Юридическое сообщество ищет образ идеального судьи

Новости02.11.2017
02.11.20172471
Резонансные корпоративные конфликты, нарастающее недоверие к суду, громкие сомнительные процессы подрывают репутацию российской судебной системы. Судебная реформа нужна всем и нужна как никогда. Вопиющие нарушения в ходе крупнейшего коммерческого спора Новой России – иск «Роснефти» к АФК «Система» – обратили на себя внимание абсолютно всех юристов страны. Юридическое сообщество пыталось отыскать ответы на актуальные вопросы 1 ноября в рамках круглого стола "Судебная реформа и бизнес: точки соприкосновения", организованного ИД "Коммерсантъ".

Под судебным катком

Идущая 26 лет реформа российского правосудия по-прежнему не оставляет сомнений в том, что его качество еще далеко от идеала – в этом мнении были едины все девять спикеров мероприятия, представляющие самые разные профессиональные "лагеря".

Открывшая форум экс-заместитель председателя КС РФ Тамара Морщакова подчеркнула: коль скоро российский бизнес подвергается постоянному прессингу – причем не в системе арбитражных судов, а в рамках уголовных дел, – предприниматель, разумеется, не ощущает себя в безопасности.

– Судебная реформа должна увязывать все элементы, обеспечивающие справедливое правосудие, – заметила Морщакова. – Мы в СПЧ выступаем, в частности, за запрет судье, принимающему решение об аресте по экономическому делу в качестве меры пресечения, в дальнейшем участвовать в рассмотрении дела по существу. Должен также иметь место некий социально-общественный контроль. Предлагается принимать решение об аресте не единолично судье, а составом коллегии судей, в которую входили бы два народных заседателя.

Минюст – за объединение юристов

Замминистра юстиции РФ Денис Новак рассказал в свою очередь о том, что его министерство ведет сбор предложений об изменении концепции платных юридических услуг (она опубликована в октябре 2017 года). Минюст видит развитие рынка платных юруслуг на базе уже существующего института адвокатуры.

– Концепция регулирования рынка юридической помощи касается сферы именно платных услуг и не распространяется на услуги, оказываемые безвозмездно. Помощь же, оказываемая на возмездных началах, где возможно преследование корыстных интересов, с этой точки зрения наиболее опасна, – уточнил Новак.

По его словам, сложившаяся система юридических советников (в качестве примера он привел Польшу) не улучшила качество юруслуг, а лишь создала параллельную структуру платных юристов.

– Идея реформы – объединить юристов в единую корпорацию, которая вырабатывала бы общие стандарты, – подчеркнул Новак. – Существующее регулирование адвокатуры непривлекательно для юридического бизнеса, привыкшего оказывать юридические услуги в удобных ему формах: ООО, производственные кооперативы, ИП. Что нужно, чтобы вовлечь таких юристов в адвокатское сообщество? Нужно законодательно допустить создание адвокатских образований в подобных организационно-правовых формах.

"Тройка" для бизнесмена

А сопредседатель "Деловой России", сопредседатель центра "Бизнес против коррупции", общественный омбудсмен по вопросам, связанным с незаконным уголовным преследованием предпринимателей, Андрей Назаров, как и Тамара Морщакова, уверен: нынешняя ситуация не позволяет российским бизнесменам чувствовать себя в безопасности.

– Каждый год число дел по экономическим преступлениям растет примерно на 10%, – сообщил Назаров. – Три года назад было 200 тысяч таких дел, потом 220, 240 тысяч… А количество оправдательных приговоров – порядка 1%. Я не жил в сталинское время, но там, говорят, даже у "троек" было 10% оправдательных приговоров. Либо качество следствия сильно выросло, либо еще что-то произошло!

80% экономических дел, по его данным, приводят к тому, что попавшая под судебный каток компания полностью или частично перестает существовать.

"Роснефть" против АФК "Система": торжество нарушений

Участники круглого стола часто обращаются к примеру иска «Роснефти» к АФК «Система» как к образцу всех возможных нарушений.

Адвокат Алексей Мельников, представляющий Московскую городскую коллегию адвокатов, связывает многие "судебные" беды российского бизнеса с отказом от обязательного мотивирования судебных актов. Кроме того, по словам Мельникова, значительная часть всех дел, рассматриваемых в судебной системе, не являются правовыми спорами как таковыми. Что и обуславливает тот факт, что 80% решений судов первой инстанции вовсе не обжалуются.

Отказываться от мотивирования нельзя, потому что тогда правосудия фактически просто не будет, уверен Мельников.

– Как ты можешь решить, надо ли обжаловать судебный акт, когда ты не понимаешь, почему суд вообще пришел к такому выводу? – сказал он. – Можно констатировать: уровень обоснования судебных актов крайне низок. Многие слышали об иске "Роснефти" к АФК "Система", все ждали, когда появится судебное решение, чтобы ознакомиться с ним. И когда мы увидели этот огромный труд, то были удивлены. Перед нами – страниц 20 описания, простое перечисление позиций сторон, затем две-три строчки какого-то якобы анализа и резолютивная часть. Все. В этом деле содержатся новые для нашего права вещи. Например, "Роснефть" требовала пересчитать сумму убытков, исходя из курсов валют. Было крайне интересно узнать, как это обосновано. Так вот, там содержится такое обоснование: мол, компания на все свободные деньги могла бы купить валюту (смех в зале – прим. ред.), но валютный курс с 2014 по 2017 годы изменился – и, соответственно, она понесла убытки. Чудовищное обоснование! Оно не основано ни на законе, ни на логике, ни на понимании деловых процессов. И подобных примеров, увы, можно привести немалое количество, в том числе – и в рамках этого же дела. Судебный акт надо мотивировать, иначе это не акт правосудия!

Каждая из сторон процесса вправе обратиться также к эксперту, и судья, коль скоро есть два противоположных экспертных мнения, как раз и выполняет роль арбитра, считает адвокат.

– Суд не обязан разбираться в каких-то сложных экономических областях. В деле "Роснефть" – "Система" шла речь о реорганизации целого ряда компаний, и когда было обоснованно предложено провести комплексную экспертизу, судья написала в решении: "Нет необходимости в оценке экономического влияния реорганизации". Сама суть иска была во взыскании убытков. Но если реорганизация привела к положительным последствиям, то и убытков-то нет! Таким образом, были нарушены принципы состязательности и равноправия сторон. Безусловно, экспертиза должна широко применяться, соответствующая норма в законе есть. Это способствует повышению качества судебного акта, – резюмировал Мельников.

Примечательно то, что отсутствие независимой экспертизы – мягко говоря, не единственная проблема спора «Роснефти» и АФК «Система» вокруг «Башнефти». В результате серии реорганизаций «Башнефть» должна была провести размещение на иностранной бирже и привлечь очень существенную сумму. Однако финальную точку АФК «Система» поставить не удалось, так как «Башнефть» была изъята государством. Теперь получается, что «Роснефть» может и размещение провести, и взыскать некий убыток с предпредыдущего владельца. Вопрос необоснованного обогащения здесь появляется из обычной логики, даже не требующей глубоких юридических познаний. Однако Башкирский Арбитражный суд, видимо, хорошо разбирающийся в экономике (раз отклонил просьбы о независимой экспертизе), почему-то эту логику не использовал.

Эталонный судья как утопия

Весьма эмоционально высказался доктор юридических наук, президент фонда "Правовое государство", президент Столыпинского клуба Евгений Тарло.

Везде, кроме России, "вход в суд – через адвокатуру", обратил внимание зала Тарло. И добавил, что "стали набирать работников спецслужб в судьи, и если выпускника юрфака МГУ учат соблюдать закон, то работника спецслужб учат его, по сути, грамотно нарушать".

– Что может сделать, например, депутат судье? – продолжил Тарло. – Ничего, только написать запрос. Другое дело, если коллега из соседнего кабинета или председатель вызывает его и говорит: "Слушай, ты реши вот это дело правильно. А правильно будет вот так". Или когда так делает крупная корпорация, одна из которых здесь уже называлась (дело "Роснефть" против АФК "Система" – прим. ред.). Эти корпорации могут делать в судах все что угодно. Мы имеем якобы независимые суды, которые подчиняются крупным корпорациям, которые в фаворе. Пока не будет нормального бизнеса, не будет и равенства в суде.

Отвечая на общий вопрос "что делать?", Евгений Тарло утверждает: нужно снять запрет на допуск в судейский корпус адвокатов, ограничить количество технических работников судов, которые становятся потом судьями, формируя закрытую корпорацию, и изменить роль судебного департамента.

Правосудие от робота, аппаратный трек и "убитый" процесс

– Утверждение о том, что искусственный интеллект сможет в перспективе заменить судью, не столь уж фантастично, – заинтриговал присутствующих Вадим Волков, эксперт ЦСР, проректор по инновациям Европейского университета в СПб. – Ведь выносимые судами решения типовые и достаточно стандартные.

Затем Волков обнародовал интересную статистику, согласно которой 30% судей пришли в корпус из аппаратов судов, 21% – из прокуратуры, 17% – из следствия. При этом до 70% судей работают там, где родились и учились. Анализ же почти двух с половиной тысяч текстов заключений квалификационных коллегий по результатам рассмотрения заявлений на соискание должности судьи показал, что набор через аппарат суда стал безусловно преобладающим.

Решить проблему он предлагает, отменив требование высшего юридического образования для секретарей и тем самым блокировав "аппаратный трек".

Завершивший форум Федор Трусов, управляющий партнер "Соколов, Трусов и партнеры", повторил тезис о том, что "общество в целом недовольно судебной системой", и назвал главной задачей движение к независимости судей и суда в целом.

– Половина судей – это вершина карьеры секретаря судебного заседания, чего быть не должно, – заявил Трусов. – С этим связана и проблематика привлечения к делам экспертов. Когда приходишь к среднестатистическому судье с достаточно сложным делом и начинаешь объяснять нюансы, например, по сделкам репо, возникает своего рода коллапс. Здесь был упомянут процесс "Роснефти" против АФК "Система" с проблемной мотивировкой. Если решения не будут мотивированы, мы получим как минимум то, что такие случаи будут активно и с жесткими претензиями обсуждаться сообществом. Если сидит такой судья, прошедший путь в свое кресло от секретаря через помощника, и рассматривает сложное экономическое дело, например, тот же случай "Роснефть" – АФК "Система", наличие присяжных очень повысило бы качество судебного процесса, которое сейчас во многом "убито".

Качество правосудия, согласно солидарному мнению спикеров, вопрос многогранный. Речь одновременно идет о морали, справедливости, а также и об экономическом развитии страны. На данный момент судебная система, увы, далеко не всегда обеспечивает равенство сторон перед законом, и это проблема. Позитивный момент состоит в том, что решить ее сегодня активно пытаются представители всех без исключения групп, составляющих юридическое сообщество. Россия действительно нуждается в судебной реформе. На данном этапе судебной системе следует поддерживать свою репутацию всеми возможными способами, а главное – не допускать таких юридических коллапсов, как в том деле «Роснефти» против АФК «Система», ведь именно по громким процессам общество судит о качестве и проблемах судебной власти России. Даже в рамках круглого стола это дело часто вспоминали как образец вопиющих нарушений.