Верховный суд решит судьбу мобильного приложения iHerb в России

Новости30.06.2020
30.06.20201832

Фото: supcourt.ru

Один из самых популярных в России интернет-магазинов — глобальный маркетплейс товаров для здорового образа жизни iHerb.Com пытаются лишить доступа к потребителю. В декабре минувшего года Ульяновский областной суд вынес беспрецедентное решение, обязывающее маркетплейс удалить собственное мобильное приложение из магазинов AppStore и Google Play. Такая ограничительная мера является новшеством в прокурорской и судебной практике. Оспорить решение в Шестом кассационном суде общей юрисдикции iHerb не удалось. С 15 мая компания приостановила работу своего мобильного приложения для российских пользователей. Теперь iHerb, как написал «Коммерсантъ», пытается добиться отмены блокировки своего приложения в Верховном суде РФ. В тонкостях этого непростого дела разбирался Legal.Report.

«Контрольная закупка»

История, приведшая к блокировке мобильного приложения iHerb в России, началась в 2018 году. Тогда Александр Жестков, исполнительный директор СРО «Союз производителей БАД» (СРО СП БАД), купил в онлайн-гипермаркете iHerb 10 продуктов и отдал их на экспертизу члену совета той же СРО, профессору РУДН Светлане Орловой. Она подготовила заключение о том, что эти 10 продуктов не соответствуют техническому регламенту Таможенного союза. Позднее эксперты и представители Центра проблем аутизма изучили заключение Орловой и нашли в нем «не только грубые ошибки, недостоверную информацию, но и ряд явных манипуляций фактами».

Однако в 2018 году Жестков, имевший, по данным издания «Фармацевтический вестник», опыт работы в аппарате Комитета по охране здоровья Госдумы, смог инициировать начало судебных процессов, в основу которых легло подписанное Орловой заключение. Появилось два административных иска, поданных прокуратурой Засвияжского района Ульяновска: о блокировке сайта iHerb.Com и об удалении фирменного мобильного приложения из магазинов AppStore и Google Play.

К моменту рассмотрения исков iHerb по собственной инициативе убрал с русскоязычной версии сайта все 10 спорных продуктов, поэтому дело о блокировке интернет-страниц быстро сошло на нет. Разбирательства по второму иску, касающемуся мобильного приложения, продолжаются до сих пор, создавая все больше правовых коллизий.

За это время компания iHerb не только успела открыть в Москве свое российское представительство, вступить в ведущие отраслевые бизнес-ассоциации — «Деловая Россия», Ассоциация компаний интернет-торговли (АКИТ), Национальная ассоциация дистанционной торговли (НАДТ), но даже запустила несколько крупных проектов.

«У iHerb есть серьезное желание развивать свой бизнес в России. Эти планы предполагают не только инвестиции в российскую логистику и инфраструктуру, но и помощь в выводе отечественных товаров для красоты и здоровья на глобальные рынки. Пример такого сотрудничества — российский бренд R.O.C.S., продукты которого уже появились на витрине iHerb. Однако постоянные попытки заблокировать работу маркетплейса в России существенно затрудняют реализацию этих планов», посетовал в разговоре с Legal.Report глава российского представительства iHerb Илья Микин.

Тем не менее сдаваться маркетплейс не намерен. Партнер и глава московской судебно-арбитражной практики юридической фирмы Dentons Роман Зайцев, представляющий интересы iHerb в российских судах, подтвердил, что кассационная жалоба на решение Ульяновского облсуда уже подана в Верховный суд.

«Мы столкнулись с ситуацией, когда формально решения апелляционной и кассационной инстанций основываются на Законе об информации и касаются запрета распространения некоей информации в мобильном приложении iHerb. Но поскольку этот запрет повлек за собой решение об удалении приложения целиком, а это порядка 30 тысяч продуктов из десятка товарных категорий, речь по факту идет о запрете или, по меньшей мере, существенном ограничении коммерческой деятельности», — пояснил Роман Зайцев.

Опрошенные Legal.Report эксперты считают, что у iHerb есть хорошие шансы на то, что жалоба пройдет отбор и будет рассмотрена коллегией по административным делам Верховного суда.

Странная юрисдикция

Помимо деловой стороны вопроса, в этом кейсе есть немало юридических тонкостей. И первое, что обращает на себя внимание, — это явная несоразмерность уровня, с которого началось разбирательство, предмету спора. Маркетплейсом iHerb пользуются граждане, проживающие во всех регионах России. Но решения, фактически ограничивающие деятельность глобальной компании по всей стране, инициируются на уровне районного суда и районного прокурора даже не Москвы, а одного из областных центров.

Выбранная для подачи административного иска юрисдикция никак не связана с местом регистрации ни инициатора жалобы — москвича Александра Жесткова, ни американской компании iHerb.

Однако Ульяновск как место рассмотрения спора, по всей видимости, возник не на пустом месте. Еще в ноябре 2015 года Николаевский районный суд Ульяновска признал информацию, размещенную на сайте iHerb, запрещенной к распространению в России и потребовал заблокировать доступ к маркетплейсу. Тогда претензии вызвали сведения о возможности приобрести и ввезти из США в Россию ягоды и орехи. Как рассказывал РБК, суд посчитал, что на сайте iHerb отсутствовали данные об их безопасности для здоровья российских граждан. Блокировка продлилась несколько месяцев, но в конце концов маркетплейс исключили из реестра запрещенных ресурсов.

Говорим «сайт» — подразумеваем «приложение»?

Место рассмотрения иска — это далеко не единственный спорный момент. По словам Романа Зайцева, в материалах дела нет, по сути, ни одного доказательства, касающегося непосредственно мобильного приложения iHerb. И госпожа Орлова в своем заключении, и засвияжский районный прокурор в иске говорят исключительно о контенте на сайте. При этом прокуратура потребовала удалить мобильное приложение.

«Получается, что в деле iHerb и административный истец, и суды, включая апелляционную и кассационную инстанции, исходят из того, что контенты сайта и мобильного приложения идентичны. Но в таком случае возникает вопрос: зачем прокуратуре потребовалось подавать два иска, один в отношении сайта, другой в отношении приложения?» — недоумевает юрист по интеллектуальной собственности юридической фирмы «Солнцев и партнеры» Илья Кунинец.

В российском законодательстве, как говорят эксперты, действительно не предусмотрено специальных ограничительных мер, касающихся работы приложений. Федеральный закон № 149-ФЗ «Об информации», на основании которого можно признать информацию запрещенной к распространению в РФ, оперирует только такими понятиями, как сайты и сетевые адреса, тогда как приложение не является ни тем, ни другим: это не носитель информации, а программный код.

Тем не менее, по словам главы офиса iHerb в России Ильи Микина, те 10 продуктов, претензии к которым возникли у господина Жесткова и прокуратуры, давно удалены как с сайта iHerb.Com, так и из мобильного приложения. Однако если в случае с сайтом этих действий оказалось достаточно, чтобы «отбить» блокировку, то претензии к мобильному приложению остались — и это вопреки логике о полной идентичности двух информационных ресурсов.

Запретить то, не знаю что

Еще один аспект мотивировки суда, как следует из опубликованных решений по делу, основывается на заключении эксперта Орловой, которая указала, что, помимо исследования переданных ей Александром Жестковым 10 продуктов, она изучила сайт iHerb.Com и нашла там и другие препараты, не соответствующие, по ее мнению, техрегламенту Таможенного союза. О каких именно препаратах идет речь, неясно.

Ульяновский облсуд, однако, не стал подвергать утверждения эксперта сомнению. «[…] мобильное приложение iHerb безусловно содержит информацию, распространение которой на территории Российской Федерации запрещено, что влечет необходимость удаления всего фирменного приложения iHerb из магазинов мобильных приложений, в связи с чем требования прокурора подлежат удовлетворению. […] Сам по себе факт наличия в рассматриваемом приложении иных товаров не влечет сохранение мобильного приложения при наличии в нем значительной информации, которая запрещена к распространению на территории Российской Федерации», — говорится в решении Ульяновского облсуда.

«Получается, решение апелляционной инстанции можно трактовать примерно следующим образом: на маркетплейсе iHerb продается много разных товаров. Некоторые из них, по мнению Светланы Орловой, не соответствуют российским техрегламентам и информация о них должна быть признана запрещенной в России. К другим продуктам никаких вопросов нет, но это не значит, что компания может продолжать их продавать. Мы не знаем, где в мобильном приложении iHerb содержится запрещенная к распространению информация, но раз эксперт утверждает, что она там есть, мы заблокируем все приложение целиком», — воспроизводит логику суда Илья Микин.

«Сам по себе факт квалификации сведений о легально произведенном и реализуемом иностранным интернет-магазином продукте как информации, запрещенной к распространению на территории России, является предметом отдельной дискуссии, — прокомментировал юрист фирмы «Солнцев и партнеры» Илья Кунинец. — Однако даже если принять как факт, что эта информация может быть признана запрещенной, здесь мы имеем дело с беспрецедентной неконкретностью обвинений и очевидной несоразмерностью наказания. Ст. 15.3 Закона «Об информации» предусматривает определенную процедуру, которая позволяет ответчику удалить запрещенную информацию и сохранить свой информационный ресурс. В данном случае ни суд, ни прокурор не говорят, что именно нужно убрать из приложения. Получается, ответчика даже теоретически лишают возможности выполнить требования надзорного органа и продолжить работу, ему просто перекрывают кислород целиком. И если в случае обычного супермаркета избыточность таких мер очевидна — никто не требует сносить магазин бульдозером только на том основании, что в отделе «бакалея» может оказаться пара-тройка товаров ненадлежащего качества, то в «деле iHerb» подобную постановку вопроса подтвердили суды двух инстанций».

По мнению представителей e-commerce, опрошенных Legal.Report, решение Ульяновского суда игнорирует особенности работы глобальных маркетплейсов и особое регулирование трансграничной торговли товарами для личного пользования. С ними согласен Армен Джагарян, советник Коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры», консультирующей iHerb: «Реализация товаров iHerb представляет собой международную электронную торговлю товарами физическим лицам для личного потребления (пользования), которые ввозятся самими потребителями в международных почтовых отправлениях. Это внешнеторговые отношения, для которых и право ЕАЭС, и российское законодательство устанавливают специальное регулирование. В частности, продукция, ввозимая физическими лицами для собственных нужд, не подлежит обязательной оценке на соответствие требованиям технического регулирования».

Закрепление в правовой практике таких подходов приведет к серьезному снижению привлекательности российского рынка для международных игроков, в том числе для тех, кто уже пришел в Россию, — опасаются представители отрасли. В конечном итоге это может лишить российскую экономику многомиллионных инвестиций в логистику и онлайн-ритейл.

«Нет ничего удивительного в том, что законодатели не успевают угнаться за развитием технологий, в том числе в интернет-торговле. Формирующийся разрыв, однако, создает множество правовых лакун. А пробелы в правовом поле почти всегда порождают возможности для интерпретаций, избирательного правоприменения и даже злоупотреблений. Следить за тем, чтобы законы исполнялись не только по букве, но и по духу — задача Верховного суда как высшей инстанции. Поэтому мы ждем, что он обозначит свою позицию в этом непростом деле», — резюмировал Роман Зайцев.

В рамках предстоящего дела перед Верховным судом РФ, как считают опрошенные эксперты, встает целый ряд небанальных вопросов. В частности, допустимо ли через нормы информационного законодательства ограничивать экономическую (торговую) деятельность, в отношении которой нет прямых специальных запретов (ограничений) в профильных законах? Могут ли суды путем толкования вводить новые, прямо не предусмотренные законодательством механизмы ограничений? Какой правовой режим работы глобальных интернет-магазинов электронной торговли и можно ли автоматически распространить на них общие требования, касающиеся внутреннего товарооборота? Ответы, которые необходимо будет искать Верховному суду РФ на эти и многие другие вопросы, будут иметь стратегическое значение для развития комфортных условий деловой среды в России.