$ 66.43

€ 75.39

Возбуждение уголовных дел за неисполнение договоров хотят запретить

Новости18.08.2018
18.08.20184319
Экспертный совет при уполномоченном при президенте РФ по защите прав предпринимателей 17 августа в ходе своего заседания выступил с весьма "революционным" предложением: запретить на законодательном уровне возбуждение уголовных дел против бизснесменов в рамках неисполнения или ненадлежащего исполнения ими гражданско-правовых договоров. На глазах журналиста Legal.Report c такой идеей бизнес-омбудсмен Борис Титов напрямую обратился к специальному гостю заседания – главе законодательного комитета Госдумы Павлу Крашенинникову, который, побранив "всеобщий юридический непрофессионализм", в свою очередь подробно рассказал о ходе реализации нового закона о коэффициентах зачета времени, проведенного в СИЗО, в срок отбывания наказания – он уже получил образное название "год за два".

Заседание открыл сопредседатель "Деловой России" Андрей Назаров, он с ходу сообщил, что поставлена масштабная задача – "уменьшить тюремное население России".

– Надеемся, что нынешний тренд снижения числа сидельцев продолжится и коснется примерно каждого пятого осужденного, – заметил он.

По словам Назарова, сейчас возбуждается 240 000 дел в год по экономическим статьям, такую ситуацию пока переломить не удается. И большинство бизнесменов на период предварительного следствия оказываются в СИЗО. В среднем они проводят там от 5–6 месяцев и до полутора лет, "а должны не более двух месяцев", сообщил выступающий. Само это нахождение в изоляторе он связал, прежде всего, с "оказанием давления в рамках конкурентной борьбы". Вместе с тем конкретно в Москве СИЗО в среднем на 23% перенасыщены арестантами, из-за чего на предварительном следствии большинство предпринимателей "оказывается в нечеловеческих условиях".

– Спасибо Пал Владимычу Крашенинникову за последовательность в отстаивании закона о внесении изменений в 72-ю статью УК! Десять лет ждать, пока он наконец реализовался, – это немногим по плечу, не каждый похвастается таким упорством, – Назаров указал на главу законодательного комитета Госдумы.

– И вам спасибо, что приглашаете меня на экспертный совет, – сразу ответил Крашенинников. – Рад быть с вами!

Как заметил депутат, ровно 20 лет назад (17 августа 1998 года) произошли известные кризисные события. Законодатель глубоко ушел в воспоминания.

– Я тогда возглавлял Минюст, – рассказывал с чувством Крашенинников. – Процентов двадцать нормативных актов противоречили Конституции! Все шло к распаду вообще… А попытки преобразования пенитенциарной системы делались очень и очень давно, лично я отменял колоссальное количество актов НКВД, подписанных еще Ежовым и Берией. Мне эта тема близка, я в нее буквально "вцепился". Она меняет весь комплекс воззрений на всю парадигму наказаний. Общество, думаю, оценит результаты этой работы лишь спустя годы…

Говоря об обсуждаемом законе, он заметил, что им "мы пытаемся исправить чудовищную ситуацию, когда недобросовестные правоохранители наказывают бизнесменов до приговора суда".

Ряд изоляторов, сказал Крашенинников, построены еще до революции, и это "просто пыточные условия". Большинство СИЗО в крупных городах, считает он, не выдерживают никакой критики.

– Многие говорят, что новый порядок в целом похож на амнистию, – сообщил депутат. – И это во многих смыслах действительно так. Закон распространяется примерно на 110 000 осужденных – такова оценка ФСИН. Мне вот звонят коллеги из правоохранительного, адвокатского сообщества и говорят буквально: как все это делать-то на практике? И мы в комитете задумали подготовить небольшую информацию – своего рода разъяснение для них.

Как только появилась возможность, представители юридического сообщества засыпали гостя практическими вопросами.

– Мы ходим по СИЗО, проверяем и так далее, – начал один из приглашенных юристов-общественников. – Многие нас сразу спрашивают: как будет действовать закон "день за два"? Продолжится ли гуманизация вообще?

– "День за два" – это первыми придумали журналисты, – поделился своим видением ситуации Крашенинников. – Имеется в виду конкретно, конечно, колония-поселение [день в СИЗО теперь засчитывается за два дня колонии-поселения]. Когда лично я принимал уголовно-исполнительную систему, там было за миллион сидельцев, сейчас почти в два раза меньше. Осенью будем вносить новые и новые законопроекты. Есть одна "кричащая" проблема, она связана с несовершеннолетними, попавшими в пенитенциарную систему. Разорваны их отношения с семьями… Согласуем с профессиональным обществом и внесем, да.

Слово взял сам бизнес-омбудсмен Борис Титов.

– Есть, как говорят, такая тема… Часто слышишь: после принятия закона все будут стремиться как можно дольше сидеть в СИЗО, не выходить на суд… Какие можно предложить противомеры?

– Это вы рассуждали, видимо, с теми, кто сам в изоляторах не был, – мгновенно нашелся депутат. – Загляните-ка туда! Это вам не колония-поселение. Вряд ли найдутся желающие пользоваться таким способом.

– А не получится ли так, что суды теперь будут специально давать большие сроки? – продолжил линию кто-то из адвокатов.

– Думаю, что определенные риски есть, – задумчиво протянул Крашенинников. – Но существуют же конкретные статьи УК, где прописаны пределы. И приговоры будут постанавливаться по тем же самым статьям в итоге… К тому же есть понятие не только срока, но и режима, они ведь абсолютно разные. А вообще, считаю, будет постепенно меняться мировоззрение всех, кто работает в этой системе.

Микрофон взял адвокат Сергей Ахундзянов:

– Спасибо, Пал Владимыч, за закон от наших страдающих в изоляторах доверителей! Наши суды сейчас часто одной строкой пишут: данное преступление не находится в сфере предпринимательской деятельности. И людей, действующих в рамках гражданско-правовых договоров, заключают под стражу. Какие-то препятствия для этого ваш комитет не планирует поставить на законодательном уровне в случае наличия исполняемого договора?

– Большая проблема, – подтвердил председатель законодательного комитета. – И она связана с общим непрофессионализмом. Неисполнение договора – это же чисто гражданское право! А когда есть публичная собственность – тут же возбуждаются дела, при том что это абсолютно разные истории. Не проводится водораздел между гражданским и уголовным правом. К счастью, Генпрокуратура стала обращать на это внимание.

Крашенинников, развивая тему, напомнил: с некоторых пор проводится специальная аккредитация образовательных программ вузов, что дает возможность контролировать качество юридического образования. Благодаря данному проекту было закрыто несколько вузов, которые "попросту мошенническим способом обучали юристов".

– Такие вот "юристы" пошли потом в прокуратуру, в суды и так далее, – сетовал он. – Вот они-то и не понимают разницы публичного и частного права, путают гражданское с уголовным. Видят: что-то не то, не исполняется договор – раз, и бизнесмен в СИЗО! Будем дальше биться по образованию, чтобы в судах представляли только с юридическим дипломом, ну, это вы знаете… А сейчас там представители – бывшие милиционеры и тому подобное.

– Не ставился ли вопрос о широком привлечении опытных судей в отставке? Много ведь вакансий в системе… это бы ускорило процесс принятия правильных решений, – спросил еще один адвокат.

– Я идею поддерживаю! – встрепенулся Крашенинников. – Надо привлекать нам людей с громадным практическим опытом. Ставок свободных и правда много, особенно в районных судах. Мы вопрос ставим… Законопроект о привлечении судей в отставке широко, по всей стране обсуждался, но пока суддепартамент и Верховный суд к этому не готовы.

Под занавес заседания, словно стремясь поставить эффектную точку, слово вновь взял Борис Титов. Его выступление слушали, стараясь не шевелиться.

– Предлагаем внести изменения в законодательство: запретить возбуждение уголовных дела по фактам совершения деяний в рамках неисполнения или ненадлежащего исполнения гражданско-правовых сделок, совершенных в письменной форме и не признанных судом недействительными, мнимыми или притворными, – отчеканил уполномоченный.

По мнению Титова, и правоохранители, и суды отказываются признавать предпринимательской ту деятельность, при ведении которой запрещено арестовывать бизнесменов. А уголовные дела сплошь и рядом открывают по банальным основаниям неисполнения хоздоговоров.

– Вот, скажем, кредитный договор исполнен на 80%, а на 20% не исполнен. Далее происходит дефолт, возбуждается уголовное дело по 159-й статье – и сразу СИЗО! – возмущался бизнес-омбудсмен. – Пусть уж сначала будет арбитраж, а если договор действительно окажется мошенническим, неправильным, тогда можно и дело возбудить.

Титов предложил Крашенинникову обсудить эту тему более детально. Предполагается, что по итогам заседания будут выработаны комплексные предложения о дальнейшей гуманизации в области мер пресечения для лиц, подозреваемых в совершении экономических преступлений.

Теги: