Второй кассационный суд выявил и обобщил ошибки Мосгорсуда

Новости30.04.2020
30.04.20204058

Фото: Pixabay

Второй кассационный суд общей юрисдикции впервые обобщил судебную практику коллегии по уголовным делам. Значительная часть документа посвящена разбору ошибок Московского городского суда.

В уголовную судебную практику № 1 попали 23 судебных акта, более половины из которых за последние три года приняты Мосгорсудом. Судебные акты пересматривались из-за нарушений процессуального законодательства, в связи с неправильным назначением и освобождением от наказания, а также неверной квалификацией.

Так, в обобщении приводится решение Мосгорсуда о продлении ареста трем фигурантам уголовного дела, связанного с возможными хищениями в банке «Российский кредит». Вторая кассация указала, что вынесение коллективных решений о продлении срока содержания под стражей без индивидуальной оценки личной ситуации каждого из обвиняемых является существенным нарушением уголовно-процессуального закона. По итогам отмены этого судебного акта в адрес Мосгорсуда и его председателя Ольги Егоровой было вынесено частное определение (подробнее об этом читайте на Legal.Report здесь).

В связи с процессуальными нарушениями возвращено в Мосгорсуд дело бывших сотрудников ОМВД по району Ясенево Москвы Андрея Васильева, Никиты Губанова и Александра Коныгина. По приговору Черемушкинского суда, оставленному в силе МГС, полицейских осудили на 7 лет строгого режима за получение взятки в 200 тыс. рублей. В кассации изучили апелляционное определение и обнаружили, что в резолютивной части приговор оставлен без изменения. Вместе с тем в описательно-мотивировочной части коллегия, обсудив доводы апелляционных жалоб, посчитала приговор подлежащим изменению. Противоречия, допущенные судом апелляционной инстанции, исключают возможность однозначного понимания судебного решения, что является недопустимым, указал Второй кассационный суд.

В обобщении приводится разбор процессуальных ошибок Мосгорсуда, связанный с рассмотрением резонансного уголовного дела водителя автобуса Виктора Тихонова, въехавшего в переход станции метро «Славянский бульвар». В результате ДТП погибли четыре человека, 11 получили травмы. После этой трагедии столичные власти установили у станций метро блоки безопасности. Дорогомиловский суд приговорил Тихонова к 4 годам колонии общего режима. Мосгорсуд отправил дело на пересмотр, освободив водителя из-под стражи. В частности, МГС не согласился с выводом об исправности автобуса в момент наезда на пешеходов. В качестве нарушений апелляция указала на отсутствие должной оценки дефектной ведомости, письма завода-изготовителя двигателей и показаний ряда свидетелей, а также специалиста.

Прокуратура Москвы пришла к выводу, что законных оснований для отмены приговора не имелось. Второй кассационной суд поддержал эту позицию, вернув дело в Мосгорсуд. Коллегия указала, что приведенные судом апелляционной инстанции нарушения норм УПК РФ не являются неустранимыми. Несогласие суда апелляционной инстанции с оценкой доказательств, сделанной судом нижестоящей инстанции, не является основанием для безусловной отмены приговора с передачей дела на новое судебное разбирательство, сделала вывод коллегия.

Отсутствие подписи секретаря в протоколе судебного заседания и непредоставление обвиняемому последнего слова в апелляционной инстанции являются существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, указала кассация при рассмотрении жалобы на решения Советского районного суда Рязани и Рязанского областного суда. Адвокат подозреваемого по ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти) просил отменить меру пресечения в виде заключения под стражу в связи с непричастностью подзащитного к инкриминируемому преступлению и нарушением 48-часового срока для принятия судебного решения. Судебная коллегия Второго кассационного суда установила, что протокол судебного заседания первой инстанции не подписан секретарем. А протокол заседания областного суда, рассмотревшего апелляционную жалобу адвоката, не содержит сведений относительно проведения прений сторон. Как следовало из протокола, судья удалился в совещательную комнату после выступления прокурора, не дав возможности защитнику и его клиенту выступить в прениях сторон, и не предоставил подозреваемому право выступить с последним словом.