то есть сбора денежных средств "Роснефти" для приобретения на свой баланс 19,5% акций". Улюкаев также думал, что в сумке находится "высококачественный элитный спиртной напиток", а именно то "вино, которое он никогда в жизни не пробовал".

– У меня не было сомнений, что там коробки с вином, – сказал подсудимый, оценив вес сумки "килограммов в пятнадцать".

Далее, вспоминал Улюкаев, он вместе с Сечиным пил в одном из кабинетов чай, обсуждая приватизацию акций "Роснефти". Но как только перешли к нюансам сделки, глава компании "скомкал" встречу и резко засобирался, сославшись на занятость.

– Мы спустились вниз. Тут в какой-то момент появилась корзинка, обернутая прозрачным полиэтиленом, через который проглядывали какие-то свертки, мясные изделия, – сказал Улюкаев, отметив, что все это погрузил в машину и поехал в министерство, но на выезде был задержан сотрудниками ФСБ. Около 01.00 15 ноября экс-министра доставили в здание СКР в Техническом переулке, спустя четыре часа дали сделать первый звонок жене, и только в 9 утра он смог воспользоваться услугами адвоката.

– Алексей Валентинович, а до этого случая Сечин вам приносил коробки, подарки? – поинтересовался адвокат Гриднев.

– Да, два или три раза он ко мне приезжал в рабочий кабинет. И каждый раз заходил с объемистой сумкой, – сказал Улюкаев, уточнив, что там были различные "презенты", как то: старинные часы, макет буровой вышки. – Это, я так понимаю, было нормой делового этикета с точки зрения главного исполнительного директора "Роснефти".

В общей сложности экс-министру пришлось отвечать на полтора десятка уточняющих вопросов со стороны представителей защиты, гособвинения и судьи. Прокурор Непорожный в этот раз вел допрос в одиночку. В разгар заседания коллега Филипчук уехал в Верховный суд, где представлял обвинение по жалобе на приговор экс-начальнику ГУЭБиПК МВД России Денису Сугробову.

Под занавес гособвинение сообщило, что готово только в следующем заседании перейти к стадии дополнений и допросить психолога и лингвиста из "Южного экспертного центра", проводивших по заказу следствия комплексную экспертизу. Это вызвало возмущение со стороны защиты.

– Если гособвинение не готово, тогда давайте заканчивать и переходить к прениям. На следующей неделе выступим и будем ждать приговора, – негодовал Тимофей Гриднев.

Точку в споре поставила судья Семенова, назначив судебное заседание для дополнений со стороны гособвинения на 28 ноября.