$ 66.43

€ 75.39

ВККС не поверила в угрозы со стороны председателя Мосгорсуда

Новости29.03.2017
29.03.20175459

Высшая квалификационная коллегия судей 29 марта выслушивала обвинения мирового судьи в адрес председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой, а также разбиралась, можно ли привлечь к уголовной ответственности покойного судью.

В отставку по желанию Егоровой

Московский мировой судья судебного участка № 169 района Северное Тушино Константин Худенко безуспешно пытался убедить ВККС в угрозе со стороны председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой. По его словам, ему пришлось под ее давлением «по собственному желанию» уйти в отставку. Через пару лет он перестал опасаться Егоровой и захотел вернуться на работу, однако в этом Высшая квалифколлегия ему отказала.

Как говорил Худенко на заседании ВККС, в 2014 году ему позвонила Егорова относительно оправдательного решения по одному из уголовных дел. Оно по каким-то причинам ей не понравилось, и Егорова предложила ему написать заявление об уходе с должности добровольно, иначе она уволит его по порочащим основаниям. Худенко добавил, что в тот момент страдал онкологическим заболеванием. Он решил последовать совету Егоровой и попросить ККС Москвы об отставке по собственному желанию. До заседания по этому вопросу Худенко, по его словам, написал письмо Егоровой, где подробно описал мотивы оправдательного решения и просил не применять к нему мер. Но ответа не получил. ККС Москвы отправила его в отставку в октябре 2014 года. На заседании Худенко не присутствовал.

После этого, по словам Худенко, он еще два раза обращался к Егоровой с просьбой вернуть его на работу, но ответа снова не получал. Он пробовал устроиться мировым судьей в Московской и Рязанской областях, но, как говорит экс-судья, и там получил отказ именно из-за позиции Егоровой. Худенко утверждает, что Егорова и не назначившие его люди знакомы лично.

В апреле 2016 года Худенко обратился в ККС Москвы с просьбой восстановить его в должности по вновь открывшимся обстоятельствам. Ими он посчитал свой недобровольный уход с работы. Однако ККС отказала ему дважды. И теперь он пожаловался в ВККС, прося восстановить его в должности мирового судьи, чтобы он хотя бы мог отработать 5-летний срок для получения судейских выплат (Худенко назначили в 2012 году).

Он отметил, что решение, ставшее причиной конфликта с Егоровой, апелляционная и кассационная инстанции оставили в силе.

– Почему Егорова так к вам относится? Личная неприязнь, завышенные требования? – спросил Худенко заместитель председателя ВККС Александр Сбоев. 

– Подлинные мотивы мне неизвестны, – смиренно отвечал тот. 

– Чего именно вы боитесь? У вас есть какие-то провинности, завалы? – продолжил Сбоев. 

– Нет, боюсь лично ее. Я с ней знаком со времен КС и наблюдал, как легко она расстается с судьями [Худенко прежде работал советником судьи в КС, но не смог поехать в Петербург, когда КС туда переехал – прим. ред.].

На вопрос, что именно стало «вновь открывшимися обстоятельствами», Худенко ответил, что это отсутствие добровольности в его решении подать в отставку.

В итоге квалифколлегия решила работу Худенко не возвращать.

Смерть искупает все грехи?

Другая драматичная история, разбиравшаяся 29 марта в ВККС, касалась покончившего с собой судьи Куйбышевского райсуда Омска Сергея Москаленко. Его дочь Екатерина Беспалова приехала просить квалифколлегию отменить решение местной ККС, которая дала согласие на возбуждение в отношении него дела по п. «к» ч. 2 ст. 105 (убийство с целью скрыть другое преступление). Согласие на привлечение Москаленко в качестве обвиняемого ККС дала 20 января 2017 года, в то время как 14 января его нашли повесившимся в городском парке Омска. На тот момент он уже был фигурантом уголовного дела о взяточничестве. 

На заседании Беспалова утверждала, что в представлении Следственного комитета материалы дела толкуются произвольно, и роль Москаленко в деле остается туманной. Председатель ВККС Николай Тимошин уточнил, желает ли она прекращения дела или хочет, чтобы производство продолжалось и ее отца реабилитировали. Беспалова ответила, что хочет, чтобы следствие установило истину. 

Тогда последовал вопрос представителю председателя СКР Павлу Василенко:

– Не ставился вопрос о прекращении дела в связи со смертью?

Следователь ответил отрицательно. 

Члены ВККС сослались на п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК, где говорится о том, что уголовное дело не может быть возбуждено в случае смерти подозреваемого, кроме случаев, когда необходима его реабилитация. Василенко сказал, что документы в ККС были поданы 12 января, когда Москаленко был еще жив. Он добавил, что без согласия квалифколлегии не вправе принять решение о прекращении уголовного дела в связи со смертью судьи. Однако члены ВККС ему возразили. В итоге после долгого совещания ВККС решила отменить решение ККС и не давать согласие на уголовное преследование покойного Москаленко. 

Как ранее сообщалось, в 2010–2015 годах судья рассматривал уголовное дело руководителя компании «ОмСтрой-2001» Виктора Берга, который обвинялся в хищении у дольщиков 103 млн руб. По данным следствия, за возвращение дела прокурору и вынесение оправдательного приговора при его повторном поступлении судья получил от предпринимателя более 8 млн руб. деньгами и услугами имущественного характера. Однако дело Берга было прекращено по другим обстоятельствам – в октябре прошлого года он был убит. После этого показания против Москаленко дал сын бизнесмена.