ВС оставил без мантии зампреда АСГМ, обвинившую в заговоре главу суда

Судебный репортаж01.10.2020
01.10.20204404

Ольга Александрова. Фото: msk.arbitr.ru

Дисциплинарная коллегия Верховного суда России признала законным досрочное прекращение полномочий заместителя председателя Арбитражного суда Москвы Ольги Александровой, передает корреспондент L.R из зала суда. Ей инкриминировали давление на коллегу для вынесения нужного решения. Сама Александрова категорически это отрицает, обвиняя в заговоре председателя АГСМ Николая Новикова. 

Заговор в АСГМ 

— Александрова Ольга Евгеньевна — это вы? — обратился к заявительнице председатель дисциплинарной коллегии ВС Сергей Рудаков. 

— Да, это я, — ответила бывший судья. 

— Семейное положение, дети есть?

— Разведена. Есть трое детей, двое из них несовершеннолетние. 

Далее суд перешел к рассмотрению дела.

Александровой, как рассказывал Legal.Report, ставилось в вину давление на подчиненную. С 2018 года в АСГМ рассматривался иск ООО «Мытищинский пластик» к ПАО «Банк Траст» о признании недействительной сделки по одностороннему увеличению процентной ставки по кредитному договору до 14% годовых. Заемщику была открыта кредитная линия в размере 65 млн долларов для предоставления займа ООО «Бизнес-центр «Парус», чтобы рефинансировать задолженность. Кредитный договор был заключен с АО «Россельхозбанк» для приобретения истцом 100% долей ООО «Бизнес-центр «Парус». Процентная ставка составляла 5,5% годовых. Однако в итоге «Парус» прекратил свою деятельность и присоединился к «Мытищинскому пластику». Вскоре банк направил компании уведомление о применении штрафных санкций и увеличении процентной ставки в 2,5 раза — до 14% годовых.

Дело рассматривала судья Арбитражного суда Москвы Марина Огородникова. Но в свой рабочий кабинет Александрова вызвала не ее, а другого судью — Лидию Агееву. В мае 2019 года она якобы попросила ту «обеспечить принятие необходимого решения» по этому делу. За это полагалось вознаграждение, сумма которого была написана на листке бумаги, — 60 (тысяч долларов или евро, по данным комиссии ВККС). Агеева обратилась в ФСБ.

На заседании ВККС в июле была оглашена расшифровка разговора между судьями. В ходе беседы Александрова, в частности, произнесла следующую фразу: «Ну, давай так. Ты с ней поговори. Я не буду пока людям отказывать. Может, мы не можем. Скажу, что у нас есть сложности. Что ты ей скажешь — это на твое усмотрение. Но если все получится, то прекрасно, потому что в апелляции они решат вопрос на 100%».

Однако сама Александрова категорически отрицала факт давления на судью. По ее словам, в беседах речь шла о единстве судебной практики при рассмотрении дел в арбитражном суде. Александрова заявила, что Агеева оговаривает ее из карьерных побуждений. Якобы похожий случай произошел в 2012 году и тогда обвинения не нашли своего подтверждения.

ВККС сочла подозрения обоснованными и досрочно прекратила полномочия Александровой, также лишив ее второго квалификационного класса.

Свое выступление в Верховном суде Александрова начала с обращения к прессе. 

— На самом деле после вынесения решения Высшей квалификационной коллегией судей было очень много… — начала было Александрова, но ее перебил Рудаков. 

— Вы понимаете, что находитесь в судебном заседании? Если вы хотите разговаривать с прессой, мы можем объявить перерыв.

— Ваша честь, я, наоборот, хотела сказать, что не намерена давать пресс-конференции, — развела руками экс-судья.  

Большую часть своей речи Александрова посвятила аудиозаписям, на которых якобы был запечатлен факт давления на ее коллегу Лидию Агееву. По ее словам, никакого давления не было, а файлы являются сфальсифицированными. 

— Из представленных материалов следует, что данные записи являются не оригиналами, а копиями. Подлинники не предоставлялись, отсутствует звукозаписывающее устройство, оно не исследовалось, а также не представлены цифровые характеристики, позволяющие идентифицировать подлинник аудиозаписи и копии. Дата, когда эти записи осуществлены, не установлены. Период определяется только со слов Агеевой и ничем документально не подтвержден, — заявила бывший судья.

Александрова обрушилась с критикой на Агееву, якобы та дает противоречивые показания и никакого вознаграждения за «услуги» ей не предлагалось. 

— Зная талант Агеевой в плане подготовки новогодних и иных праздников в суде, я не исключаю факт, что она умело пользуется различными средствами для редактирования файлов. Поэтому эти доказательства считаю необъективными и недостоверными, — отчеканила она.

По мнению Александровой, вообще все подобные записи противозаконны, поскольку судьи АСГМ рассматривают в числе прочего и дела, содержащие  государственную или коммерческую тайну. 

— Давление или предложение денег? Вот надо было как-то одно выбрать, но для точного результата она дала и то, и другое включить. А судья (Огородникова) вообще говорила: «Я знать не знаю, что происходит». ВККС ввели в заблуждение. 

Александрова заявила, что «результат этот был спланирован с председателем суда Николаем Новиковым». По ее словам, Агеева пыталась стать зампредом АСГМ, но ей в этом отказывали. 

— Новиков мне позвонил и сказал: «Приходите в кабинет квалифколлегии, Агеева там что-то на вас написала». Сами материалы были засекреченными, с ними я смогла ознакомиться только за пару дней до заседания, — посетовала заявительница.

Также Александрова уверенно подчеркнула, что никаких оперативно-разыскных мероприятий, предусмотренных законом, в отношении нее не велось. ВККС же, вопреки требованиям, не провела открытое голосование, да и времени для подготовки к заседанию у зампреда АСГМ не было. 

Одно из процессуальных нарушений могло быть допущено и зампредом ВККС Александром Сбоевым, предположила Александрова. Как сообщал L.R, перед голосованием по вопросу об ответственности зампреда АСГМ он попросил освободить его от участия в нем из-за возможного конфликта интересов. И его заявление было удовлетворено. Между тем ФЗ «Об органах судейского сообщества» прямо говорит о том, что член коллегии судей, принявший участие в ее заседании, не вправе воздержаться от голосования.

— Он был проверяющим по этому вопросу и как никто иной владел полной картиной и знал происходящие события, — отметила Александрова. 

Отвечая на вопрос Рудакова, она сообщила, что Агеева возглавляла седьмой судебный состав, который рассматривал банковские споры, споры с финансовыми инструментами и вопросы о займах и кредитах. 

— Скажите, состав, который возглавляла Агеева, находился в сфере вашего влияния? — уточнил Рудаков. 

— Нет. На тот момент, на который она ссылается, я этот состав не курировала. 

ВККС не была единогласной 

Представитель Высшей квалифколлегии судей РФ Валентин Синицын в ходе заседания раскрыл секрет: в голосовании по вопросу лишения Александровой полномочий принял участие 21 член коллегии из 29. Шестнадцать высказались за, пятеро были против. 

— Что касается участия Александра Сбоева — он участвовал в заседании не как член ВККС, а как член комиссии, которая проводила проверку относительно аудиозаписи. Да, он поставил вопрос о том, что не будет участвовать в голосовании, но он полагал, что не может участвовать в этом как член комиссии, — заявил Синицын. 

Он напомнил, что ВККС была создана специальная комиссия, которая работала около года. И в ходе этой работы были собраны данные и документы, которые доказали: Александрову есть за что лишить полномочий. На решение комиссии повлияла все та же аудиозапись. 

— Запись была прослушана, она имелась в материалах дела. По итогам комиссия пришла к выводу, что запись достоверно подтверждает, что в действиях Александровой содержатся признаки дисциплинарного проступка. Запись была надлежаще получена, — сказал Синицын, отметив, что вопрос о достоверности пленки перед комиссией не ставился.

— Скажите, в ходе заседания Александрова оспаривала, что на аудиозаписи ее голос? — спросил Сергей Рудаков.

— Нет, не оспаривала, — ответил представитель ВККС.  

Загадочный конверт и аудиозапись 

Перед уходом на совещание тройка судей дисциплинарной коллегии вскрыла конверт с итогами голосования по «делу Александровой» в ВККС. Он подтвердил: пятеро членов были против прекращения ее полномочий. 

— Скажите, если вы настаиваете, что голосование было неправильным, то как один голос мог повлиять на существо вынесенного решения при таком раскладе? — спросил судья Сергей Самуйлов. 

— Здесь вопрос не о том, как он повлиял, а о соблюдении процедуры. — Александрова, кажется, удивилась такому вопросу. 

— Соблюдение процедуры должно привести к какому-то результату. Но даже если поверить вам, то как нарушение процедуры могло повлиять на конечный результат? 

— С учетом многолетней практики могу сказать, что результат голосования значения не имеет, важно само соблюдение процедуры — участвовал ли в голосовании член квалифколлегии, который находился в зале, или не участвовал, — стояла на своем бывший судья. 

Также в Верховном суде прослушали записи бесед между Александровой и Агеевой. На одной из них они обсуждают разбирательство с участием «Мытищинского пластика». 

«Если у нас есть шанс, то дай знать», — произносит голос, предположительно принадлежащий Александровой. 

— Вы подтверждаете, что это ваш разговор? — прервал запись судья Сергей Рудаков.  

— Голос мой, но я этого разговора с ней не помню, — ответила Александрова. 

Коллегия совещалась около получаса. В жалобе Александровой в итоге отказано. 

Александрова работала судьей больше 12 лет. Самым известным решением в ее карьере была передача в 2014 году акций компании «Башнефть» от АФК «Система» государству. Основанием был назван тот факт, что приватизация предприятия проведена с нарушением закона. Еще до судебного разбирательства владелец АФК «Система» Владимир Евтушенков был арестован по делу об отмывании денежных средств. После того как нефтяная компания перешла в собственность государства, Евтушенкова освободили, а дело закрыли. Александрова же спустя два года после резонансного решения получила повышение, перейдя из обычных судей в зампреды Арбитражного суда города Москвы. В том же году «Башнефть» была куплена «Роснефтью».