ВС не вернул мантию судье, который вынес приговор без участия прокуратуры

Судебный репортаж06.07.2021
06.07.2021  1767
Фото: oren.orenprok.ru

Верховный суд РФ рассмотрел дисциплинарное дело бывшего судьи Минераловодского городского суда Ставропольского края Владимира Арутюнова. Он лишился мантии после того, как провел разбирательство и вынес приговор без участия государственного обвинителя.

В 2020 году Арутюнов рассмотрел уголовное дело несовершеннолетнего Тихона Тонконогова (фамилия изменена). Подросток обвинялся в двух десятках магазинных краж и угонах. Как установила проверка, судья обошелся без очных допросов 19 потерпевших и 49 свидетелей, а также без гособвинителя. Это не помешало Арутюнову «изготовить» приговор и назначить подсудимому 3 года условно. По указанию судьи секретарь составил протокол заседаний, в действительности не проводившихся. При этом сам «процесс» тянулся более полугода. Апелляционная инстанция по жалобе прокуратуры отменила приговор. В определении судебная коллегия указала, что с участием сотрудников межрайонной прокуратуры судебное следствие и прения сторон по делу не проводились, последнее слово подсудимому не предоставлялось, приговор не провозглашался. Помощник межрайонного прокурора участвовал только в двух из 13 заседаний – в предварительном и на продлении меры пресечения.

Осенью 2020 года ККС Ставропольского края лишила Арутюнова судейских полномочий. Выяснилось, что судья систематически нарушал подобным образом УПК и раньше, не вел аудиопротоколирование, затягивал рассмотрение дел. Арутюнов не смог вернуть мантию в ВККС и решил попытать счастья в дисциплинарной коллегии ВС. На заседание бывший судья явился лично и защищал себе сам, без представителей.

— Ваша честь, прошу приобщить к материалам дела результаты проверки, которая проводилась в отношении меня… — начал с ходатайства Арутюнов.

— У нас они есть, хотите ознакомиться? — мягко прервал его председатель ДК ВС Сергей Рудаков.

— Суду доверяю полностью, — по-военному отрапортовал экс-судья. 

Арутюнов утверждал, что его проблемы связаны с «жесткой позицией», которую он занял во время одного разговора с работниками прокуратуры. Бывший судья часто, но безуспешно пытался уводить разговор от главного обвинения — вынесения приговора без проведения слушаний. Выяснилось, что экс-судья даже умудрился послать в прокуратуру вместо копии приговора подписанный им черновик.

Впрочем, иногда Арутюнов все же признавал вину, ссылаясь на невозможность четко соблюдать все судейские инструкции.

— Вы по-прежнему настаиваете на том, что не совершали указанных поступков? — спросил Рудаков. 

— Да, было, — негромко куда-то в пол произнес Арутюнов, и потом значительно громче, но уже обращаясь к залу: — Это конфликт с прокурором! 

— А прочему прокуратура утверждает обратное вашим словам?

— Я вам сейчас объясню без вопросов. Потому что за месяц до этого на меня пытались оказывать давление… прокуратура вместе со следственным комитетом. Потому что было вынесено постановление о прекращении уголовного дела без согласия обвиняемого по нереабилитирующим обстоятельствам. Было перепутано два уголовных дела, постановления которых прошли краевую прокуратуру… И эта жалоба находилась у меня.  Меня неоднократно пытались заставить вынести решение по жалобе для того, чтобы оставить в покое прокуратуру. 

В Ставропольском краевом суде, откуда на связь с ВС выходил процессуальный оппонент Арутюнова — председатель краевой ККС, судья краевого суда Андрей Николаенко, «вырубился» свет. И в Москве был объявлен перерыв. После вынужденной паузы, которая затянулась на два часа, от Рудакова в Ставрополь полетел вопрос: «Скажите, а на основании чего вы вообще приняли решение, что приговор не оглашался?»

Удивился председатель ДК после того, как просмотрел часть представленных ККС записей с камер видеонаблюдения, установленных в Минераловодском суде. На кадрах было непонятно, кто же на самом деле читает приговор. Впрочем, выяснилось, что запись трансляции оказалась из другого судебного зала. А в зале Арутюнова отсутствовала возможность для видеопротоколирования, поскольку, по словам экс-судьи, еще зимой там сосулькой перебило кабель. 

Ближе к завершению слушаний Рудаков высказал мысль, что Арутюнову следовало бы внести в протокол всех участвовавших в процессе со стороны прокуратуры людей. 

— У вас сколько человек в общей сложности было от прокуратуры за время процесса? 

— Четыре. 

— А вы скольких внесли? 

— Одного. 

— Так может, из-за этого весь сыр-бор? 

Дисциплинарная коллегия не нашла оснований для отмены решений квалификационных коллегий.

Комментарии

0