$ 66.78

€ 73.98

Выделенная в квартире под наркокафе комната – это не притон, решила кассация

Новости31.01.2019
31.01.2019768

Московский областной суд. Фото: Moscow Live

Разъяснения по применению квалифицирующего признака «организация притона» сделал президиум Московского областного суда. Толкования даны им в связи с одним из дел, которое рассматривалось в кассационном порядке с подачи Верховного суда РФ.

Как следует из материалов дела, приговором Реутовского городского суда 31-летний житель Подмосковья был осужден по ч. 1 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 228.1 (покушение на незаконное производство, сбыт наркосредств) и по ч. 2 ст. 232 (организация либо содержание притонов) УК РФ к 7 годам 9 месяцам колонии строгого режима. Апелляционная коллегия Мособлсуда оставила приговор без изменения. Осужденный обратился с кассационной жалобой –  она была передана на рассмотрение президиума Мособлсуда судьей ВС РФ.

Постановлением кассационной инстанции приговор изменен в связи с неправильным применением уголовного закона. По мнению президиума Мособлсуда, при вынесении гражданину приговора в качестве смягчающих обстоятельств суд принял во внимание отсутствие судимостей, признание вины, раскаяние в содеянном, наличие на иждивении ребенка – а отягчающих обстоятельств установлено не было. Однако фигурант дела получил максимально возможное наказание – фактически без учета наличия смягчающих и отсутствия отягчающих обстоятельств. Назначенное по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ наказание было смягчено.

Кроме того, президиум Мособлсуда сослался на положения п. 32 постановления Пленума ВС РФ от 15 июня 2006 года № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами». Согласно им, под организацией притона следует понимать «подыскание, приобретение или наем жилого или нежилого помещения, финансирование, ремонт, обустройство помещения различными приспособлениями и тому подобные действия», которые совершаются с целью «последующего использования указанного помещения для потребления наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов несколькими лицами».

Однако, как было установлено судом первой инстанции, осужденный предоставлял заинтересованным лицам для употребления так называемого «винта» лишь большую комнату своей квартиры и кухню, где он сам и изготавливал кустарным способом наркотик из таблеток эфедрина, получаемых через «закладки» у одной из станций столичного метро. Также – это следует из приговора – мужчина завел специальную посуду для изготовления дурманящего вещества, закупил шприцы, «приискал круг наркозависимых лиц» из восьми человек и даже установил перед квартирой камеру наружного наблюдения, чтобы заранее идентифицировать приглашенных гостей. Им был определен «порядок посещения организованного в его квартире притона». Между тем из показаний свидетелей по делу вытекало, что во время того как “гости” употребляли наркотик, его хозяин «закрывался в малой комнате и смотрел телевизор».

Проанализировав материалы уголовного дела, кассация посчитала, что квартира, где проживал мужчина, «использовалась им по прямому назначению», а именно – как жилое помещение. Данных же о том, что осужденный оборудовал ее особыми приспособлениями или иным образом переделал в «специальное помещение» для наркозависимых, в деле, как заключил президиум суда, не содержится. Таким образом, периодическое совместное употребление наркотиков не может расцениваться как организация притона. В связи с указанными обстоятельствами из осуждения гражданина по ч. 2 ст. 232 УК РФ квалифицирующий признак «организация притона» был исключен.