$ 66.55

€ 75.55

ВС стал на сторону должника в споре с приставами

Новости28.12.2018
28.12.2018940

Фото: Moscow Live

Разъяснения в пользу должников по исполнительному производству дал Верховный суд РФ в новом 157-страничном обзоре судебной практики, четвертом за 2018 год (читайте о документе также на Legal.Report здесь).

Как отмечает ВС, отсутствие признака противоправности в поведении должника, не исполнившего требование исполнительного документа, исключает возможность его привлечения к ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 112 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», в виде взыскания исполнительского сбора.

На исполнении у судебного пристава-исполнителя находилось исполнительное производство, возбужденное на основании исполнительного листа, выданного по первому делу между должником и взыскателем, с предметом исполнения – взыскание задолженности по лизинговым платежам. В постановлении о возбуждении исполнительного производства установлен пятидневный срок со дня получения этого постановления для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе.

В рамках рассмотрения другого дела между должником и взыскателем арбитражный суд утвердил мировое соглашение и прекратил производство по делу. По условиям мирового соглашения задолженность по лизинговым платежам по первому делу учтена в расчетах сторон по другому делу, в связи с чем решение суда по первому делу исполнению не подлежит.

Помимо того, должник и взыскатель обратились в арбитражный суд с заявлением об утверждении мирового соглашения в рамках первого дела, которое было удовлетворено.

На основании заявления взыскателя об отзыве исполнительного листа судебный пристав-исполнитель вынес постановление об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю. Однако в связи с неисполнением должником требований исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения в постановлении, судебным приставом вынесено постановление о взыскании исполнительского сбора и возбуждено соответствующее исполнительное производство.

Должник обратился в арбитражный суд с заявлением о признании постановления о взыскании исполнительского сбора незаконным.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа, размер подлежащего взысканию исполнительского сбора уменьшен, в остальной части в удовлетворении требований отказано.

Судебная коллегия Верховного суда РФ отменила названные судебные акты и удовлетворила требования должника по следующим основаниям.

Исполнительский сбор, установленный ст. 112 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Федеральный закон № 229-ФЗ), не является фискальным платежом, взимаемым за совершение юридически значимых действий судебным приставом-исполнителем, а выступает мерой публично-правовой ответственности должника за совершенное им в процессе исполнительного производства правонарушение, которой присущи признаки административной штрафной санкции: он имеет фиксированное, установленное законом денежное выражение, взыскивается принудительно, оформляется постановлением уполномоченного должностного лица, взимается в случае совершения правонарушения, а также зачисляется в бюджет, средства которого находятся в государственной собственности.

Вместе с тем, поскольку штрафное взыскание связано с ограничением конституционного права собственности, толкование и применение положений законодательства об исполнительном производстве, регулирующих взимание исполнительского сбора, должно осуществляться судами с учетом критерия соразмерности (пропорциональности), вытекающего из ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, и не должно приводить к подавлению экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерному ограничению свободы предпринимательства и права собственности, что, в силу ст. 34 (ч. 1), ст. 35 (чч. 1–3) и ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ, недопустимо.

Это означает, что взимание исполнительского сбора как специальной меры публично-правовой ответственности за нарушение законодательства об исполнительном производстве должно производиться с соблюдением вытекающих из Конституции РФ принципов справедливости наказания, его индивидуализации и дифференцированности, что предполагает возможность уменьшения судом размера исполнительского сбора, освобождения от его взимания с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств.

Реализация права на мирное урегулирование спора в течение пятидневного срока добровольного исполнения требований исполнительного документа является объективно невозможной, поскольку ч. 4 ст. 141 АПК РФ допускает рассмотрение судом вопроса об утверждении мирового соглашения, заключаемого в процессе исполнения судебного акта, в срок, не превышающий месяца со дня поступления в суд заявления о его утверждении.

Однако обязанность добровольного исполнения требования исполнительного документа не может противопоставляться праву сторон исполнительного производства на урегулирование спора на основе взаимных уступок путем заключения мирового соглашения.

Тем более в ситуации, подобной рассматриваемому спору, когда задолженность взыскателя перед должником, являвшаяся предметом параллельных судебных разбирательств, завершившихся заключением мирового соглашения, во много раз превосходила долг должника перед взыскателем по настоящему делу. Иное бы означало, что исполнительский сбор взимается вопреки взаимным интересам взыскателя и должника, а также вопреки публично-правовой цели этой меры ответственности.

Соответственно, если требование исполнительного документа не исполнено в связи с реализацией законного права на урегулирование спора посредством заключения мирового соглашения, впоследствии утвержденного судом, такое поведение должника не может расцениваться как нарушающее законодательство об исполнительном производстве.

Исходя из положений ч. 7 ст. 141 АПК РФ, п. 3 ч. 2 ст. 43 Федерального закона № 229-ФЗ, утверждение судом мирового соглашения, заключенного в процессе исполнения судебного акта, влечет прекращение его исполнения, является основанием для прекращения исполнительного производства и, применительно к п. 1 ч. 10 ст. 112 Федерального закона № 229-ФЗ, исключает возможность вынесения судебным приставом-исполнителем постановления о взыскании исполнительского сбора, возбуждения соответствующего исполнительного производства (определение № 305-КГ17-23457).