Деньги из воздуха и другие чудеса экономики от «Ростеха»

Мнения03.09.2020
03.09.20204455

Сергей Чемезов. Фото: rostec.ru

Что известно о главе госкорпорации «Ростех» Сергее Чемезове? Могущественный лоббист, для которого нет ничего невозможного, обладатель эксклюзивной квартиры с видом на Кремль, бывший сослуживец Путина. Сфера его интересов широка: от производства вооружения до очистки воздуха в такси и утилизации отходов. И все же, несмотря на репутацию и связи Чемезова, «Ростех» отнюдь не является «неприкасаемым». Деятельность компании постоянно попадает в поле зрения Генпрокуратуры и ФСБ. А недавно, например, глава Совета Федерации Валентина Матвиенко выразила удивление: зачем госкорпорация, влив в виде кредитов 4,4 млрд рублей в почти обанкротившуюся частную промышленную группу «Стан», стала ее совладельцем?

Клан Чемезова

Сергей Чемезов — очень богатый человек. Если изучить его официальную декларацию, размещенную на сайте госкорпорации, то только в 2019 году он заработал 403 млн рублей. Доход супруги Екатерины Игнатовой в 3,5 раза больше — 1,5 млрд рублей. Она занимает 22-е место в рейтинге «25 богатейших женщин России 2019», по данным Forbes, ее состояние оценивается в $180 млн. Семья владеет огромным количеством квартир, домов, земельных участков, коллекцией ретроавтомобилей. Среди всей этой роскоши есть знаменитая квартира в здании гостиницы «Москва» на Охотном Ряду с видом на Кремль. Ее стоимость оппозиционер Алексей Навальный в своем расследовании оценил в 5 млрд рублей, а сам Чемезов позднее говорил, что она намного меньше. Но как бы то ни было, это не меняет общей картины.

Издание «Проект» рассказывало и о других богатствах семьи. Так, по данным издания, 74-летняя теща Чемезова Людмила Рукавишникова владеет 8 гектарами земли стоимостью около 3 млрд рублей в деревне Раздоры, одном из самых дорогих мест на Рублево-Успенском шоссе. Неподалеку есть недвижимость и у первой жены Чемезова Любови, а также у сына Александра.

По утверждению Meduza, падчерица Чемезова Анастасия Игнатова в 2017 году приобрела в Испании под Барселоной особняк и землю. До этого недвижимость была записана на компанию из Лихтенштейна Societe Immobiliere Elsamex. «Кто стоит за этой фирмой, выяснить сложно; для владельца были выписаны акции на предъявителя, гарантирующие почти полную анонимность, — сообщает портал. — Но интересы Elsamex в сделке по недвижимости представляла сестра руководителя одной из «дочек» «Ростеха».

Meduza также напоминает, что Сергей Чемезов — старый знакомый Владимира Путина. В 1980-х годах они работали в Дрездене по линии первого главного управления КГБ (разведки). Жили в одном доме, дружили семьями. В 1996-м Чемезов возглавил отдел внешнеэкономических связей управделами российского президента. Путин в то время был заместителем управделами.

Вместе с карьерным ростом Путина возвышался и Чемезов. В конце концов он дорос до главы госкорпорации «Ростех», созданной в конце 2007 года для содействия в разработке, производстве и экспорте продукции военного назначения. В ее составе более 700 организаций. При этом оборонкой «Ростех» не ограничивается: корпорация позиционирует себя как компания, специализирующаяся на фармацевтике, телекоммуникациях, утилизации отходов. Сергей Чемезов за годы работы стал полным кавалером ордена «За заслуги перед Отечеством». По данным «Ведомостей», Путин тайно присвоил ему звание Героя России.

Чемпион по лоббизму

Чемезов, как никто другой, умеет лоббировать корпоративные интересы в борьбе за госзаказы, а подчас и делает деньги буквально из воздуха. Это не фигура речи. Так, глава «Ростеха» предложил Путину назначить госкорпорацию «единственным исполнителем по внедрению и эксплуатации» федеральной государственной информационной системы качества атмосферного воздуха в целях реализации проекта «Чистый воздух». Модернизировать систему планируется за счет бюджетных средств. Цена вопроса — 5–10 млрд рублей.

Или, например, в прошлом году Чемезов на встрече с президентом высказался за обязательную маркировку питьевой воды, как это сейчас делается с обувью, шубами, фармацевтической продукцией и т. д. При этом оператором Единой национальной системы цифровой маркировки и прослеживаемости товаров «Честный ЗНАК» выступает Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ). Это совместный проект ГК «Ростех» с USM Holdings и «Элвис-Плюс групп». Многие производители предупреждали о возможных негативных последствиях внедрения маркировки. По их словам, обновление оборудования под нужды системы разорит малые предприятия и отразится на конечных потребителях: именно на них производители будут вынуждены переложить бремя этих расходов.

Вот другой пример. В начале года замгендиректора «Ростеха» Максим Выборных направил в Минпромторг письмо, в котором предложил назначить «дочку» госкорпорации «Росхимзащиту» единым федеральным оператором по утилизации медицинских отходов, масок и оборудования. Во время пандемии в стране резко увеличился объем медицинских отходов. Рынок оценивается в 6 млрд рублей и постоянно растет.

Резко против этого выступил министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин. Доля организаций малого предпринимательства в этом бизнесе достигает 82,5%, и создание нового монополиста очевидно может повлечь для них негативные экономические последствия.

Но апофеозом «пробивных» способностей главы «Ростеха», пожалуй, стало следующее. Минувшей весной Чемезов попросил премьера Михаила Мишустина разрешить покупать продукцию у ОПК без торгов с использованием механизма единственного поставщика на срок до двух лет. Мало сомнений в том, что решение будет принято, а также и в том, что в убытке опять окажутся небольшие поставщики.

И это только то, что произошло за последнее время. За 13 лет существования «Ростеха» примеров подобного лоббизма было значительно больше.

Дел много

Ну бог с ней, с конкуренцией. Может быть, в самом «Ростехе» идеальный порядок и миллиарды госсредств на новейшее вооружение расходуются эффективно? Мягко говоря, не всегда. По данным Генпрокуратуры, структуры «Ростеха» вместе с «Роскосмосом» — лидеры по хищениям, объем которых только в 2018 году составил 1,6 млрд рублей.

Уголовные дела, скандалы вокруг «Ростеха» возникают постоянно. В августе против бывшего гендиректора корпорации «ВСМПО-Ависма» («Ростех» владеет 25% акций) Михаила Воеводина возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество». Экс-глава дочерней компании «Ростеха» ООО «РТ-Капитал» Сергей Иванов, занимавшийся непрофильными активами, объявлен в розыск по обвинению в хищении почти 200 млн рублей госкорпорации.

УФСБ по Челябинской области возбудило дело о хищении 300 млн рублей в ростеховском АО «Специальное конструкторское бюро «Турбина».

В Пензе завершено уголовное дело против главного инженера ПАО «Электроприбор» (входит в «Ростех») и бизнесмена-депутата Алексея Полянского, не достроившего по контракту оборонный завод «Ростеха».

Не так давно в Смоленске за воровство осужден Владимир Емельяненков, генеральный директор ОАО «НИИ машиностроения» — некогда смоленской дочерней компании госкорпорации «Ростех».

Есть и другие, не столь громкие случаи.

«Стан»

В настоящее время ФСБ России занимается выяснением обстоятельств создания гигантского «мыльного пузыря». Объектом интереса спецслужбы стал крупнейший российский производитель станкостроительного оборудования — группа «Стан», находившаяся до последнего времени целиком в собственности частных лиц. Уже установлены многочисленные нарушения при получении компанией бюджетных и кредитных средств из Фонда развития промышленности на 2 млрд и ростеховского «Новикомбанка» на 4,4 млрд рублей.

Бизнес-схема «Стана» по привлечению государственных и кредитных средств выглядела следующим образом. После приобретения промышленных активов, будь то Ивановский станкостроительный завод, «Станкотех» в Коломне или столичная компания «Шлифовальные станки», группа делала их «независимую» переоценку. Имущество на бумаге становилось дороже во много раз и под него привлекались займы.

Но это полбеды. Вливание огромных средств под производство новых станков привело к ухудшению финансово-экономического состояния группы. По большинству контрактов ситуация оказалась абсурдной — предоставление денег привело не к росту их выполнения, а к его снижению: на 01.11.2019 — 55%; на 27.12.2019 — 71%; на 29.01.2020 — 25%. Реальные производственные показатели «Стана» в период 2016–2019 годов, касающиеся поставки готовых станков, выглядят так: 102, 135, 57, 16 единиц. Динамика удручающая.

Заказчики стали заложниками станкостроительной политики группы «Стан». Особенно те, которые заключили соглашения в рамках реализации своих госпрограмм и финансировали исполнение контрактов из средств ФЦП.

Теперь по огромным долгам приходится отвечать государству. Однако интересно, зачем все-таки «Ростех» выкупил права требования дочернего банка корпорации — «Новикомбанка» к «Стану» на сумму 4,4 млрд рублей, приобретя, таким образом, 33,4% долей группы. Зачем госкорпорации прощать долги, а взамен получить даже не контрольный пакет? Зачем спасать частный обанкротившийся холдинг?

Этот шаг в «Ростехе» объясняют необходимостью «сохранения ключевого производителя станков и оборудования в интересах стратегических предприятий РФ».

Впрочем, «Независимая газета» со ссылкой на отраслевую статистику предлагает делить надвое утверждения о доминирующих позициях «Стана». «Заявления о высоких показателях деятельности, долях рынка… от руководства и бенефициаров группы «Стан» выглядят как борьба за «монополию на импортозамещение» (читай — получение господдержки)… При этом упор делается на незаменимость, а также применяется известная концепция «too big tо fail» — «слишком большая (компания), чтобы рухнуть», — отмечает «НГ». Вынужденное огосударствление «серьезного частного игрока» происходит, поскольку «Стан» оказался не в состоянии «обеспечить возврат кредитов и займов, завершить исполнение проавансированных заказчиками на миллиарды рублей контрактов или вернуть эти авансы».

На эту историю обратила внимание не только ФСБ, но и руководитель Совета Федерации Валентина Матвиенко, указавшая на «несистемную работу Минпромторга» в сфере современного станкостроения. В ходе недавнего «Правительственного часа» она поинтересовалась у министра промышленности и торговли Дениса Мантурова о ситуации вокруг группы «Стан». Не услышав ничего вразумительного, пообещала подготовить ответ от Совета Федерации.

Наверное, если бы речь шла о какой-то другой отрасли, то можно было бы подождать, когда правоохранители разберутся с каждым конкретным случаем. Но станкостроение — дело наиважнейшее. В том числе из-за международных санкций возможности страны ограничены и без современных станков развивать промышленность никак нельзя.

Кстати, разговоры об отставке Сергея Чемезова появляются периодически. Примерно раз в два года. Последний раз — осенью 2019 года. Издание Znak со ссылкой на свои источники сообщило, что Денис Мантуров может уйти с поста министра и возглавить госкорпорацию «Ростех». Но это пока так и осталось слухами.