Зеленый змий и безграничная любвеобильность. Рассекречены главные судейские пороки

Новости11.08.2021
11.08.2021  3438
В. Кремлев/Legal.Report

За что в периоды «раннего и среднего СССР» судей отправляли в отставку? Какие юридические перлы выходили у них из-под пера? Где именно заинтересованный гражданин мог тогда запросто познакомиться с членом ВС, чтобы затем попросить об «услуге»? Опираясь на уникальные архивные материалы и давние публикации, Legal.Report предпринял попытку оценить как степень распространенности, так и специфику нарушений законодательства служителями Фемиды всех уровней на протяжении существования молодого советского государства.

«Пьяная ездила верхом на нарсудье…»

Уже вскоре после установления социалистического строя в стране в полной мере проявилось то, что тогдашние ответственные лица сурово окрестили «разложением аппарата». Причем главной причиной этого прямо называлось поголовное пристрастие судей к спиртному. Предлагалось массово менять кадры, но… выбора не было.

Глава Владимирского губернского суда Кефалиди (один из единичных принципиально непьющих работников такого уровня), сетуя на «деклассированность» большинства коллег, в 1928 году писал в ЦК на имя В. Молотова так: «имеет место… в органах юстиции протекционизм, дружество и, если грубо можно выразиться, собутыльничество». И еще: «стоит только председателю суда и прокурору взяться за выпивку — не надо даже систематического пьянства, как сейчас около него сгруппируются члены суда, пом. прокурора, несколько партийцев других организаций, и к ним сейчас же примкнет пара членов коллегии защитников… Защита окружена нэпманской и антисоветской публикой, подготовит несколько проституток, а там вам — и розовый букет со всеми прелестями гнойника».

Пытаясь хоть как-то исправить драматическую ситуацию, ОГПУ взялось за зачистку судейских рядов, параллельно докладывая в ЦК о выявленных злоупотреблениях. Вот типичные отчеты тех лет:

«Гомельская губ. В с. Красная Гора Клинцовского у. приехал из Клинцов судебный исполнитель Гарист взыскать по суду с гр-на Шевцова, компаньона частного кожевенного завода, некоторую сумму денег. Гарист взыскания не произвел и вечером пьянствовал в доме Шевцова». Заслуживает внимания и такое: «Амурская губ. В с. Ново-Воскресеновка Амурско-Зейского района нарсудья 1-го участка Ершов пьянствовал у спекулянтки и контрабандистки Карчемкиной. После попойки Карчемкина пьяная ездила верхом на нарсудье, об этом стало известно всей деревне».

Даже во времена, когда основными достоинствами работника суда считались верность курсу и политическая бдительность, с явными перегибами — прежде всего, коррупционными — власти мириться не желали. И действовали решительно. «Майкопский округ. За 9 месяцев сменено 10 народных следователей, из которых предано суду: 4 — уголовному, 4 — дисциплинарному, 2 сняты как несоответствующие своему назначению. Калужская губ. За период январь-февраль 1926 года привлечено к ответственности по различным статьям 13 работников нарсуда. Кроме того, за тот же период отстранено от должности 13 человек».

Пять из десяти служителей Фемиды — без юридического образования…

Риторика же процессов над крепко проштрафившимися судьями тех лет ярка и показательна. Та, державший речь в ходе одного из громких судов 1924 года обвинитель, прокурор Верховного суда Андрей Вышинский, тоже живописал «попойки и кутежи» и громил преданных суду «маленьких, грязненьких, развратных обывателей», погрязших во взяточничестве. Кстати, тогда из 42 (!) обвиняемых 17 были приговорены к расстрелу, а 8 получили по десять лет заключения.

За «грязненьких» судей, повсеместно отпускавших на волю платежеспособных преступников, взялись всерьез. В 1934 году по РСФСР было снято с должности 12% народных судей, а по отдельным регионам и того больше. К примеру, в Куйбышевском крае в течение года из 117 нарсудей лишились места 27 — почти четверть. Причем 14 отданы под суд.

Удивительного, впрочем, мало, ведь по статистике в тот период 48% судей по России не имело «никакой правовой подготовки», при этом более чем у 41% отсутствовал «практический стаж судейской работы». До 60% вынесенных ими и обжалованных приговоров отменялось вышестоящими судами.

Судить об уровне первой инстанции можно по текстам выносимых решений. Вот одно из них. Лунинский нарсуд Куйбышевского края по делу об алиментах оформил такое (дословно): «Принимая во внимание, что Вахтина, имея 40 лет, незамужняя и крайне непригодной личности для полового сношения с тов. Цаплиным… Вахтиной и Цаплину в признании отцовства отказать».

Будни главы Мосгорсуда: алкоголь, сожительство с членом ВС и… оргии подчиненных с подсудимыми

Не лучше дело обстояло и в столице, говорит нам доклад прокурора СССР Григория Сафонова, подготовленный в 1948 году: «вскрыты многочисленные факты взяточничества, злоупотреблений, сращивания с преступными элементами и вынесения неправосудных приговоров и решений в судебных органах Москвы… арестовано 111 человек, в том числе: судебных работников — 28, адвокатов — 8, юрисконсультов — 5 и прочих — 70». Взят под стражу был и экс-председатель Мосгорсуда Васнев.

Из доклада следует, что последний обзавелся сожительницей — членом того же суда Чурсиной, которая позже перешла в Верховный суда СССР, и составил с ней преступный тандем, поставив на поток вынесение за мзду «явно неправосудных определений и приговоров, по которым… расхитители социалистической собственности и спекулянты, полностью или частично освобождались от наказания».

Известно дело бывшего коммерческого директора «Мосвинводторга» Николаева, освобожденного за взятку, причем «весь состав судей, вынесших незаконное определение о его освобождении, в лице Чурсиной, Гуторкиной, Праушкиной, а также секретаря Фесенко в тот же день пошли в гости к Николаеву, на квартире которого была организована пьянка».

Еще яркий эпизод из практики Мосгорсуда: «спекулянты Симонишвили и Антоневич за взятку были освобождены с помощью Гуторкиной от наказания… После освобождения за счет этих преступников была устроена пьянка, во время которой судья Гуторкина вступила в половую связь с подсудимым Симонишвили».

Стоит добавить, что Васнев и Чурсина были осуждены на 10 лет лишения свободы каждый.

Судить по-семейному. Верховный суд отдал торговлю «услугами» на откуп секретарям

Неприглядную картину, увы, выявили проверки и в Верховных судах (РСФСР и СССР) послевоенного образца. Ревизоры непрерывно писали о «позорных фактах злоупотреблений служебным положением некоторыми членами Верховного суда СССР, которые за взятки снижали меры наказания и освобождали преступников».

В преступную деятельность были втянуты и технические работники Верховных судов, которые, в частности, «предоставляли свои квартиры для встреч судей… с преступным элементом и пьянок». Однако были у аппаратчиков прегрешения и куда серьезнее: «секретари повально, договорившись с родственниками осужденных, неоднократно обращались к руководящим работникам Верхсуда с „просьбами“ об истребовании в Верховный суд РСФСР дел для пересмотра судебных приговоров под тем предлогом, что эти осужденные являются якобы их родственниками, знакомыми». Итог — необоснованные смягчения приговоров, «особенно по делам об измене Родине и хищениях». А в ВС СССР только за 1947 год было незаконно истребовано и пересмотрено 2925 дел.

Вообще в высших судах царила тогда довольно специфическая атмосфера. Арестованный за систематическое взяточничество бывший старший консультант ВС РСФСР Попов сообщил: «я бы сказал, семейственная обстановка… Никто из руководящих работников Верхсуда не останавливал сотрудников, которые приходили к ним с разными просьбами по судебным делам за родственников, за знакомых и т. д.». Характерно, что любой интересант мог познакомиться с судьей Верховного суда в подсказанных аппаратными работниками местах — например, в определенных «хороших» магазинах, на рыбалке и на пресловутых многолюдных кутежах.

Отметим: после скандального разбирательства множество судей ВС СССР во главе с его председателем Иваном Голяковым были освобождены от своих постов.

По мнению авторитетных аналитиков, «рецептом № 1» эффективной борьбы со злоупотреблениями в рядах судей — и он по сути не отличается от того, который предлагал в 1928 году тот самый непьющий владимирский служитель Фемиды Кефалиди — должно было бы стать безусловное снятие с должностей всех без исключения руководителей судов, имевших какой-либо коррупционный опыт. Однако в силу ряда неких причин за все годы существования СССР к нему так и не прибегли, ограничиваясь «точечными» мерами…

Комментарии

0