ВС разобрал ошибки ККС при наказании судей на примере лишения мантии кандидата юрнаук

Новости28.06.2017
28.06.20173366

Верховный суд РФ представил 23-страничный обзор судебной практики по рассмотрению Дисциплинарной коллегией ВС РФ административных дел о привлечении судей к дисциплинарной ответственности в 2016 году. Этот документ 28 июня утвержден Президиумом Верховного суда.

Как отмечает ВС, проведенный анализ судебной практики свидетельствует о том, что в некоторых случаях квалификационные коллегии судей, признав совершенное судьей действие (бездействие) как дисциплинарный проступок, налагали дисциплинарное взыскание, не соответствующее характеру и степени тяжести совершенного проступка.

Так, в частности, в связи с истечением срока привлечения судьи к дисциплинарной ответственности Дисциплинарная коллегия ВС удовлетворила жалобу судьи Г. на решение ККС о досрочном прекращении полномочий судьи районного суда за совершение дисциплинарного проступка.

Дисциплинарная коллегия в своем решении указала, что Г., будучи судьей районного суда, в период с 27 апреля 2009 г. по 30 сентября 2015 г. получал ежемесячные доплаты в размере 5% от должностного оклада за ученую степень кандидата юридических наук на основании диплома, выданного Академией информационных технологий в образовании, науке и курортологии 28 мая 2005 г., имеющего статус общественной аттестации и, соответственно, не предоставляющего права на получение ежемесячной доплаты.

Вывод квалификационной коллегии судей о том, что копия диплома кандидата юридических наук была представлена Г. в управление Судебного департамента с целью установления доплаты, не соответствует фактически установленным обстоятельствам.

Так, копия диплома кандидата юридических наук Г. была представлена в квалификационную коллегию судей в 2008 г. в качестве приложения к анкете претендента на должность судьи, а также при продлении полномочий судьи районного суда в 2011 г. С заявлением об установлении ему доплаты за ученую степень кандидата юридических наук Г. в управление Судебного департамента не обращался. Основанием для издания приказа об установлении Г. доплаты за ученую степень кандидата юридических наук послужил диплом кандидата наук, выданный АИТОНК 28 мая 2005 г.

До издания приказа об установлении Г. доплаты к заработной плате управление Судебного департамента должно было убедиться, что данный диплом действительно дает основания для получения Г. соответствующей доплаты.

Вместе с тем Г. по своему правовому статусу обязан был знать нормативные акты, регулирующие порядок присвоения ученых званий, и был не вправе допускать их нарушения, в связи с чем квалификационная коллегия судей пришла к правильному выводу, что получение в период с 27 апреля 2009 г. по 30 сентября 2015 г. доплаты в размере 5% от должностного оклада за ученую степень кандидата юридических наук является дисциплинарным проступком.

Однако применение такого вида дисциплинарной ответственности, как досрочное прекращение полномочий судьи, должно осуществляться на основе принципа соразмерности, предполагающего, в частности, оценку тяжести дисциплинарного проступка, а также с учетом всех данных о личности судьи.

Так, согласно материалам дисциплинарного производства Г. 21 октября 2015 г. обратился в управление Судебного департамента с заявлением об отмене приказа об установлении надбавки к должностному окладу, а 22 октября 2015 г. внес в кассу управления денежные средства в размере 71 217 руб. 35 коп. Данные действия совершены Г. до возбуждения в отношении него дисциплинарного производства.

Г. положительно характеризуется, имеет хорошие показатели работы, ранее к дисциплинарной ответственности не привлекался. С учетом конкретных обстоятельств дела, исходя из того, что управлению Судебного департамента перед изданием приказа об установлении доплаты к должностному окладу при отсутствии письменного заявления судьи надлежало удостовериться в том, что имеющийся в личном деле диплом является официальным, а не общественным признанием ученой степени, учитывая факт возврата полученных денежных средств, положительные сведения о профессиональной деятельности судьи, Дисциплинарная коллегия пришла к выводу, что в данном случае в отношении Г. был избран несоразмерный проступку вид дисциплинарного взыскания. Дисциплинарная коллегия ВС также указала, что к моменту вынесения решения о наложении дисциплинарного взыскания истек шестимесячный срок со дня выявления дисциплинарного проступка, предусмотренный пунктом 6 статьи 121 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации».

Этот срок, за исключением периода временной нетрудоспособности судьи, нахождения его в отпуске и времени проведения служебной проверки, следует исчислять с 16 сентября 2015 г., когда Г. был приглашен председателем краевого суда на беседу, в ходе которой обсуждался вопрос о нарушениях при получении диплома и, соответственно, последующих денежных выплатах.

К дисциплинарной ответственности он привлечен 1 июня 2016 г., то есть с нарушением установленного законом шестимесячного срока.

Мнение квалификационной коллегии судей о том, что шестимесячный срок привлечения судьи Г. к дисциплинарной ответственности должен исчисляться с 26 февраля 2016 г., когда председателю краевого суда стало известно о совершении судьей Г. дисциплинарного проступка, противоречит материалам дисциплинарного производства, которые содержат данные о выявлении дисциплинарного проступка именно 16 сентября 2015 г.

При таких обстоятельствах решение квалификационной коллегии судей о привлечении судьи Г. к дисциплинарной ответственности не может быть признано законным и обоснованным (решение № ДК16-40).