$ 63.77

€ 72.59

​В адвокатском соглашении pro bono нашли злоупотребление правом

Подробности15.11.2018
15.11.20182720
Разбор приемов, которыми пользуются "карманные" адвокаты, чтобы обойти автоматизированный порядок распределения дел между защитниками по назначению, провела Адвокатская палата Московской области.

Как отмечает АП МО, для обхода обязательного порядка находчивые адвокаты используют различные приемы. Это, в частности, заключение противоречащих стадийности уголовного процесса соглашений на одно следственное действие или же заключение соглашений pro bono, что вообще не предусмотрено для уголовного процесса.

Так, квалификационная комиссия АП пришла к выводу о злоупотреблении правом адвокатом Д. Ранее адвокат Б. в порядке ст. 51 УПК РФ осуществляла защиту К. Рассмотрение ходатайства об избрании меры пресечения в отношении К. дважды откладывалось по вине следователя. Далее следователь не только не стал согласовывать с адвокатом дату рассмотрения ходатайства, но и вообще опоздал в суд более чем на час. Узнав о занятости адвоката Б., начальник следственного управления стал разговаривать с ней на повышенных тонах, требовал замены адвоката и обещал, что «адвокат у него и так будет». Явившись в суд, адвокат Б. узнала, что ходатайство было рассмотрено с участием адвоката Д.

В заседании квалифкомиссии представитель адвоката Д. пояснил, что у последнего было соглашение ad hoc на защиту в одном судебном заседании. Однако комиссия усмотрела в этом содействие адвоката следователю в обход установленного порядка, "продиктованное безнравственными интересами".

Как отметила комиссия, адвокат Д. не принял мер по выяснению факта предыдущего участия в деле адвоката по назначению и по незамедлительному уведомлению о своем вступлении в дело этого адвоката и координатора Единого центра субсидируемой юридической помощи АП МО, координаторы которого распределяют требования, поступающие от судебно-следственных органов.

В качестве дополнительного доказательства этически порочных действий адвоката Д. комиссия отметила значительные расхождения в обстоятельствах заключения соглашения, содержащиеся в письменных объяснениях адвоката и пояснениях свидетеля Л. Если Л. вообще не сообщал о заключении соглашения с адвокатом, а просто «переводил деньги», то адвокат в своих объяснениях вообще не упоминал Л. и сообщил только о соглашении с подзащитной К., которое он заключил непосредственно в следственном изоляторе. При этом, как указала комиссия, на момент посещения К. у адвоката отсутствовало письменное соглашение на ее защиту, а требование о назначении защитника в порядке ст. 51 УПК РФ ему сотрудниками ЕЦСЮП не распределялось. Следовательно, у него не было законных оснований для посещения К.

Комиссия оценила действия адвоката Д. как злоупотреблением правом, выразившимся в принятии мер, создающих видимость формального соответствия предъявляемым требованиям, но по сути направленных на обход правил. Они являются нарушением положений Кодекса профессиональной этики адвоката и не только не могут быть оценены как честное, разумное, добросовестное и принципиальное исполнение профессиональных обязанностей, но и создают препятствия для добросовестного исполнения своих обязанностей другими адвокатами, а также условия для манипулирования следственными органами установленным порядком, нормами УПК РФ и для нарушения конституционного права на защиту.