$ 64.37

€ 70.93

ВККС не простила судье с адвокатским прошлым альянса с судебным представителем

Судебный репортаж04.06.2019
04.06.20194927

Фото: Youtube

Высшая квалификационная коллегия судей 3 июня рассмотрела жалобу федерального судьи, который лишился мантии из-за дружбы с судебным представителем. В ходе заседания бывшему судье Рассказовского районного суда Тамбовской области 45-летнему Роману Бадикову пришлось объяснять, как приятель-юрист умудрялся выигрывать практически все иски в районе и как члены семьи служителя Фемиды оказались в числе его постоянных клиентов.

Заседание ВККС началось весьма интригующе. Бадиков попросил приобщить к материалам дисциплинарного дела фотокопию свидетельства о смерти ключевого свидетеля – частнопрактикующего юриста из Рассказово Александра Степанова.

– У меня только один вопрос к Роману Геннадьевичу. Как вы получили копию? – встрепенулась присутствующая в зале в качестве ответчика председатель ККС Тамбовской области, судья Тамбовского областного суда Наталия Босси.

– Мне передал его сын. По моей просьбе, – объяснил разжалованный судья.

Ходатайство о приобщении было удовлетворено, после чего судья ВС РФ Николай Романенков огласил суть жалобы. Из короткой справки следовало, что бывший оперуполномоченный уголовного розыска, адвокат Второй Тамбовской областной коллегии адвокатов Бадиков был назначен судьей Рассказовского суда в 2005 году. Служитель Фемиды занимался рассмотрением гражданских дел. В феврале 2019 года региональная квалифколлегия досрочно прекратила его полномочия и лишила пятого квалификационного класса. Поводом стало обращение областного Совета судей. В частности, комиссия по этике изучила жалобы от участников судопроизводства и уличила Бадикова в «непринятии мер по устранению конфликта интересов».

– Не довел до участников судебного разбирательства информацию о доверительных отношениях со Степановым, который являлся представителем сторон по делу в процессах… – процитировал вывод тамбовской квалифколлегии Романенков.

В жалобе Бадиков утверждал, что тамбовская ККС неверно истолковала его пояснения и на их основе сделала «не соответствующий действительности вывод» о непризнании судьей дисциплинарного проступка. Бадиков уверял Высшую квалифколлегию, что всегда признавал вину, и просил назначить наказание, не связанное с досрочным лишением полномочий.

– Роман Геннадьевич категорически отрицал наличие дружеских отношений со Степановым, – поспешила объяснить наметившееся противоречие Босси. Она рассказала, как был сделан вывод о тесной дружбе двух юристов.

Со слов главы ККС, Степанов осуществлял профессиональную деятельность представителя в судах Тамбовской области. Основное время он проводил в Рассказовском суде, где с 2014 года побывал на более чем 100 процессах под председательством Бадикова. Практически всегда решения выносились в пользу клиентов Степанова. Судья при этом не ставил стороны в известность о возможном конфликте интересов и не заявлял самоотвод. Одновременно Степанов представлял в тамбовских судах интересы родных и близких Бадикова – его отца, жены и дяди. Так, безработная супруга судьи заявила в Рассказовский суд потребительский иск по поводу недостатков своего автомобиля Ford Fiesta. При поддержке юриста ей удалось взыскать 3,9 млн руб., включая внушительную неустойку. Правда, это решение не устояло в апелляционной инстанции.

«Когда началось разбирательство по жалобам граждан, Бадиков не смог представить доказательств об оплате услуг представителя. Он заявлял, что таких документов в принципе не составлялось», – рассказала Босси. Объяснение у судьи было одно: платил, но документы не предоставлялись для взыскания с другой стороны, поскольку иски были проиграны. По мнению главы ККС, отсутствие подтверждающих документов как раз свидетельствует о близких отношениях, позволявших судье не озадачиваться получением бумаг.

– Работая в суде, мы понимаем, что возникновение финансовых обязательств как раз и начинается при заключении соглашения с представителем. И оплата, и размер гонорара оговариваются при заключении такого соглашения, но не тогда, когда уже дело рассмотрено и виден результат, – пояснила свою позицию Босси.

Насторожило членов региональной ККС и то, что Бадиков отказался раскрыть им суммы, потраченные на «семейного» юриста. Самого Степанова опросить не удалось: последний период его жизни был связан с нахождением под административным арестом либо в лечебных учреждениях, а в апреле он скоропостижно скончался. Впрочем, квалифколлегия, изучив документы о взыскании судебных расходов, выяснила, что за представительство интересов дяди судьи Степанов брал от 50 000 до 80 000 руб. за одно дело. «Высокая гонорарная практика», – отметила Босси.

С 2015 года взаимоотношения судьи и юриста выходят на новый уровень. Бадиков рассматривает дела, где уже сам Степанов является стороной. По двум потребительским искам одно решение было оставлено апелляцией без изменения, другое отменено с прекращением производства по делу в связи с мировым соглашением, перечисляла Босси. В споре о взыскании со Степанова задолженности по транспортному налогу Бадиков отказал в удовлетворении требований. После отмены в апелляции при повторном рассмотрении иск ФНС был удовлетворен. На оперативном совещании в Тамбовском областном суде Бадикову указали на дружбу с юристом. Но после этого судья вновь рассмотрел имущественный спор на крупную сумму, где Степанов являлся истцом. Производство по иску было приостановлено в апелляции в связи со смертью заявителя.

– Поскольку право на справедливое и объективное судопроизводство является основополагающим принципом судебной системы, то не понимать этого судья с 13-летним стажем работы в принципе не мог, – убежденно говорила Босси. – Кроме того, Бадиков являлся членом ККС Тамбовской области, и все эти вопросы рассматривались на каждом заседании квалифколлегии. Неоднократно проводились оперативные совещания в Рассказовском суде. Обращалось внимание на недопустимость общения с адвокатами и представителями вне рамок судебного заседания, в том числе со Степановым.

– Действительно, дела с участием Степанова я рассматривал. Дел было много. Связано это было с тем, что была обширная практика, – начал объясняться Бадиков, когда ему дали слово. – Никаких доводов и доказательств, что у нас были дружеские отношения, в материалах дисциплинарного производства не имеется… После жалоб граждан меры принял, больше дел не рассматривал…

Сославшись на статистику, служитель Фемиды заявил, что два его коллеги в тот же период рассмотрели еще больше дел с участием Степанова, и у них 90% решений принималось в интересах сторон, которые представлял покойный юрист.

– Приглашался Степанов моими родственниками исключительно исходя из его профессиональных интересов. Он был одним из лучших юристов в области! Отношения были исключительно деловые! – утверждал судья.

Бадиков добавил, что вопроса о возможном конфликте интересов из-за «семейного» юриста на заседаниях ККС и во время оперативных совещаний никогда не поднималось. Он также заявил, что рассматривал только те дела, которые ему поручал председатель суда либо его заместитель.

– По материалам значится, что автоматическое распределение. Вы сказали, что дела распределялись председателем и заместителем. Так как распределение происходило? – заинтересовался расхождением в показаниях судья ВС РФ Романенков.

– Руководство нам говорит, что дела распределяются по компьютеру, – ответил Бадаев, вызвав улыбки на лицах членов ВККС.

– Авторучкой написано на сопроводительном материале? – решила уточнить Инна Самылина, председатель Новгородского областного суда.

– Написано авторучкой. Мне приходит иск, написано «Бадикову»… Подпись председателя суда.

– Разрешите пояснить. Распределение дел идет в автоматическом режиме, потом ставится резолюция, которая подтверждает, кому оно передается, – подключилась к диалогу Босси. – Этот вопрос обсуждался на заседании ККС. Никаких возражений со стороны Романа Геннадьевича в этой части не было.

– Мы так понимаем, что когда распределение происходит при помощи компьютера, там дается соответствующий документ. А если распределение вручную, на усмотрение руководителя, там написано авторучкой. Так все-таки, какая ситуация с распределением? – поддержал коллег Василий Тарасов, председатель Воронежского областного суда.

– Ни в одном суде Тамбовской области уже практически нет распределения дел вручную… Если бы судья хотел, то он бы мог ознакомиться с протоколами распределения дел, – поставила точку в споре глава ККС Босси.

Инициативой завладел глава ВККС Николай Тимошин, который адресовал Бадикову серию вопросов.

– Скажите пожалуйста, вот есть в решении ККС такая фраза: «Наличие данных обстоятельств порождало в обществе сомнения в объективности и беспристрастности судьи Бадикова при рассмотрении им дел, подрывало авторитет не только судьи, но и всей судебной системы…» Коллегия пишет, что в адрес ККС поступали обращения граждан на действия судьи по факту его заинтересованности в результате рассмотрения дел с участием Степанова… Приводится три абзаца…

Тимошин углубился в материалы дела и начал их цитировать: «Согласно обращению, истица, не стесняясь, распространяет информацию о том, что ее представитель Степанов является другом судьи Бадикова… пообещал, что все отнимет у ответчика и «порешает вопрос с Геннадьичем».

– Вам доводили [информацию] о том, что первые сигналы уже поступают? – поднял голову и внимательно посмотрел на судью Тимошин. – Почему даже первое обращение не послужило основанием для того, чтобы перераспределить дела?

– Я председателю говорил, что не надо мне давать дела с участием Степанова… Председатель сослался на председателя Тамбовского областного суда и сказал, что категорически запрещается передавать дела другому судье без вынесения соответствующего определения, – сделал попытку прикрыться мнением руководства Бадиков.

– Я правильно понимаю, что Соседов, председатель Тамбовского областного суда и, кстати, председатель комиссии Совета судей РФ (по урегулированию конфликта интересов – прим. ред.), сказал, что ни в коем случае не надо передавать дела? Так? – строго спросил Тимошин.

– Так сказал [председатель Рассказовского районного суда] Василий Михайлович Ярыгин… Он сказал, что дела передавать нельзя без вынесения соответствующего определения, – сник Бадиков.

– А вы давали письменные обязательства извещать руководство о возможном конфликте интересов? – вновь проявила интерес к допросу глава Новгородского областного суда Самылина.

– Нет…

– Ну хорошо, не в письменной, а в устной форме оповещали? Когда узнавал председатель от вас?

– Он от меня не узнавал.

– То есть вы не ставили в известность руководителей, что ваши родственники судятся в вашем суде?

– Нет, председатель – он сам знал… До подачи иска я не оповещал…

– Роман Геннадьевич сводит все к тому, что кто-то должен был до него донести, что это конфликт интересов. Что не сам он должен прийти к этому осознанию как судья и член ККС, а кто-то должен прийти и ему об этом сказать. Мы считаем, что это некрасиво, – сделала вывод Босси и попросила оставить жалобу без удовлетворения.

После совещания за закрытыми дверями члены ВККС удовлетворили ее просьбу и оставили решение тамбовской ККС в силе.