Валерий Зорькин позволил себе вольность

03 Мрт 23.14 8086

Дискуссия о капремонте и солидаризме в КС была необычно экспрессивной

Председатель КС Валерий Зорькин. Фото: Андрей Пронин/ТАСС

Председатель КС Валерий Зорькин. Фото: Андрей Пронин/ТАСС

Вопрос об отчислениях на капитальный ремонт, который вызвал нешуточные протесты после введения в 2014 году, 3 марта обсуждался в Конституционном Суде. Заседание длилось пять часов, было напряженным, и под конец председатель КС Валерий Зорькин даже позволил себе, как он сам выразился, «вольность».

Две группы депутатов Госдумы оспаривали ч.1 ст.169, ч.4 и ч.7 ст.170, а также ч.4 ст.179 Жилищного кодекса РФ. Эти нормы устанавливают, что собственники жилых помещений обязаны уплачивать ежемесячные взносы на капитальный ремонт многоквартирных домов, что муниципалитет при определенных условиях может формировать ремонтный фонд на счете регионального оператора, в так называемом «общем котле», и средства, уплаченные жильцами одного дома, могут пускаться на ремонт другого. Думцы считают, что эти статьи нарушают конституционные права граждан, в частности, право на жилище.

Одна из заявителей, Галина Хованская, депутат из фракции «Справедливая Россия», возмущалась по поводу нормы об «общем котле» (ч.4 и ч.7 ст.170 ЖК). По ее мнению, в большинстве случаев он возник «по умолчанию», так как собственники жилья не знали о возможности выбрать формулу «мой дом — мой счет» или не успели это сделать из-за сжатых сроков, а там, где разъяснительная работа была проведена, большинство выбирало именно этот вариант. «Тот, кто хочет оставаться в общем котле, пусть остается! Но большинство попало туда автоматически», — говорила она. И размер взносов, по ее словам, несправедлив: в Москве 15 руб. за 1 кв. м, а в других регионах — два.

— Хотел выяснить масштаб вашего недовольства идеей солидаризма, — обратился к Хованской судья Гадис Гаджиев (потом полпред Совета Федерации в КС Юрий Шарандин сказал, что этот вопрос обозначил центр дискуссии). Гаджиев напомнил, что реализованные в сфере капремонта меры призваны распределить финансовую нагрузку населения по всей стране в зависимости от местных условий. Хованская ответила, что «дом дому рознь» и «15 рублей» по Москве необходимо дифференцировать.

Адвокат Сергей Попов критиковал нормы 170-й статьи с точки зрения лишения правосубъектности владельцев жилья, которые, по его мнению, все-таки являются собственниками денег, отчисленных в ремонтный фонд. Те, кто не смог вовремя провести собрания, чтобы выбрать способ накопления денег, безоговорочно были ущемлены в своих правах, говорил он.

Позднее представитель Госдумы в КС, депутат-единоросс Дмитрий Вяткин переспросил Попова, в чьей собственности находятся денежные средства, которые попадают в «общий котел».

— Ровно этот вопрос я и хотел задать депутатам, — ответил ему Попов. В зале суда раздался приглушенный смех, а к дискуссии подключился еще один заявитель, депутат-коммунист Вадим Соловьев: «Вяткин задал хороший вопрос — природа этих денег чрезвычайно противоречива! У десяти юристов на это счет было бы десять мнений! И это наглядный пример того, какие законы «лепит» Госдума!» Тут председатель КС Валерий Зорькин попросил Соловьева учесть, что слово «лепит» в протокол включено не будет.

Соловьев доказывал, что оспариваемая 169-я статья ЖК РФ подрывает доверие граждан к закону. «Раз вы собственники — вы несете полную ответственность за имущество и его ремонт с момента приватизации», — вот что, по его мнению, пытается сказать жильцам государство. То есть снимает с себя ответственность за капремонт домов, который был им обещан по программе, принятой во время приватизации.

Вяткин не согласился ни с одним доводом заявителей. По его словам, если следовать логике заявителей о том, что каждый должен платить только за свое имущество, то можно дойти и до того, что если у соседей на первом этаже прорвало трубу, а ты живешь на восьмом, то тебя это никак не касается. На его взгляд, невозможно говорить о нарушении права на жилище оспариваемыми статьями. Они, наоборот, по словам Вяткина, «конкретизируют обязанности государства, расширяют возможности собственников!». Он считает, что дополнительные полномочия органов публичной власти по зачислению средств продиктованы особой спецификой жилищной сферы. «Формальное применение норм ГК [об ответственности собственника за свое имущество] в данном случае невозможно», — говорил он. Что касается природы перечисленных в общий котел средств, то, судя по словам Вяткина, никаких десяти мнений десяти юристов быть не может. «Ответ на мой вопрос очевиден — это собственность фонда», — заявил он.

На стадии вопросов сторон Попов вернулся к этой теме. «Что же все-таки насчет тех, кто не успел провести собрание. Правомерно ли лишение их собственности на эти средства как минимум на два года, потому что нормами не предусмотрено возвращение их в более ранний срок?» — спросил он.

— Изъятие денежных средств и обязательность платежа — это разные вещи, — ответил Вяткин, начиная раздражаться. Попов продолжал задавать однотипные вопросы, практически на каждый получая ответ «без комментариев», пока Зорькин не прекратил пикировку: «Вы задаете вопросы не для себя, а для суда, но суд уже понял, что вы хотели спросить. Ответ был получен».

— Почему закон не проходил антикоррупционную экспертизу?! — почти прокричал депутат Соловьев Вяткину, но судьи сняли вопрос, сочтя его дополнением к выступлению. Зорькин ответил Соловьеву сам: «Хочу вам заметить, что закон о Конституционном Суде тоже не проходил эту экспертизу». Потом он остановил череду вопросов. «Я уже не знаю, в какой стадии мы находимся, — сказал Зорькин. — Чуть было не забыл спросить мнение представителей исполнительной власти».

Михаил Барщевский, полпред правительства, заявил, что ему как никогда сложно выполнять наставления суда, высказываясь уважительно в отношении сторон. «Одно лишь утверждение со стороны заявителей было сегодня справедливым, — продолжил он, — «средствА» действительно не начисляются, начисляются «срЕдства»». По залу прошел шепот зрителей, которые поняли, что Барщевский высмеял речь одного из представителей стороны заявителей.

Аргументу о порочности «общего котла» полпред правительства противопоставил довод о несправедливости прежнего распределения финансового бремени на ремонт (раньше жители частных домов также вносили деньги на ремонты многоквартирных). «Представьте, — сказал он судьям, — если бы лишь шестеро из вас получали зарплату и содержали других судей! Вот это действительно несправедливо!»

— Для нас эта несправедливость будет более понятной, если нашу зарплату будут отдавать вам, — улыбаясь ответил Зорькин.

— Только если без ваших обязанностей! — откликнулся Барщевский.

— Необычный процесс у нас сегодня сложился, так что, надеюсь, вы простите мне эту вольность, — сказал Зорькин, обращаясь к участникам.

В своей заключительной речи Соловьев апеллировал к Ленину, чем вызвал смех в зале. Осуждая партию власти, он сказал что «единственное их желание — сбросить ответственность на граждан, так же, как они делают это и в образовании, и в медицине». Упомянув представителя Генпрокуратуры Татьяну Васильеву, Соловьев назвал ее очаровательной, причислил ее к «Единой России» и добавил, что рассчитывает на Конституционный Суд, поскольку «больше в нашей стране рассчитывать не на кого».

— Не только Татьяна Александровна, но и мы комплимент получили! — смеясь, сказал судья Сергей Маврин Зорькину, а тот, тоже улыбаясь, обратился к собиравшемуся говорить представителю президента в КС Михаилу Кротову:

— Я думал, вы не будете выступать! Скажите, что не будете!

Но Кротов был краток: «Я лишь хотел добавить, уважаемый суд, что воздержусь от политических заявлений!». Это был финальный упрек в адрес заявителей, в позиции которых представители властей готовы были видеть только политику, но не право.
Конституционный суд, взносы на капремонт

Для добавления комментария необходимо авторизоваться.

Получать уведомления от «Legal.Report»