$ 66.62

€ 75.38

Верховный суд восстановил в правах защитника без юридического диплома

Подробности19.11.2018
19.11.20184682
Верховный суд РФ подтвердил право лица без юридического образования защищать интересы осужденного на всех стадиях уголовного судопроизводства без необходимости заново доказывать целесообразность такой защиты. Это дело анализируется в новом обзоре судебной практики ВС РФ, третьем за 2018 год (также читайте об обзоре здесь и здесь).
 
Как следует из материалов дела, в Таганрогском городском суде Ростовской области рассматривалось уголовное дело в отношении Э. По ходатайству подсудимого постановлением суда к участию в деле в качестве защитника, выступающего наряду с адвокатом, была допущена его родственница О. В апреле 2017 года Э. был признан виновным в неправомерных действиях при банкротстве и отмывании денежных средств и приговорен к 3,5 года колонии общего режима. Э., ранее находившийся под домашним арестом, в зале суда был взят под стражу и этапирован в СИЗО.
В июле 2017 года О. обратилась в СИЗО за разрешением на свидание с осужденным для работы с материалами уголовного дела, с целью составления кассационной жалобы. Но ей было отказано в выдаче пропуска со ссылкой на отсутствие у нее правовых оснований для свиданий с осужденным в качестве лица, имеющего право на оказание юридической помощи, в связи со вступлением приговора суда в силу.
 
О. оспорила это решение в суде. Таганрогский городской суд удовлетворил ее требования, однако Ростовский областной суд отменил это решение. Апелляция указала, что право на оказание квалифицированной юридической помощи, включающее в себя право на свидание с осужденным, принадлежит лицам, которые как минимум должны иметь высшее юридическое образование. При отсутствии же юридического диплома цель свиданий не будет достигнута. У О. юридического образования не было, а постановление суда о ее допуске в качестве защитника подсудимого наряду с адвокатом само по себе не порождает у нее безусловного права на предоставление свиданий в порядке указанной нормы.
 
Но Верховный суд РФ отменил решение апелляции и оставил в силе решение суда первой инстанции. Он указал, что согласно ч. 8 ст. 12 Уголовно-исполнительного кодекса РФ для получения юридической помощи осужденные могут пользоваться услугами адвокатов, а также иных лиц, имеющих право на оказание такой помощи. Согласно ст. 89 УИК РФ, для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов. По заявлению осужденного свидания с адвокатом предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания.
 
ВС РФ, в частности, сослался на решения Конституционного суда РФ, который указывал, что Конституция РФ определяет начальный, но не конечный момент осуществления обвиняемым права на помощь адвоката (защитника). Следовательно, данное право должно обеспечиваться ему на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при производстве в кассационной инстанции. Сам по себе переход от одной процессуальной стадии к другой не может влечь ограничения права на защиту. Гарантии права на судебную защиту могут быть реализованы предоставлением осужденному возможности поручать осуществление своей защиты избранным им защитникам. Таким образом, по смыслу ст. 49, 51, 52 и 72 УПК РФ, лицо, допущенное судом к участию в уголовном деле в качестве защитника, сохраняет свои уголовно-процессуальные права и обязанности на всех стадиях производства по делу, в том числе до тех пор, пока судом не будет принят отказ обвиняемого от данного защитника или суд не примет решение о его отводе. Это означает, что статус защитника при дальнейшем производстве по делу не требует дополнительного подтверждения судом.
 
Более того, положения ч. 2 ст. 49, ч. 1 ст. 401.2 УПК РФ не предполагают возможности оставления без рассмотрения кассационных жалоб, поданных лицом, которое не является адвокатом, но было допущено судом первой инстанции к участию в деле в качестве защитника.
 
Таким образом, учитывая, что процессуальный статус О. как защитника Э. был определен судом в рамках уголовного дела и не требовал дополнительного подтверждения, в том числе и после вступления приговора суда в законную силу, у начальника следственного изолятора отсутствовали правовые основания для принятия оспариваемого решения.