В законодательном комитете ГД поддержали возвращение к советским традициям опеки

Новости11.11.2020
11.11.20208790

Фото: Pexels

Комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству поддержал принятие законопроекта об ускоренной процедуре изъятия ребенка из семьи в судебном порядке. Об этом сообщает пресс-служба комитета.

По словам одного из авторов документа, Павла Крашенинникова, законопроект разработан «в целях реализации обновленных положений Конституции, в соответствии с которыми дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России».

«Законопроект направлен на решение проблем, вызванных непрозрачностью существующего механизма отобрания детей из семей в случае угрозы жизни и здоровью ребенка. В настоящее время очень много примеров, когда существующий порядок изъятия детей приводит к трагедиям и вредит их интересам. Необходимо упорядочить этот процесс и исключить злоупотребления. Предлагаемый законопроект позволит обеспечить справедливость и повысить прозрачность и объективность при рассмотрении таких дел», — заявил Павел Крашенинников.

В комитете напомнили, что в соответствии со ст. 77 Семейного кодекса при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью орган опеки и попечительства вправе немедленно отобрать его у родителей. Но такой порядок якобы не гарантирует отсутствие злоупотреблений со стороны органов опеки и попечительства, а нередко «и вовсе граничит с произволом». В качестве оснований для изъятия детей органы опеки зачастую указывают нехватку игрушек у ребенка, громкий плач малыша, ненадлежащее состояние или отсутствие отдельной комнаты у ребенка, отсутствие нужных или наличие просроченных продуктов питания, наличие синяков на теле ребенка, оставление малолетнего с бабушкой и дедушкой. При этом процесс изъятия происходит без видеофиксации, без присутствия адвокатов, представителей общественности, психологов.

Законопроектом предлагается передать вопрос отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью из компетенции органов опеки и попечительства в компетенцию суда. Для этого вносятся изменения в ст. 77 Семейного кодекса, в Федеральный закон «О полиции», а Гражданский процессуальный кодекс дополняется новой главой 381 «Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью».

Так, согласно законопроекту, отобрание ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью должно производиться на основании решения районного суда, выносимого в порядке особого производства. Судебное заседание будет проходить с обязательным участием представителя органа опеки и попечительства, прокурора, а также родителей, государственного защитника, а в необходимых случаях и других заинтересованных лиц (например, психолога) и самого ребенка, если его участие возможно.

В суде должны быть всесторонне исследованы и изучены доказательства явной угрозы жизни или здоровью ребенка. Степень опасности должна определяться судом в каждом конкретном случае с учетом возраста, состояния здоровья ребенка, а также иных обстоятельств его проживания.

При этом в особых ситуациях все же сохраняется административный порядок изъятия ребенка. Законопроектом предусматривается, что в такой ситуации орган опеки и попечительства с обязательным участием прокурора и органа внутренних дел сможет произвести отобрание ребенка, составив акт с указанием всех обстоятельств.

Крашенинников обратил внимание, что предлагаемый механизм — это не что-то принципиально новое. Подобная практика существовала в советское время, об этом ранее рассказывал и L.R.

«Это проверенная временем практика, от которой отказались после введения современной опеки», — заявили в комитете.

Так, семейным законодательством СССР (Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье 1968 г., Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 г.) была установлена судебная процедура отобрания детей, если те находились в опасности. А в исключительных случаях, при непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка, орган опеки и попечительства мог самостоятельно принять решение о немедленном отобрании ребенка, уведомив прокурора и обратившись впоследствии в недельный срок в суд с иском о лишении родительских прав. Сейчас же решения об изъятии принимаются органами опеки и попечительства самостоятельно, по их усмотрению, без учета мнения родителей, прокурора, органа внутренних дел, психолога. Прокурор при этом лишь уведомляется, но не присутствует на месте и не может непосредственно оценить ситуацию, в которой находится ребенок.