Александр Меликов: Шанс на получение минимального срока упущен из-за адвоката Пашаева

Мнения08.09.2020
08.09.20205397

Александр Меликов. Фото: из личного архива

Автор — Александр Меликов. Судья в отставке, специализировался на уголовных делах по дорожно-транспортным происшествиям. В настоящее время один из самых авторитетных юристов по представлению интересов по делам, связанным с ДТП и страховыми выплатами.

Главное адвокатское шоу лета 2020 года закончилось. 8 сентября Пресненский районный суд Москвы постановил приговор по делу Михаила Ефремова, который мог быть совсем другим. Но Эльман Пашаев и Александр Добровинский, совершенно забыв об интересах своих доверителей — подсудимого и потерпевших, сделали из трагедии фарс. И вот результат.

Давайте сначала вспомним, чего можно было ожидать, исходя из требований закона, сложившейся судебной практики и конкретных обстоятельств уголовного дела. Приговор, безусловно, обвинительный. Шутки в сторону, показания «свидетелей» защиты суд, конечно, оценит. Хорошо, если для некоторых из них это не закончится возбуждением уголовного дела за дачу ложных показаний.

Напомню, что преступление, квалифицированное по ч. 4 ст. 264 УК РФ, в совершении которого обвиняется Ефремов, предусматривает наказание от 5 до 12 лет лишения свободы, с лишением права управления транспортными средствами на срок до 3 лет. Обвинение, запросив 11 лет и при этом сославшись на смягчающие наказание обстоятельства, явно перегнуло.

Так, у Ефремова есть п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ (добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления). Тот факт, что большинство потерпевших от его помощи отказались, значения не имеет. При наличии такого смягчающего обстоятельства наказание не может быть более двух третей максимального срока. То есть 8 лет (ч. 1 ст. 62 УК РФ).

Сюда можно было добавить другие смягчающие обстоятельства, плюс запоздалое, но все же признание вины — и получим минус еще как минимум год. То есть 7 лет лишения свободы. Шанс на получение минимального срока или применение ст. 64 УК РФ (назначение наказания ниже низшего предела) с «помощью» адвоката Пашаева упущен.

Отбывание наказания лицам, осужденным за неосторожные преступления, как правило, назначается в колониях-поселениях (п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ). Наказание в исправительной колонии общего режима, которое назначено в данном случае, нужно будет серьезно обосновать, и, на мой взгляд, у суда таких оснований не было. Полагаю также, что обвинение существенно занизило сумму возмещения морального вреда потерпевшему (сыну Захарова). В сложившейся судебной практике моральный вред за смерть потерпевшего возмещается, как правило, в размере 1–2 млн рублей.

В результате «мой» приговор был бы: 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права управлять транспортными средствами сроком на 3 года. Взыскать в пользу одного потерпевшего 1,5 млн рублей, в пользу остальных — по 1 рублю. Меру пресечения оставить прежней — домашний арест до вступления приговора в законную силу. Такой сбалансированный приговор сложно будет обжаловать любой из сторон.

Пресненский районный суд постановил следующее: 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, с лишением права управлять транспортными средствами сроком на 3 года. Взыскать в пользу одного потерпевшего 800 тыс. рублей. Ефремов взят под стражу в зале суда.

Дальше нас ждет апелляция недовольных приговором сторон, которая, возможно, снизит или поднимет наказание на 1 год. Приговор вступит в законную силу. Возможно, будут еще кассационная и надзорная инстанции, но они, как правило, все оставляют в силе. Через 3,5–4 года можно будет подавать первое ходатайство об условно-досрочном освобождении.

Но выйдет на свободу уже другой Ефремов. А ведь все могло сложиться иначе.