В споре об акциях «Щелково Агрохим» прецедентно повис вопрос о притворной сделке

Новости29.06.2021
29.06.2021  339
Фото: betaren.ru

Арбитражный суд Московской области в середине июня этого года отказал основному акционеру АО «Щелково Агрохим» в удовлетворении иска о нарушении его преимущественных прав при выкупе акций этого крупнейшего в стране производителя инновационных средств защиты растений. Ценные бумаги были переданы бывшим главным бухгалтером «Щелково Агрохим» Людмилой Приходько экс коммерческому директору холдинга Эльмире Ираидовой по договору купли-продажи. Обеим акции, в свою очередь, были распределены по решению истца как руководителям структурных подразделений в качестве дополнительного стимула эффективности их работы по занимаемым должностям.

В суде основатель компании настаивал на притворности сделки купли-продажи акций, ссылаясь на то, что она претворяет «продажу объединенного блокирующего пакета акций третьим лицам» в обход преимущественного права акционеров. АС МО не стал давать оценку притворности сделки при наличии фактически сложившихся фидуциарных отношений внутри общества, не допускающих принятие решений по акциям без решения всех акционеров. Наблюдатели усматривают в этом решении опасный прецедент, поскольку, по их мнению, предметом судебного разбирательства является схема отчуждения акций, ранее не описанная в законодательстве и не встречавшаяся в правоприменительной практике.

Превращение 60 млн в 2,95 млрд рублей

Согласно материалам дела, 20 октября 2020 года между Приходько и Ираидовой был заключен договор купли-продажи 20% (20 штук) акций АО «Щелково Агрохим» номинальной стоимостью 1 млн рублей за одну ценную бумагу. В рамках сделки стороны договорились об установлении двукратной цены за каждую акцию, общая стоимость отчужденного в пользу Ираидовой пакета составила 40 млн рублей. Покупатель обязался выплатить данную сумму в течение шести месяцев с момента заключения договора. В результате сделки Ираидова, владевшая 11% акций «Щелково Агрохим», аккумулировала блокирующий пакет в 31%. Стороны также подписали дополнительное соглашение, предполагающее дальнейшую реализацию покупателем объединенного пакета третьему лицу по цене, значительно превышающей стоимость бумаг по договору.

Одновременно с этим Ираидова заключила агентский договор с предпринимателем Эдуардом Федосовым. Согласно документу последний обязался «осуществить действия, направленные на поиск покупателя на акции общества», а также при необходимости «разработать механизм их отчуждения». Вознаграждение Федосова предусматривало фиксированную часть в 120 млн рублей вне зависимости от цены отчуждения акций и 10% от суммы сделки в случае реализации пакета по цене выше 2,9 млрд рублей, что, согласно расчету, должно было составить сумму в размере 400 млн.

23 декабря 2020 года Ираидова заключила с третьим лицом предварительный договор купли-продажи 31 акции (31%) «Щелково Агрохим». Спустя неделю, накануне Нового года, она направила акционерам холдинга уведомление о намерении в течение двух рабочих дней с даты подписания договора реализовать пакет на сторону по цене в 2,95 млрд рублей, несмотря на то, что в соглашении между ней и Приходько стоимость была указана в 2 млн за одну штуку.

28 января 2021 года мажоритарный акционер «Щелково Агрохим» подал в АС Московской области иск о нарушении его преимущественных прав и притворности сделки. На фоне судебных разбирательств потенциальный покупатель объединенного пакета отказался от его приобретения, сославшись на несоблюдение Ираидовой «условий предварительного договора купли-продажи от 23.12.2020 года в части отсутствия обременений в отношении акций», следует из официального уведомления от 12 апреля 2021 года.

В ходе рассмотрения этого дела к его материалам была приобщена квитанция о переводе Ираидовой денежных средств на нотариальный депозит. Квитанция была датирована 15 апреля 2021 года, т. е. практически сразу после отказа третьего лица от приобретения 31%-го пакета и только после вынесения соответствующего предписания суда о предоставлении доказательств оплаты акций. Также Ираидова в лице агента Федосова направляла обращение к Приходько с просьбой сообщить банковские реквизиты. Юристы мажоритарного владельца отмечают, что этот документ был датирован числом, следующим за днем, когда она совершила перевод на нотариальный депозит, что само по себе обнуляет такой экстраординарный способ выполнения обязательств, как перевод средств на депозит нотариуса. Помимо этого, к делу приложены сведения о ежегодных выплатах дивидендов от деятельности «Щелково Агрохим» как Приходько, так и Ираидовой, которые значительно превышали установленную в договоре купли-продажи от 20 октября 2020 года цену принадлежащих им акций. К примеру, Приходько за 2018–2020 годы получила в общей сложности 385 млн рублей, Ираидова за аналогичный период — 171 млн рублей.

В итоге судья АС МО Елена Дубровская отказала основному акционеру АО «Щелково Агрохим» в удовлетворении иска. Судья также не стала давать оценку основанию иска — факту притворности сделки при наличии фактически сложившихся фидуциарных отношений внутри общества, не допускающих принятие решений по акциям без решения всех акционеров. Из вердикта судьи следует, что установление обстоятельств притворности сделки «выходит за рамки заявленных в настоящем споре требований».

Участница сделки признала ее притворный характер

В конце мая в деле произошел новый поворот — с иском в АС Московской области обратилась Людмила Приходько. Она потребовала признать тот же договор купли-продажи от 20 октября 2020 года, а также дополнительное соглашение к нему недействительными и вернуть ей 20% акций «Щелково Агрохим», также настаивая на притворности их сделки. Фактически Приходько признала, что сделка с Ираидовой изначально была направлена именно на продажу акций третьим лицам. Из иска следует, что еще летом 2020 года она и Ираидова, «имея намерение продать принадлежащие им акции по наибольшей цене, максимально приближенной к рыночной, стали обсуждать вопросы, связанные с их отчуждением», впоследствии заключив «притворный договор купли-продажи акций». К материалам дела приобщена переписка Ираидовой и Приходько, полученная с их корпоративных почт после увольнения женщин из «Щелково Агрохим». Из нее следует, что в течение января-февраля 2021 года они обсуждали различные варианты дополнительных соглашений к предполагаемому договору купли-продажи с третьим лицом, в которых стоимость принадлежащего Приходько пакета уже определялась не в 40 млн рублей, а в 1,5 млрд. Однако, как свидетельствовала Приходько, указанных денег за отчужденные у нее акции она так и не получила.

Иск бывшего главного бухгалтера системообразующего предприятия будет рассматриваться в рамках отдельного производства.

Новая схема недружественного поглощения?

Представители мажоритарного владельца «Щелково Агрохим» в суде отмечают, что отчуждение акций холдинга построено по новой для российского рынка схеме, которая пока не отработана в правоприменительной практике, с чем и может быть связан отказ судьи Дубровской в иске их подзащитному. Специалисты обращают внимание на то, что окончательный вердикт по иску основного акционера холдинга станет прецедентом, который продемонстрирует реакцию судебной системы на новую схему попытки отчуждения активов посредством притворной сделки. Сторона защиты «Щелково Агрохим», со своей стороны, заявляет о намерении оспорить решение АС Московской области в апелляционной инстанции, а также обратиться к судебному сообществу с просьбой взять дело на особый контроль.

Ранее с целью отчуждения ценных бумаг в интересах третьих лиц последним, как правило, путем дарения передавался 1% акций, а затем, на правах акционеров компании, они получали право на приобретение блокпакета. Стоит отметить, что закон до сих пор не запрещает такие схемы отчуждения активов, однако суды, начиная с ВС РФ И ВАС РФ, выработали единую позицию и трактуют подобного рода сделки как недействительные, имеющие признаки недружественного поглощения. По мнению юристов, в случае с «Щелково Агрохим» миноритарии объединили акции в блокпакет, заключив притворную сделку в интересах третьих лиц.

Ранее в СМИ появилась информация о том, что спор вокруг акций может расцениваться как попытка рейдерского захвата предприятия. Так, ИА «Росбалт» уделило внимание теме заинтересованности в приобретении контроля над холдингом со стороны упомянутого выше Эдуарда Федосова. В качестве доказательства приводилась информация о том, что еще летом 2020 года одна из аффилированных с Федосовым структур начала сотрудничать с подконтрольными Эльмире Ираидовой сбытовыми подразделениями «Щелково Агрохим» и вошла в число контрагентов холдинга. Также обращалось внимание на то, что интересы Ираидовой и принадлежащих Федосову структур в судах представляют одни и те же юристы из Свердловской областной экономической коллегии адвокатов.

Комментарии

0