$ 66.75

€ 75.78

Замоскворецкому суду поставили ультиматум из-за Сечина

Новости22.11.2017
22.11.20174097
На процессе по делу Алексея Улюкаева 22 ноября ключевой свидетель Игорь Сечин, проигнорировавший третью повестку подряд на допрос в Замоскворецкий суд Москвы, представил письменные объяснения своей неявки. Тем временем адвокаты экс-министра, отчаявшись увидеть главу "Роснефти", выдвинули ультиматум.

В начале заседания судья Лариса Семенова зачитала два письма, поступивших в ее адрес. В первой бумаге за подписью замглавы Службы экономической безопасности ФСБ подтверждалась двухмесячная служебная командировка лейтенанта СЭБ Андрея Калиниченко (он готовил рапорт с сообщением о вымогательстве у Сечина $2 млн и участвовал в оперативном эксперименте). В связи с этим руководство СЭБ попросило вообще "снять с повестки" допрос своего сотрудника. Второй документ поступил от адвоката Николая Клена, представляющего интересы Игоря Сечина. Фактически это была объяснительная, в которой перечислялись причины, почему глава "Роснефти" до сих пор не явился в суд по повесткам.

Клен подтвердил получение трех повесток, направленных ранее на адрес "Роснефти", и сослался на плотный рабочий график клиента, "встроенный" в важные правительственные мероприятия. Так, с 9 по 11 ноября Сечин вместе с президентом Путиным участвовал в саммите АТЭС. 13 ноября был с главой государства на российско-турецких переговорах в Сочи. А с 20 по 23 ноября –  с премьером Дмитрием Медведевым вводит в эксплуатацию кластер нефтяных месторождений в Западной Сибири и участвует в ряде важных правительственных совещаний.

– До конца года ожидается усиление напряженности графика встреч и поездок главного исполнительного директора ПАО НК "Роснефть", – процитировала резюмирующую часть письма судья Семенова. Из текста письма также следовало, что Сечин поддерживает все данные им в ходе следствия показания и не возражает против их оглашения.

После этого суд приступил к допросу анонсированного на прошлом заседании свидетеля защиты – ведущего сотрудника АНО «Содружество экспертов МГЮА им. О. Е. Кутафина» Елены Галяшиной, специалиста в области криминалистики и судебной экспертизы с 36-летним стажем работы.

Галяшина подвергла сомнению выводы комплексной психолого-лингвистической экспертизы, проводившейся волгоградским "Южным экспертным центром" в рамках предварительного следствия. В частности, в ЮЭЦ исследовали телефонный разговор Сечина и Улюкаева по спецсвязи АТС-1 и аудио-видеозапись встречи сановников в офисе "Роснефти", где Улюкаев, по версии следствия, получил взятку.

– Выводы экспертов отличаются от дословного содержания. Они не учли коммуникативный, ситуационный и исторический контекст, – заявила Галяшина. 

Она, в частности, не усмотрела в расшифровках прослушек актов речевой угрозы – хотя Сечин обвинял Улюкаева именно в вымогательстве взятки, и значит, между ними должны были быть отношения "вымогатель – жертва". Наоборот, по мнению свидетеля, на всех записях "вербализовано радостное дружелюбное отношение".

Галяшина также опровергла вывод коллег, что "в поведении Сечина и Улюкаева есть лингвистические признаки понимания по передаче каких-то предметов".

– Нет таких научных методик, позволяющих установить понимание. Эксперты "Южного центра", видимо, проникли в мысли подсудимого, – заявила она, подтвердив, что лексических средств, указывающих на наличие в сумке $2 млн, в расшифровках не обнаружено.

Галяшина отметила, что текст, который анализировал ЮЭЦ, отличается от расшифровки, проведенной позднее специалистами Института криминалистики ФСБ в рамках фонографической экспертизы, – не только знаками препинания, но целыми фразами (из-за шума на фонограмме психолог и лингвист из "Южного центра" не смогли разобрать многие слова и делали комплексный анализ без их учета). По словам Галяшиной, такие упущения возникли потому, что волгоградцы самостоятельно расшифровали аудиофайлы на бытовом оборудовании и без соответствующей квалификации. Вдобавок они пользовались копиями файлов, а не оригиналами, поэтому, по словам Галяшиной, нельзя исключать монтажа.

Представители гособвинения Павел Филипчук и Борис Непорожный не согласились практически ни с одним из пунктов доклада Галяшиной.

Под занавес заседания адвокат Тимофей Гриднев напомнил судье, что в процессе остались неисследованными два ключевых доказательства – допросы Сечина и Улюкаева. Представитель защиты в ультимативной форме заявил, что экс-министр даст свои показания только после главного свидетеля по делу о взятке.

– Ваша честь, о вызове Сечина просит не только защита, но и обвинение. Но оно почему-то хранит полное молчание, – посетовал Гриднев.

В ответ на это представители прокуратуры упрекнули адвокатов в затягивании судебного разбирательства. Они призвали защиту не злоупотреблять своим правом на представление доказательств и переходить либо к допросу Улюкаева, либо сразу к следующей стадии судопроизводства – дополнениям.

– Считаем нецелесообразным ставить в прямую зависимость явку свидетеля Сечина и продолжение представления доказательств со стороны защиты, – заявил Непорожный. – Ничто не мешает подсудимому Улюкаеву, который находится в зале, изложить свою версию событий.

Вместе с тем прокурор признал, что у экс-министра есть право давать показания тогда, когда он сочтет это необходимым.

– Защита, сколько вам нужно еще судебных заседаний, чтобы вы представили суду все свои доказательства? – поинтересовалась судья Семенова.

– Ваша честь, свидетель Сечин уже в течение трех раз не явился. Почему ему никто не предъявляет претензий? – перешел на повышенные тона Гриднев. – Если суд не имеет возможности вызвать этого свидетеля и это признает, тогда мы будем вынуждены перейти к допросу своего подзащитного.

После этого судья постановила направить главе "Роснефти" четвертую повестку и заодно предупредила гособвинение и защиту, что настало время все-таки готовиться к стадии дополнений. Гриднев в свою очередь в коротком комментарии журналистам заявил, что адвокаты продолжат настаивать на вызове ключевого свидетеля. По его словам, по сути встреча Сечина и Улюкаева станет очной ставкой, которая так и не состоялась во время предварительного следствия.

Следующее заседание назначено на 27 ноября.