«Я буду давать показания!» Дочь мэра Томска Кляйна выступила в суде

Новости16.12.2021
16.12.2021  638
Светлана Кляйн. Фото: из личного архива

В Советском районном суде Томска близится к концу процесс по делу мэра города Ивана Кляйна. Отстраненный от должности чиновник обвиняется в превышении должностных полномочий и незаконном предпринимательстве (ст. 286 и 289 УК РФ).

Напомним, что Кляйн обвиняется в том, что он, являясь избранным мэром города Томска, в период с января 2015 года по апрель 2016 года якобы из корыстных побуждений, в интересах своей дочери превысил свои должностные полномочия. Обвинение считает, что действия подзащитного привели к подрыву авторитета и дискредитации органа местного самоуправления в глазах общества, нарушили права граждан на приобретение в собственность земельных участков, а также причинили ущерб муниципальному образованию «Город Томск».

В своих выступлениях защита отмечала, что никаких противоправных действий Кляйн не совершал. По мнению адвокатов и допрошенных ранее свидетелей, в результате действий Кляйна не было нанесено ущерба. Адвокат мэра Лариса Шейфер обратила внимание на то, что по вмененному эпизоду желающих, кроме дочери Кляйна, приобрести участок не было и он в итоге был продан по рыночной цене. А два соседних участка были проданы их владельцам по значительно более низкой цене, при том что их качество было выше.

— Одним словом, полномочия мэра мой подзащитный осуществлял добросовестно, в интересах города и его жителей. Авторитет органов местного самоуправления никоим образом не подрывал и не дискредитировал, а все обвинения в его адрес являются несостоятельными, — резюмировала адвокат.

Ранее по этому эпизоду в суд была вызвана дочь мэра Светлана Кляйн.

Смехотворный ущерб

Закон, как известно, дает право не свидетельствовать против себя или близких родственников. Судья Николай Хабаров поставил об этом Светлану Кляйн в известность и спросил, намерена ли она воспользоваться своим правом. Светлана твердо ответила, что будет отвечать на вопросы.

По версии обвинения, при содействии отца Светлана якобы не совсем законным способом приобрела в собственность земельный участок в городской черте, нанеся при этом томскому бюджету ущерб аж в 180 тыс. рублей. К слову, данный пункт обвинения не вызывает доверия даже у явных «несимпатизантов» Кляйна. Суммы, которые его семья тратила на городскую благотворительность и которые никем не ставятся под сомнение, на порядок больше.

Перед тем как занять место у свидетельской трибуны, Светлана обратилась к судье:

— А можно мне папу обнять?

Обычно уверенно ведущий процесс Хабаров на сей раз, очевидно, смутился, но уже через секунду взял себя «в юридические рукавицы» и выразился в том смысле, что сначала надо закончить то, зачем собрались.

Укрепление земли землей

Стороне обвинения часто в этом процессе приходится начинать с определенных вопросов. Не обошлось без такого и на этом заседании. Прокурор поинтересовался, имеет ли свидетель в собственности земельный участок на улице Пастера. Свидетель ответила чуть более развернуто, чем того требовал вопрос:

— В 2009 году я приобрела готовый дом с землей на улице Пастера, в 2011 году докупила к нему еще пять соток, а в 2016 году приобрела участок площадью восемь соток на третьей линии по Пастера 44/2.

Свидетель указала, что ее соседи по улице Пастера стали увеличивать свои земельные участки за счет смежных.

Прокурор перешел от вопросов о земле к вопросам об отце Светланы. Так, Сергея Шабалина интересовало, приезжал ли мэр на участок дочери, знал ли о том, что она собирается расширять свои владения, и вообще, обсуждала ли дочь с отцом земельные вопросы. Здесь Светлана предпочла ответить кратко:

— Я не обсуждала с ним эту тему.

Прокурор проявил настойчивость:

— Может быть, он вам советовал, какое принять решение?

Светлана вынуждена была повторить:

— Я не обсуждала с ним эти вопросы. Как и с юристами. С тех пор, как я приобрела первый участок, я знала порядок, как и что нужно делать.

В порядке общей очереди

Далее Светлана внятно объяснила суду последовательность своих действий по приобретению земельного участка на Пастера 44/2. Она сказала, что в 2015 году, после майских праздников, собрала документы и пошла в городскую администрацию. Но не к отцу, а в службу «единого окна». Оттуда ее направили в департамент архитектуры и градостроительства.

— Там я пообщалась с женщиной, которая сказала, что можно написать заявление о предварительном согласовании земельного участка, она помогла мне подготовить заявление, внести туда данные, — не торопясь и не упуская тех деталей, которые помнила, рассказывала свидетель.

Из всех подробностей внимания, пожалуй, заслуживает одна — когда все уже было практически готово, дочери мэра позвонили из департамента архитектуры и сообщили, что информация о заинтересовавшем ее участке будет выложена на сайте городской администрации и размещена в СМИ. И если в течение месяца не появятся желающие, то можно будет приступать к оформлению. Желающих не появилось.

— Я не удивилась, потому что к участку не было подъездов и иных коммуникаций, мне сказали, что я могу приступить к инженерным работам по указанному участку, — продолжала рассказ свидетельница.

В начале 2016 года г-жа Кляйн обратилась в департамент недвижимости с заявлением о приобретении земельного участка. В апреле 2016 года она наконец-то заключила договор купли-продажи участка. С момента подачи документов до момента покупки прошло чуть меньше года. Если превышающий свои полномочия мэр и помогал дочери, то делал это как-то, мягко говоря, неторопливо.

— А как определялась цена на участок? — задал прокурор один из последних вопросов.

— Какую цену мне сказали, на такую я и согласилась, — спокойно ответила Светлана.

Прокурор предоставил свидетелю для обозрения заявление о предварительном согласовании приобретения участка и спросил про штамп на документе. Гособвинитель попросил Светлану подтвердить достоверность подписи на заявлении. Светлана Кляйн подтвердила. Отвечая на вопрос адвоката Ларисы Шейфер, Светлана Кляйн сказала, что заявление подписывала в момент его подачи, а каких-либо действий по ускорению рассмотрения заявления не предпринимала.

Судья Николай Хабаров поинтересовался у свидетеля, почему она не проконсультировалась со своим отцом по вопросу приобретения участка.

— Не хотела беспокоить его по мелочам, у него и так много работы, — ответила Кляйн.

«Было неправильно судиться за то, чтобы город получил меньше»

Вопросы перешли к адвокатам мэра. Защитник Андрей Гривцов уточнил у свидетеля:

— Вы приобрели участок за цену более семисот тысяч рублей, а на какую цену рассчитывали?

Кажется, вопрос вызвал у Кляйн некоторое недоумение.

— На какую-то конкретную цену я не рассчитывала, но думаю, цена за участок могла бы быть и меньше, так как он неправильной формы, без коммуникаций и находится непосредственно на обрыве. Соседи обжаловали цену и получили участки более правильной формы по цене вдвое ниже, — сообщила она суду подробности.

Гривцов, выслушав ответ, поинтересовался, не предпринимала ли она каких-либо действий по снижению цены.

— Не предпринимала, считаю, было бы неправильно судиться ради того, чтобы бюджет города получил меньше, — искренне удивилась такому вопросу дочь мэра.

Завершил заседание вопрос судьи. Точнее, Хабаров задал Светлане Кляйн несколько вопросов, но отношение к делу имел только последний. Перед ним судья, кстати, предупредил свидетеля об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. Вне зависимости от мотивов.

Он напомнил собравшимся показания председателя комитета по формированию земельных участков Любови Климовой. Та заявила в свое время в суде, что именно она подготовила заявление о предварительном согласовании приобретения земельного участка по поручению Анны Подгорной (Касперович), которая, в свою очередь, утверждала, что мэр торопил своих подчиненных, чтобы участок был как можно скорее оформлен в собственность.

— Поэтому кто-то из вас совершил это уголовное преступление (дачу ложных показаний. — Прим. ред.). Вы настаиваете на том, что вы лично сдавали документы в «единое окно», что при вас документы специалист оформлял, вы настаиваете? Суду при вынесении решения придется решать, кто говорит правду.

— Да, я сдавала, стояла в очереди, — твердо заявила Светлана Кляйн.

— Вы можете пообщаться с отцом, — без всякого перехода мягко объявил Хабаров, — лично я абсолютно ничего плохого в этом не вижу.

Комментарии

0