$ 66.33

€ 75.58

Закон Захарченко-Шакро или «десяточка» для силовиков

Новости01.11.2016
01.11.20167841

Президент Владимир Путин внес в Госдуму проект поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ, направленных против давления на предпринимателей с помощью механизмов уголовного преследования.
Основной новеллой, вызвавшей наибольший резонанс как у юридической, так и неюридической общественности, явились поправки в УК о привлечении к ответственности должностных лиц правоохранительных органов при незаконном возбуждении уголовного дела для воспрепятствования бизнесу либо из корыстной или другой личной заинтересованности. Если это повлекло прекращение предпринимательской деятельности либо причинение крупного ущерба, виновному грозит от 5 до 10 лет заключения. Фактически новый состав устанавливает сверхвысокую ответственность за «силовое рейдейство» или, как говорят в народе, «отжим бизнеса». Такой закон, разумеется, следовало принять еще в начале первого президентского срока Владимира Путина, но и сейчас он весьма актуален.

Закон чьего-то имени

Если бы наиболее важные законы получали в России так же часто «личные имена», как в США, то новый закон, предложенный Путиным, несомненно получил бы имя «Захарченко-Шакро». Вряд ли у кого-либо появились хоть какие-то сомнения относительно того, что именно уголовные дела означенных лиц являлись стимулом к законодательному «наезду» на силовиков.
Громкие уголовные дела против высокопоставленных сотрудников СКР (дело, ранее невиданное) и королей российского криминального мира (дело, набившее оскомину, но совершенно бесполезное) уже в который раз заставили вспомнить, как на самом деле функционируют система реального управления и система реальной экономики в России. Фактически происходит взаимодействие трех корпораций: госкомпании «Правоохранительная система РФ», кооператива «Воры России» и ОАО «Серая зона».

В ОАО «Серая зона» находятся все предприниматели, деятельность которых связана с извлечением доходов как из законной деятельности, так и из деятельности незаконной, или из деятельности, которая находится в так называемой «серой зоне» и в зависимости от обстоятельств и желания правоохранителей может легко стать уголовно наказуемой. Сколько реально составляет «серая экономика России», точно не знает никто, но вряд ли у кого-то могут быть сомнения в том, что по крайней мере у 50% российских предпринимателей рыльце в той или иной степени «в пуху». С таких предпринимателей и стригут свои дивиденды «Правоохранительная система» и «Воры России». Как это происходит, описано не одну тысячу раз, а как это происходило в одной из линий «дела Захарченко», подробно описала «Новая газета» в материале Дело Захарченко: общак превратился в вещдок.

Например, доходы с контрабанды. При этом следует учесть, что сами рядовые потребители с удовольствием покупали те же дешевые контрабандные телефоны, а на налоги, которые, по мнению населения, все равно разворуют, рядовому потребителю совершенно плевать. Так что система, где задействованы все три корпорации, поддерживаемая чисто народным интересом, действовала и будет действовать совершенно железобетонно устойчиво. И бороться против нее можно с учетом того, что реальные результаты увидят, дай бог, наши внуки.

Полицейский «Газпром»

Заниматься реальным правоприменением и борьбой за законность в России, если у руководства страной не находится товарищ Сталин, крайне трудно. Ведь ни «Воров России», ни «Серую зону» пересажать или запугать просто невозможно – на это нет сил ни у какого государства. Население страны давно уже на полном серьезе считает любого генерала МВД кем-то вроде феодального барона со своей вотчиной для поборов, армией, замком и (может, с совсем небольшой натяжкой) бесправными крепостными. Правда, особо зарвавшихся баронов иногда очень некрасиво казнили вместе с семьями, но Европейская конвенция совершенно перекрыла возможность столь эффективной борьбы с коррупцией правоохранителей в России.

Соответственно, попытки заставить действовать хоть в сколько-нибудь правовом режиме «Правоохранительную систему» (а усилия для этого предпринимаются немалые – достаточно посчитать, сколько за последнее время Путин уволил одних только силовых генералов) практически безрезультативны. Ведь правоохранители давным-давно чувствуют себя акционерами (чувствовать себя феодальными баронами все-таки как-то несвоевременно) некого правоохранительного «Газпрома», под которым – вся Россия. Кто же откажется, даже под угрозой больших сроков, от шикарных домов, машин, зарубежных счетов и обучения детей в Англии и захочет жить на одну зарплату? Попробуйте у обыкновенных акционеров «нормального» «Газпрома» просто взять и отнять их акции – увидите, что будет.

А обороты трех связанных корпораций куда выше оборотов «Газпрома» и «Роснефти» вместе взятых. И кормят они своих акционеров и менеджеров куда как лучше, независимо от состояния мировой экономики. Таким образом, на сегодня реальный результат эволюции правоохранительной системы России – это Следственный комитет Москвы под фактическим руководством Шакро Молодого и полковника-миллиардера. А тот факт, что правозащитники начали активно писать на тему, как плохо в СИЗО бывшему заместителю начальника управления собственной безопасности СК, свидетельствует о том, что дело «следователей-оборотней» может совершенно легко превратиться во второе дело о прокурорских казино, в котором ни один из прокуроров практически не пострадал. ОАО «Правоохранительная система» заботится о своих акционерах никак не хуже «Газпрома».

Коварный план Путина

Понятно, что введением «десяточки» за отжим бизнеса изначально можно добиться совершенно противоположного эффекта: силовики будут зубами держаться за возбужденные дела, доказывая до последнего их законность. Об оправдательных приговорах по «предпринимательским» и экономическим составам можно вообще забыть: ведь каждый оправдательный приговор – это, по сути дела, потенциальный обвинительный приговор для оперативников, следователей, а возможно, и судей. Однако наивно предполагать, что в Кремле об этом не знают и предлагают закон просто «для галочки». У закона «Захарченко-Шакро» будет несколько весьма важных теневых последствий.

Во-первых, автоматически возрастет качество расследования "предпринимательских" дел, поскольку «шить» их нужно будет куда качественнее, чем раньше. Прокуроры и суды явно не захотят подписываться под какой-то невообразимой ахинеей, за которую потом придется отвечать. Потребуются, кстати, грамотные следователи. Начнется конкуренция за сотрудников, которые умеют хорошо «шить» дела.

Во-вторых, возрастет количество формальных и фактических сделок со следствием. Если следствие почувствует слабину в деле, то оно будет гораздо более склонно к переговорам и небольшим срокам, чем раньше. Откупиться тоже будет возможность – за меньшую «долю». Часто будет выгодно выпустить потенциального обвиняемого за рубеж, чтобы он не мог эффективно защищаться, а дело «завесить». Соответственно, возрастет роль адвокатуры во всевозможных юридических маневрах с целью достижения юридически корректных соглашений со следствием. Юридический PR тоже получит свой кусок, поскольку «кричать громко» о «разрушении отечественного предпринимательства» станет важнее, чем раньше.

В-третьих, на акционеров «Правоохранительной системы» возрастет давление окружающей их среды, включая их собственных информаторов: угроза посадить полицейского на «десяточку» – верное средство шантажа. Сами попавшиеся правоохранители будут охотнее заключать сделки со следствием, потому что никто не хочет получить лет семь реального срока. Если бы информаторам пообещали еще процентов десять от изъятых полицейских "общаков", то пришлось бы строить новые колонии для бывших правоохранителей.

В-четвертых, возрастет значение «юридических» отъемов бизнеса, сходных с классическим американским рейдерством. Возникнет необходимость хотя бы формально юридически прикрыть отъем бизнеса и доказать отсутствие убытков. А любое вовлечение юриспруденции будет автоматически уменьшать отрицательные последствия рейдерства. Ну и корпоративные юристы, конечно, подзаработают. Лицо силового рейдерства, конечно, не станет человеческим, но утратит чисто монструозные черты.

В-пятых, сами предприниматели – акционеры ОАО «Серая зона» – будут активнее защищаться от рейдерских захватов и противостоять зарвавшимся правоохранителям. Аргумент «Да, я, конечно, получу срок за уклонение от уплаты налогов, но ты уже свои десять имеешь» может начать иногда срабатывать. А даже несущественная активизация предпринимателей в борьбе с «захарченками» очень важна. Потому что, в конечном итоге, никто кроме них самих их не защитит.

И, наконец, в-шестых, поскольку практически вся госкорпорация «Правоохранительная система» замешана в тех или иных темных делишках с ОАО «Серая зона», то у Следственного комитета (вернее, того, что от него останется после проходящей чистки) и ФСБ будет целый набор "крючков на крупную рыбу». Можно будет брать почти любого генерала МВД и уверенно предъявлять ему часть 3 статьи 299 – уж в отжиме хотя бы одного бизнеса он точно поучаствовал. Так что вполне возможно, что сейчас начнется неожиданная волна выходов на пенсию и отъездов «к детям за рубеж».

Разумеется, очень многие отнеслись и отнесутся к инициативе Путина скептически, используя основной российский принцип правоприменения про строгость российских законов и необязательность их исполнения. Конечно, президент не умеет принимать магические законы, которые могли бы хотя бы существенно снизить силовое рейдерство через год или два. Но не следует забывать, что существование силовиков-рейдеров, как всяких хищников, активно поддерживается существованием замечательной кормовой базы: предпринимателей из «Серой зоны», которые предпочитают продавать контрабанду и не платить налоги. Но если с помощью нового закона поймают еще пару полковников МВД с "общаками" по полмиллиарда долларов, то он полностью себя окупит. Хотя, возможно, его и будут стесняться называть законом «Захарченко-Шакро».

Теги: