Защита мэра Томска Кляйна: «Голов нам так и не забили»

Новости15.11.2021
15.11.2021  998
Свидетели обвинения по делу мэра Томска вновь сыграли на стороне его защиты. На фото: адвокаты Лариса Шейфер, Андрей Гривцов и Марина Вихлянцева. Фото из личного архива

Процесс по делу мэра Томска Ивана Кляйна, обвиняемого в превышении должностных полномочий и незаконном предпринимательстве, кажется, наращивает обороты — заседания теперь идут чуть ли не каждый день. Сам Иван Григорьевич Кляйн не признает своей вины ни по одному из пунктов предъявленного ему обвинения и вместе с защитой последовательно пытается доказать свою правоту. И в этом ему, как ни странно, явно помогают… многочисленные свидетели обвинения. Все они крайне высоко характеризуют личные и профессиональные качества градоначальника и сильно нивелируют усилия гособвинения.

«Все в рамках закона»

В 35-й по счету судебный день первым к свидетельской трибуне был вызван заместитель губернатора Томской области по строительству и инфраструктуре Евгений Паршуто. Обозреватель L.R отметил, что горожане, которые приветствуют мэра ободряющими аплодисментами перед каждым судебным заседанием, г-на Паршуто встретили не слишком добрыми взглядами и даже репликами. По их мнению, тот после случившихся с Кляйном неприятностей занял слишком «себялюбивую» позицию.

В начале показаний Паршуто уточнил, что хотя он и знаком с Иваном Григорьевичем 20 лет, но все это время у них «были деловые отношения». Своего экс-начальника — до 2015 года Паршуто был первым заместителем мэра — он может охарактеризовать как человека, разбирающегося во всех нюансах управленческого процесса, способного как собрать команду, так и отвечать за конечный результат.

Когда речь зашла о предоставлении земельного надела дочери Кляйна, Паршуто пояснил, что в 2015 году он не принимал участия в работе комиссии по предоставлению земельных участков и мог визировать протоколы комиссии только в отсутствие мэра. На вопрос прокурора, разговаривал ли мэр с ним отдельно по этому поводу, свидетель дал однозначный ответ:

— Мы с мэром обсуждали большие стратегические вопросы и никогда не говорили по мелочам!

Далее он пояснил, что Кляйна интересовало развитие территории, прилегающей к улице Пастера, в частности строительство там школы. Он считал, что место для нее выбрано неудачно.

— Мы обсуждали вопрос планировки школы. Иван Григорьевич подверг сомнению, что для школы выбрано оптимальное место, но две школы в районе лучше, чем одна…

Отвечая на вопрос адвоката Ларисы Шейфер, Паршуто заявил, что пресловутое постановление о предоставлении земельного участка было принято в рамках закона:

— Если все представители мэрии его подписали, то считаю, что это в рамках закона!

Все плавно перетекло к обсуждению дел, связанных с «Томским пивом». В достаточно категоричной форме Паршуто заявил суду, что Кляйн никогда не обращался к нему с вопросами или, тем более, с указаниями по поводу предприятия. Также ему ничего не известно насчет того, адресовал ли мэр такие просьбы кому-либо еще из сотрудников мэрии.

— Единственное, что мы обсуждали в этой связи, так это размещение объектов, создаваемых «Томским пивом» в рамках меценатской деятельности. 

Далее свидетель показал, что все такие вопросы после занятия Кляйном мэрской должности перешли в ведение Галины Ивановны Кляйн.

Задали Паршуто вопрос и о семье Кляйна. Свидетель ответил, что это не его дело, но, по его мнению, взаимоотношения в семье Кляйна «были похожи на идеальные».

И снова лестные характеристики

Следующим в зал судебного заседания пригласили Дмитрия Хлопцова, доктора экономических наук, завкафедрой оценки и управления собственности Томского государственного университета, эксперта Российского общества оценщиков.

После того как прокурор предоставил свидетелю отчет об оценке рыночной стоимости земельного участка на ул. Пастера 44/2, Хлопцов рассказал суду, какими нормативными актами руководствуются специалисты при проведении оценки стоимости недвижимости. Что до отчета по указанному участку, сказал Хлопцов, то «он не нарушал законодательных требований, но имел незначительные недостатки».

— Чем больше аналогов, тем лучше, а здесь было подобрано минимальное количество — три. В таких случаях, конечно, желательно, чтобы аналогов было больше.

Но в общем свидетель оценил отчет на четверку по пятибалльной шкале и рассказал суду о событиях 2020 года, когда ФСБ направила запрос по поводу цены надела.

— В зависимости от характеристик участка его стоимость может составлять от 670 тысяч рублей до полутора миллионов, но в запросе ФСБ не было никаких документов по участку, только кадастровый номер, — так объяснил свидетель большой разброс в предполагаемой цене участка.

Дал показания и заместитель начальника управления надзорной деятельности и профилактической работы ГУ МЧС по Томской области Анатолий Мащицкий. Лично явиться в суд свидетель не смог и отвечал на вопросы по видео-конференц-связи.

Допрос этого свидетеля начался с вопроса прокурора о проверке ОАО «Томское пиво».

— Насколько я помню, это была плановая проверка. По результатам проверки был составлен акт. К административной ответственности привлечено три лица, — указал свидетель и добавил: нарушения на предприятии были выявлены в системе эвакуации и оповещения в случае пожара, но лично он в той проверке участия не принимал.

Последней в этот день показания, также по видеосвязи, давала Ирина Ярцева, бывший заместитель мэра Томска и начальник департамента финансов городской администрации.

Первое, что она сочла нужным сообщить суду: с 1998 года бюджет города являлся дефицитным, но к 2017 году дефицит был сведен к минимуму. И дала свою характеристику Кляйну:

— Иван Григорьевич очень ответственный человек, очень требовательный к себе, в первую очередь, и к другим… очень тактичный, внимательный, его рабочий день с восьми часов утра, он фактически приходил первым в администрацию и заканчивал работать уже после восьми часов вечера.

Адвокат Гривцов задал уточняющий вопрос, могла ли сумма в 180 тысяч рублей быть «значительной для бюджета города». Свидетель ответила: она сомневается в том, что сумма, составляющая примерно 0,0001% от доходной части бюджета города в 16,3 миллиарда рублей, могла «существенно повлиять на чтобы то ни было», тем самым дав понять, что даже если при продаже земельного участка дочери Кляйна и были какие-то нарушения, то они явно не опустошили городскую казну.

На вопрос о том, оказывал ли мэр при ней какие-либо преференции «Томскому пиву», Ярцева также дала отрицательный ответ и вспомнила, как однажды Иван Григорьевич сказал, что при Галине Ивановне предприятие работает «лучше, чем при нем».

Последним сказанным на этом судебном заседании были ее слова о том, что если в 2013 году (на момент избрания Кляйна мэром города) официальный долг бюджета составлял 3,5 миллиарда рублей, и это помимо неофициальной кредиторской задолженности, то уже к 2018 году городской бюджет стал профицитным.

Мэр бочку не катил!

Еще одним свидетелем, вызванным стороной обвинения в 36-й судебный день, стала Валентина Денисович, глава Кировского района города. Она пояснила, что трудится в своей должности с 2001 года, с Иваном Кляйном знакома давно, еще с его депутатских времен, но общаться они стали, когда тот стал мэром. Их отношения никогда не выходили за рамки «начальник — подчиненный».

— Как часто мэр Кляйн обращался к вам с вопросами, связанными с деятельностью «Томского пива»? — прямо спросил прокурор.

— Что-то я не припомню таких фактов, — сказала Денисович.

Гособвинение зашло с другой стороны. Прокурор поинтересовался, как часто квасные бочки и иные стандартные объекты семейного предприятия Кляйнов размещались на территории вверенного Денисович района. Она, не задумываясь, ответила, что свои объекты там размещали несколько предприятий и «Томское пиво» шло, что называется, на общих основаниях.

В разговор вступил адвокат Гривцов:

— А известны ли вам какие-либо факты того, что Кляйн управлял «Томским пивом» во время своей работы мэром? Имеется в виду предоставление своему предприятию каких-то льгот, преимуществ, помощи…

— Нет, — категорично ответила Денисович.

— Подобную требовательность к срокам выполнения работ Кляйн проявлял всегда или это был какой-то уникальный случай? — поинтересовался защитник.

— Он вообще очень требовательный, — решительно заявила свидетель. — Это человек, который любит дисциплину, ставит задачу и требует ее исполнения. Но очень отзывчивый по-человечески.

Пару вопросов свидетелю задал сам Кляйн.

— Я вам лично давал какие-либо поручения или указания, касающиеся льгот или преимуществ для «Томского пива»?

— Нет.

— Жаловались ли вы в 2017 году заместителю губернатора Паршуто на то, что мэр, мол, негодует, что «Томскому пиву» не дают места для квасных бочек?

— Я не помню такого.

P. S. Адвокат мэра: «Голов нам так и не забили»

Итоги последних заседаний специально для L.R подвел адвокат Андрей Гривцов.

— Процесс идет своим чередом, мы неуклонно идем к стадии выступлений в прениях. Важно, что голов нам, если говорить спортивным языком, пока не забили! — констатирует защитник. — Более того, мне даже кажется — если уж использовать подобную терминологию, — что свидетели обвинения играют больше на стороне защиты. Приводимые ими доказательства скорее оправдывают подсудимого, нежели наоборот. Особенно в этом отношении показательны ответы на вопросы Дмитрия Хлопцова. Посудите сами, независимый эксперт, приглашенный стороной обвинения, маститый профессор, эксперт Российского общества оценщиков, по сути дела, опровергает один из ключевых пунктов обвинения. Тот, где говорится: в результате якобы незаконных действий Кляйна город недополучил 180 тысяч рублей. После выступления Хлопцова можно говорить скорее о том, что благодаря мэру город «переполучил» деньги в бюджет.

— Лично я очень удовлетворен всеми этими показаниями, — добавляет Андрей Гривцов. — Ведь ни один из свидетелей не сказал ничего о пресловутых преференциях, будто бы оказываемых Кляйном ОАО «Томское пиво». Все говорят только о том, что Ивана Григорьевича на заводе даже не видели после того, как он стал мэром. Да и как о градоначальнике о нем никто плохого слова не сказал. Для меня как для адвоката это, кстати, серьезный показатель. Я давно участвую в уголовных процессах и всегда говорю, что уголовное дело против начальника — своего рода лакмусовая бумажка для проверки отношения к нему подчиненных. А здесь… Ну, просто посмотрите сами и послушайте!

И в самом деле, у тех, кто присутствует на процессе, невольно возникает однозначное впечатление: практически все слова, сказанные свидетелями обвинения в сторону Ивана Кляйна, по иронии судьбы куда больше подошли бы свидетелям со стороны защиты.

Комментарии

0