$ 65.67

€ 74.94

ВККС разбиралась с жалобой на нарушения в столичной квалифколлегии судей

Новости19.07.2018
19.07.20181169
Высшая квалифколлегия судей 18 июля рассмотрела жалобу столичного судьи Александра Власова, чья просьба была более чем простой: сдвинуть официальный срок начала его отставки, случившейся еще шесть лет назад, на пару месяцев вперед. Получивший инвалидность на рабочем месте судья Никулинского суда Москвы, несмотря на признанную техническую ошибку в его деле, так и не смог убедить ВККС помочь ему "добрать" необходимый стаж трудовой деятельности.

Заседание ВККС началось с того, что глава коллегии Николай Тимошин дважды попросил уточнить, надлежащим ли образом оформлена доверенность представителя ККС Москвы судьи Мосгорсуда Александры Лопаткиной, несколько смутив последнюю. Получив положительный ответ, он задал еще пару обязательных вопросов участникам рассмотрения дела.

– Да, конечно же, да! – вскочил со своего места экс-судья Власов, когда у него поинтересовались, доверяет ли он членам коллегии.

– Сидите, прошу вас, – откликнулся Тимошин. – Мы тут сидя разговариваем.

Материалы дела докладывала председатель Новгородского облсуда Инна Самылина. Выяснилось, что Власов ушел в отставку по состоянию здоровья с 19 октября 2012 года – на следующий день после соответствующего решения столичной ККС. Пять лет спустя бывший служитель Фемиды вновь обратился в городскую квалифколлегию с заявлением о возобновлении производства по делу, пытаясь изменить дату прекращения его судейских полномочий по вновь открывшимся обстоятельствам, но 30 ноября 2017 года ему было отказано. Между прочим, позже была устранена досадная описка в имени Власова, допущенная в последнем решении ККС.

Судья в отставке обжаловал это решение в высшую квалифколлегию, требуя пересмотреть его в части даты ухода в отставку и вынести новое решение – о прекращении полномочий с 28 декабря 2012 года с учетом права на неиспользованный отпуск за 2011–2012 годы и частично за 2012–2013 годы. Власов просил принять жалобу к производству, даже несмотря на упомянутую описку в его имени. Он особо отмечал, что с 2012 года длительное время не исполнял свои обязанности по состоянию здоровья, а 2 октября 2012 года ему установили III группу инвалидности. На следующий же день Власов положил на стол председателя Никулинского суда заявление о предоставлении ему двухмесячного отпуска на лечение и получил устный отказ. 4 октября он вновь прибыл на рабочее место и, "убедившись, что заболевание препятствует работе в должности судьи", подал заявление об отставке, датированное уже 5 октября (указав, что положенный отпуск не использовал).

Власов полагал, что ККС в 2012 году учтет все эти обстоятельства и установит дату прекращения полномочий после периода причитающихся отпусков, но коллегия не согласилась с его позицией, постановив, однако, выплатить отчисленному судье компенсацию за неиспользованный отпуск в 50 дней. Автор жалобы посчитал также, что 30 ноября 2017 года московская квалифколлегия нарушила процедуру вынесения решения, не приняв во внимание факт наличия неиспользованного отпуска, и в итоге нарушенными оказались его права на справедливое исчисление стажа. Решение же ККС 2012 года он не стал обжаловать сразу "ввиду своего болезненного состояния".

Как уточнила Самылина, судья, несколько поправив здоровье, актуализировал вопрос в 2016 году и обратился в комиссию по рассмотрению спорных ситуаций. В возражениях на эту жалобу председатель ККС Москвы Любовь Ишмуратова тогда заявила, что Власов не указал никаких обстоятельств в свою пользу, которые не были бы известны апелляционной коллегии.

Николай Тимошин наконец позволил высказаться самому судье в отставке. Власов прежде всего похвалил докладчика, заметив, что история его хождений по инстанциям была изложена максимально полно и точно. Но продолжил настаивать на том, что органы судейского сообщества не проявили к его ситуации должного внимания.

– Заседание по моей жалобе 30 ноября 2017 года было проведено поверхностно, – утверждал он. – Текст протокола составляет всего одну страницу, да, в нем перечислены участвовавшие лица, упомянут предмет рассмотрения. Но из него не усматривается, были ли в ходе заседания оглашены содержащиеся в заявлении мои пояснения, приложенные документы и так далее.

По мнению экс-судьи, из протокола следует, что важные письменные материалы, в частности протокол заседания ККС столицы от 2012 года, не оглашались – и это Власов назвал "существенным пробелом" при рассмотрении дела.

– Считаю, что заседание было проведено формально! – повторил он. – А вопрос на соответствие закону вынесенного в 2012 году решения в части определения даты отставки вообще не рассматривался!

Упомянутые же выше возражения Ишмуратовой Власов назвал "посылом", содержащим "просто ее личное мнение".

– Этот посыл, если признать его правильным, прямо указывает на то, что в практике ККС Москвы имеет место факт сознательного вынесения незаконных решений, нарушающих права лиц, которые оказались в сфере применения ее полномочий! – кипятился судья в отставке.

Правда, затем Власов смягчился, заявив, что озвученный им тезис все же следовало бы считать "фактически неверным", поскольку он "противоречит высокому статусу законопослушного органа судейского сообщества" и "не соответствует способу его комплектования из наиболее уважаемых и профессионально подготовленных судебных работников".

– Если такой орган и допускает нарушения законодательства Российской Федерации, то случайно, непреднамеренно, в силу сложившихся конкретных нестандартных обстоятельств, – примирительным тоном заметил он.

После столь изящного реверанса в сторону столичной ККС Власов перешел к важным для него цифрам. Да, период с 18 октября по 28 декабря 2012 года был ему оплачен, однако нерешенной оказалась другая проблема: запись в трудовой книжке, – так обратился он к членам. "В данном случае, так скажем, немножко по-другому исчисляется мой стаж… я ведь 24 года проработал в системе, еще в военных трибуналах Советского Союза", – посетовал судья.

– Прошу признать факт случайного, непреднамеренного нарушения ККС в заседании 18 октября 2012 года в части определения даты прекращения моих полномочий положений пункта 2 статьи 19 закона "О статусе судей" и статьи 127 ТК РФ вновь открывшимися обстоятельствами! – отчеканил под конец Власов.

Слово дали представителю московской ККС Александре Лопаткиной, которая достаточно коротко возразила против удовлетворения жалобы, отметив, что процедуры ее коллегией нарушены не были.

– Вот документы у меня… Тут однозначно указано, что мы истребовали все материалы для исследования. Говорить о нарушениях, считаю, не очень правильно, – сказала Лопаткина. – И никаких вновь открывшихся обстоятельств в том смысле, в котором подразумевает их законодательство, тут нет.

При этом подробно излагать позицию квалифколлегии насчет точной даты сложения Власовым судейских полномочий она не посчитала нужным. "Решение 2012 года, тем более предметом проверки сейчас не является", – уточнила Лопаткина.

– Представитель ККС процитировала документы не до конца! – сразу воскликнул Власов. – Нет ксерокопии справки об инвалидности!

В своем последнем слове он опять просил признать факт "вскрытого" им нарушения со стороны ККС вновь открывшимися обстоятельствами и изменить дату ухода в отставку.

Высшая квалифколлегия совещалась минут десять, после чего Тимошин огласил ее решение: в удовлетворении жалобы Власову было отказано.

Теги: