$ 66.43

€ 75.39

Алексей Улюкаев приговорен к 8 годам колонии

Новости15.12.2017
15.12.20172279
Замоскворецкий суд Москвы 15 декабря приговорил Алексея Улюкаева к 8 годам колонии строгого режима и штрафу более 130 млн руб. за получение $2 млн от главы "Роснефти" Игоря Сечина. Он взят под стражу в зале суда. Бывший министр экономического развития РФ признан виновным по ч. 6 ст. 290 УК (получение взятки в особо крупном размере).

Гособвинение просило для экс-министра 10 лет колонии строгого режима и штраф в 500 млн руб. Кроме того, предлагалось лишить Улюкаева классного чина действительного государственного советника РФ, звания «Заслуженный экономист РФ», орденов «За заслуги перед Отечеством» III и IV степени, Ордена Почета. Прокуратура также требовала запретить бывшему министру занимать должности в органах госвласти на 10 лет. 

Как следует из материалов дела, 15 октября 2016 года Улюкаев вымогал у Сечина $2 млн в индийском штате Гоа на саммите стран – членов БРИКС. Глава Минэкономразвития подошел к Сечину, когда тот в холле отеля играл в бильярд с президентом банка ВТБ Андреем Костиным, и во время короткого разговора конкретизировал сумму взятки, приложив два пальца V-образным жестом к лацкану пиджака. Деньги Улюкаев требовал «в качестве благодарности» за ранее сделанное МЭР положительное заключение по приватизации 50-процентного госпакета акций "Башнефти" компанией "Роснефть". Министр также угрожал в случае отказа препятствовать законной деятельности "Роснефти" путем "дачи отрицательных заключений по иным сделкам".

Сечин в письменных показаниях заявил, что "реально воспринял угрозу". После возвращения в Москву вместе с ближайшим соратником и главой службы безопасности компании Олегом Феоктистовым он написал заявление в ФСБ России. 31 октября сотрудники управления «К» (контрразведывательное обеспечение кредитно-финансовой системы) Службы экономической безопасности ФСБ начали подготовку к оперативному эксперименту. 1 ноября в одном из кабинетов на Лубянке $2 млн (их предоставил по просьбе Феоктистова некий частный инвестор) расфасовали в полимерные пакеты и упаковали в коричневую объемную сумку, предварительно переписав номера купюр. Поверхности всех предметов, включая ручки сумки, замок и плетеный брелок с ключом, обработали спецсоставом "Тушь-7". После чекисты стали ждать возвращения Улюкаева в Москву из служебной командировки.

Реализовать эксперимент удалось спустя две недели. Днем 14 ноября Улюкаев и Сечин созвонились по "кремлевской" спецсвязи и договорились о встрече в офисе "Роснефти" на Софийской набережной. Министр приехал в штаб-квартиру госкомпании в 17.00 на служебном BMW с личным водителем. На пороге крытой парковки важного гостя встречал глава "Роснефти", одетый в куртку-"аляску" со встроенным "жучком". Тут же на улице у них состоялся короткий дружеский разговор, после чего Улюкаев забрал стоявшую у елки в снегу сумку, донес до машины и погрузил в багажник. Оба затем поднялись в кабинет на втором этаже, где за чашкой чая бегло обсудили деятельность "Роснефти" на международном рынке. На прощание Сечин подарил корзинку с мясными деликатесами и тремя бутылками вина.

В 17.25 на выезде перед шлагбаумом машину министра блокировали оперативники ФСБ. В присутствии понятых произвели досмотр. Наличные лежали в сумке в 30 полимерных пакетах – всего 180 пачек по сто 100-долларовых купюр в каждой, еще 20 пачек оказались без упаковки. Специалисты сделали сухие смывы  с рук Улюкаева и шофера – их ладони и пальцы светились. Первоначальные следственные действия (составление протоколов, переписывание номеров купюр и т. п.) длились шесть часов. После формальных процедур уставшего министра и водителя отвезли на ночной допрос в здание СКР в Техническом переулке. 15 ноября в 4.30 утра Улюкаева официально задержали. В тот же день возбудили уголовное дело по ч. 6 ст. 290 УК. Вечером Басманный суд отправил министра под домашний арест, а президент Владимир Путин подписал указ об отставке чиновника в связи с утратой доверия. В обеспечение исполнения приговора на часть имущества экс-министра (12 земельных участков, два жилых дома, джип Range Rover, $1,3 млн и более 110 млн руб., золотые и серебряные монеты, наручные часы элитных швейцарских марок) наложили арест.

Процесс по делу Улюкаева стартовал в Замоскворецком суде Москвы в августе этого года. Судья Лариса Семенова провела более двух десятков заседаний. Представители гособвинения – сотрудники генпрокуратуры Павел Филипчук и Борис Непорожный – выборочно огласили материалы и допросили ряд свидетелей, в том числе первого замминистра энергетики Алексея Текслера, главу Росимущества Дмитрия Пристанскова и вице-президента, руководителя службы безопасности «Роснефти» генерала ФСБ Олега Феоктистова (его допрос судья "засекретила"). Также были обнародованы скрытые аудио- и видеозаписи встречи Сечина и Улюкаева в "Роснефти" и представлены выводы комплексной психолого-лингвистической экспертизы прослушек. Наконец, под занавес процесса прокуроры провели следственный эксперимент по взвешиванию сумки с $2 млн.

Ключевой свидетель обвинения Игорь Сечин, на явке которого настаивали адвокаты, на процесс так и не пришел – несмотря на четыре повестки подряд. В письме от имени законного представителя Сечин уведомил суд о плотном рабочем графике, "встроенном" в важные правительственные мероприятия, и об "усилении напряженности графика встреч и поездок" до конца года. Еще один важный свидетель – руководитель оперативного эксперимента младший лейтенант СЭБ ФСБ Андрей Калиниченко – судя по объяснениям руководства, накануне вызова в суд отправился в двухмесячную служебную командировку. Представители защиты также ходатайствовали о допросе вице-премьера Аркадия Дворковича, который участвовал в подготовке решений по приватизации "Башнефти", но получили отказ.

Улюкаев, с самого начала отрицавший вину, нанял четырех адвокатов – Тимофея Гриднева, Ларису Каштанову, Викторию Бурковскую и Дареджан Квеидзе. Защита отстаивала согласованную позицию: заявление Сечина в ФСБ о вымогательстве $2 млн – заведомо ложный донос, а оперативный эксперимент – провокация, организованная Сечиным и Феоктистовым при поддержке спецслужбы.

Выступая на суде, Улюкаев объяснил мотив провокации: якобы Сечин совместно с сотрудниками ФСБ совершил спецоперацию по устранению министра как потенциально возможного критика запланированной сделки по приватизации 19,5% акций "Роснефти". Улюкаев утверждал, что приватизация "Башнефти" была первым этапом плана по наполнению дефицитного федерального бюджета суммой почти в триллион рублей. Покупка "Башнефти" компанией "Роснефть", в частности, способствовала возникновению синергетического эффекта, позволяющего в дальнейшем продать акции "Роснефти" существенно дороже. Министр после ареста  с удивлением отметил, что цена отчуждения акций нефтяного гиганта неожиданно снизилась и бюджет потерял более 18 млрд руб. 

Улюкаев сообщил, что 14 ноября 2016 года приезжал на Софийскую набережную, чтобы обсудить ход выполнения поручения президента РФ о приватизации пакета акций "Роснефти". Забирая сумку, он думал, что там находится элитное вино, которое ему пообещал Сечин еще на саммите в Гоа – как дополнительный подарок к государственной награде за успешную реализацию первого этапа масштабной приватизационной сделки.

В последнем слове Улюкаев заявил, что 10 лет строгого режима считает для себя практически смертным приговором, и попросил судью не отнимать "у престарелых инвалидов-родителей их сына, единственную опору в старости, а у маленьких детей – отца, который должен поставить их на ноги и помочь идти по дальнейшему жизненному пути". Подсудимый попросил прощения у всех людей за то, что сделал "прискорбно мало" на их благо, а у родных и близких – за доставленную тревогу и боль.